Помост

Вопросы веры

Связь археологии с другими науками

Археология -наука, изучающая по вещественным источникам историческое прошлое человечества. Вещественные источники — это орудия производства и созданные с их помощью материальные блага: постройки, оружие, украшения, посуда, произведения искусства — всё, что является результатом трудовой деятельности человека. Вещественные источники, в отличие от письменных, не содержат прямого рассказа об исторических событиях, и основанные на них исторические выводы являются результатом научной реконструкции. Значительное своеобразие вещественных источников вызвало необходимость изучения их специалистами-археологами, которые производят раскопки археологических памятников, исследуют и публикуют находки и результаты раскопок и восстанавливают по этим данным историческое прошлое человечества. Особое значение имеет Археология для изучения эпох, когда не существовало ещё письменности вообще, или истории тех народов, у которых письменности не было и в позднее историческое время. Археология необычайно расширила пространственный и временной горизонт истории. Письменность существует около 5000 лет, и весь предшествующий период истории человечества (равный, по новейшим данным, почти 2 млн. лет) стал известен только благодаря развитию Археология Да и письменные источники за первые 2 тысячи лет их существования (египетские иероглифы, линейное греческое письмо, вавилонская клинопись) были открыты для науки археологами. Археология имеет значение и для эпох, когда существовала письменность, для изучения древней и средневековой истории, т.к. сведения, почерпнутые из исследования вещественных источников, существенно дополняют данные письменных источников.

Археология тесно связана с естественными науками не только в использовании их методов, но и в привлечении их выводов для истолкования археологических данных, и сама, со своей стороны, представляет естественным наукам ценные материалы. Однако ещё теснее связи археологии с общественными науками, один из разделов которых она представляет: с историей, этнографией, историей искусства, социологией, а также с т. н. вспомогательными историческими дисциплинами: эпиграфикой — наукой о надписях на камне, металле, глине и дереве, нумизматикой — наукой о монетах, сфрагистикой — наукой о печатях, геральдикой — наукой о гербах. Археология, являясь единой по своим методам исследований наукой, достигла высокой степени специализации. Ещё в 19 в. раздельно существовали 4 отрасли Археология: классическая Археология, изучающая письменный период истории Др. Греции и Рима, восточная Археология, средневековая Археология и первобытная Археология Отдельные специалисты изучают эпохи палеолита, мезолита, неолита, бронзового века, раннего железного века. Есть и другие системы специализации: по этническим признакам и по отдельным странам.

Археологическая периодизация и хронология.

Стр 1 из 20

Тема 1

АРХЕОЛОГИЯ КАК НАУКА

Археология – это историческая наука, изучающая прошлое человечества в основном по вещественным источникам. Это остатки предметов и сооружений сделанных руками людей. Такие источники называются «артефактами», что в буквальном переводе означает искусственно сделанный. Основная их масса добывается из-под земли, но приходится иметь дело и с памятниками, сохранившимися на поверхности: петроглифы, каменные изваяния, стелы, надписи.

Археология и история неотделимы. Их отличают только источники и методы их исследования. Для регионов, лежащих вне ареала древних цивилизаций, где уже около 4500 лет тому назад появляется письменность, археология является единственным поставщиком сведений о культурно-исторических процессах прошлого. Для столь древнего времени применимо понятие «реконструкция», а не «написание» истории. Реконструируемая история — восстановление быта людей через изучение вещей. В такой истории нет имени, названий народов, звучания языков. Однако есть разнообразные вещи и другие создания древних. Точно так же, как в наше время их создавали конкретные люди в конкретных обстоятельствах.

Виды археологических памятников:

Поселения (укреплённые и неукрепленные);

Могильники (курганные и грунтовые, не отмеченные на поверхности каким-либо сооружениями);

Остатки древних производственных сооружений (остатки ирригационных систем, горные выработки, металлургические площадки и др.);

Дольмены (сооружения из каменных плит в виде ящика). Менгиры (каменные стелы, иногда покрытые изображениями или письменами). Кромлехи (круговые ограды из крупных камней).

Наскальные изображения и письмена.

Древние архитектурные сооружения (пирамиды, мавзолеи, гробницы, склепы). Они изучаются комплексно как археологические и архитектурные памятники.

Памятники подводной археологии (затонувшие корабли, затопленные города и т.п.).

Археологическая периодизация и хронология.

В её основе лежит вещеведческий критерий – материал, из которого сделаны орудия труда, характеризующие эпоху и технология их изготовления. В основе исторических периодизаций лежат другие критерии: цивилизационно-хронологический (древний мир, средневековье, новое, новейшее время); социально-экономический, основанный на соотношении производственных сил и производственных отношений и характеризующийся борьбой антагонистических классов (первобытнообщинный строй, рабовладение, феодализм, капитализм, социализм и коммунизм).

Археологическая периодизация состоит из двух больших эпох: эпоха камня и эпоха металла.

Палеолит (ранний (2,6 млн. — 150-100 тыс. лет), средний (150-100 – 40 тыс. лет), верхний 40 – 12 тыс. лет до н.э.)

Мезолит (12 – 8-6 тыс. лет до н.э.)

Неолит (6 – 4-3 тыс. лет до н.э.)

Энеолит (4 – 3 тыс. до н.э.)

Эпоха бронзы (3 – нач. 1 тыс. до н.э.)

Ранний железный век (7-6 вв.до н.э. – первые века н.э.)

Средневековье (первые века н.э. – 16 – 18 вв.).

Археологическая культура. АК – это одно из основных научных понятий в археологии. АК – это единство археологических памятников на сплошной и ограниченной территории, относящихся к определённому промежутку времени в несколько сотен лет, реже в несколько тысяч. Это единство выражается в близком сходстве орудий труда, оружия, утвари, украшений, построек, погребального обряда. Наиболее явно это проявляется в деталях вещей – орнамент, форма сосудов, технология изготовления вещей. Таким образом для объединения какого либо комплекса памятников и артефактов в археологическую культуру необходимо установить сходство по этим категориям.

История археологии

Еще сто пятьдесят лет назад люди имели весьма смутное представление о происхождении мира и возрасте человечества. В разных странах бытовали предания о сотворении мира, а появление человека приписывалось воле Божества. Однако никто не мог с уверенностью сказать, когда это произошло.

Первые предположения о возрасте человечества были выдвинуты лишь в 1859 г. В том же году Чарльз Дарвин опубликовал свой труд «Происхождение видов». Вместе с костями давно вымерших животных были найдены кремневые орудия, позволившие установить, что изготовившие их люди жили много тысячелетий назад.

Сделанные на протяжении последующего столетия открытия многое прояснили. Было установлено, что человек впервые появился в Африке, заселив большую часть земного шара еще в период древнего каменного века, задолго до X тысячелетия до н. э. В некоторых частях света были найдены следы первобытного земледелия, первых городов и письменности.

Однако точная датировка этих событий оказалась делом чрезвычайно трудным. Лишь в 50-х годах прошлого века развитие ядерной физики позволило использовать в археологии новые методы исследования. Анализ вулканической породы с помощью калиево-аргонового метода дал возможность установить, что первые гоминиды, изготавливавшие орудия, появились в Африке около 2 млн. лет тому назад. Современных людей они напоминали весьма отдаленно. Однако даже австралопитеки уже передвигались на двух ногах, обладали хватательной способностью, бинокулярным зрением и другими чертами, отличавшими их от многих других видов.

35 тысяч лет назад появились первые представители Homo sapiens. Рождение современного человечества определяется именно этой датой, установить которую позволил радиоуглеродный анализ. Этот метод также пришел из ядерной физики, он дает возможность в лабораторных условиях осуществлять датировку любого материала органического происхождения (останков животных и растений, содержащих углерод), возраст которого не превышает 40 тыс. лет.

Эти открытия коренным образом изменили наши представления о Европе доисторического периода. Оказалось, что многие древнейшие проявления человеческой деятельности отнюдь не связаны с районом восточного Средиземноморья, как думали раньше. Например, египетские пирамиды уже не считаются сегодня самыми древними каменными сооружениями. К более раннему периоду относятся некоторые каменные гробницы в Европе, а Стоунхендж в Англии и святилища на Мальте считаются теперь современниками пирамид, а не их «младшими родственниками», как думали прежде.

Радиоуглеродный метод датировки значительно расширил наши познания. Он впервые позволил составить точные хронологические таблицы для тех районов, где нет древних письменных источников. Теперь мы знаем, например, что предки современных аборигенов появились в Австралии уже 25 тыс. лет назад. Мы можем точно датировать события древней истории государств Американского континента. Установлено, что цивилизация майя в Мексике и в близлежащих странах относится к 2000 году до н. э. Перед нами начинает открываться картина железного века в Африке, мы по-иному оцениваем уникальность нигерийских глиняных и бронзовых скульптур, некоторые из которых относятся к 600 году до н. э.

Все эти примеры показывают, что сегодня мы можем судить о предыстории мира в целом, воспроизводить последовательность развития человека для каждого региона. С помощью новых методов датировки каждая страна получает точную хронологию своего доисторического периода.

Однако, хотя методы датировки и играют важнейшую роль в археологии, ее научный арсенал ими не исчерпывается. Другим направлением исследований служит лабораторный анализ обнаруженных предметов (например, каменных орудий или глиняной посуды), благодаря которому нередко удается определить первоначальный источник использованного для их изготовления материала. Это позволяет получать сведения о торговле и обмене товарами, об их использовании в данном районе.

Помогает археологии и изучение быта человека. Так, анализ отбросов, оставленных первобытными людьми, позволяет сегодня довольно точно представить, чем питались они, и как выглядело их натуральное хозяйство. Изучив, например, обугленные семена, найденные в отбросах, специалист может с точностью сказать, какие сельскохозяйственные культуры выращивали первобытные земледельцы. Изучение костей животных может дать сведения о том, на кого охотился древний человек, держал ли он домашних животных и в каком количестве и соотношении.

Про современную археологию говорят, что порой она занимается только тем, что изучает отбросы. В этом есть доля правды. Работа с этим более чем скромным материалом позволяет выстроить цельную картину развития экономики ранних обществ, которая может поведать нам о них гораздо больше, чем самые богатые украшения из золота и нефрита.

Однако не без основания можно сказать, что самые удивительные археологические открытия были сделаны не в лаборатории, не путем совершенствования методов датировки или изучения среды древнего человека. Скорее к ним привел пересмотр взглядов и философского подхода.

«Новая археология» возникла в 60-х годах прошлого века в результате неудовлетворенности положениями, лежащими в основе традиционной археологии, которая зачастую приходила к весьма упрощенным с исторической точки зрения выводам. Ее зачинателем стал Льюис Р. Бинфорд, профессор университета Нью-Мексико в Альбукерке. Он сумел показать — и в этом его главная заслуга, — что для понимания прошлого недостаточно выискивать в земле остатки былых цивилизаций и интерпретировать их на основе своей собственной интуиции.

И действительно, нашей задачей должно быть изучение культурного процесса, выявление путей и причин происходящих в культуре человечества изменений. Мы должны стремиться к объяснению всех различий, всего многообразия археологических ценностей. Назрела необходимость в разработке более совершенной теории и методологии интерпретации археологических находок.

Сторонники такой археологии стремятся понять механизмы перемен на основе обобщений. Иными словами, они идут тем же путем, что и исследователи, постигающие законы природы. Верность их теорий проверяется новыми археологическими данными.

Например, мы хотим понять, как возник тот или иной город, как появилась цивилизация в том или другом районе — будь то Древний Рим, Мохенджо-Даро в Пакистане или какой-либо другой объект. Для правильной разработки этого вопроса нам необходимо более широкое понимание процессов, ведущих к развитию и усложнению различных культур. И только после этого мы можем заняться изучением того, как в общую картину вписывается история Рима или Мохенджо-Даро, и выявлением характерных для них черт.

«Новая археология», в отличие от традиционной, отвергает точку зрения многих археологов, согласно которой археология неспособна рассказать об общественной организации или религиозной жизни прошлого. Наоборот, мы должны стремиться к разработке разумных доводов, дающих возможность интерпретировать имеющиеся у нас сведения об этих аспектах жизни общества, равно как и о питании людей прошлого, развитии техники и т. д.

Сторонники «новой археологии» уделяют большое внимание и вопросу о том, как формируются сами археологические сведения: как получилось, что раскапываемые нами исторические памятники и обнаруживаемые при раскопках предметы оказались именно в этом месте. Изучением этих вопросов занимается новая область — этноархеология. Представители этого направления ведут наблюдения за современными общинами, уклад жизни которых в определенных отношениях схож с укладом жизни древних поселений, составляющих предмет их исследования. Этноархеолог изучает, таким образом, пути формирования археологических данных в сегодняшнем обществе.

Одним из первых археологов, осуществивших такой эксперимент, был Льюис Бинфорд. Изучая жизнь охотников и собирателей мустьерской культуры (40 тыс. лет назад), он пришел к выводу, что оптимальным путем к пониманию археологических сведений об этих давно исчезнувших людях будет наблюдение за жизнью какой-либо современной общины охотников и собирателей. С этой целью он поселился в общине эскимосов-нунамиутов на Аляске. А поскольку охотник из него получился не самый лучший, он выполнял функции мясника. Это дало ему возможность увидеть на практике, как эскимосы избавляются от отбросов. Накопленные данные значительно помогли ему в изучении жизни древних охотников и собирателей.

Аналогичная методика может применяться и при изучении жизни городов. В Таксоне (штат Аризона) под руководством профессора Уильяма Рэтджи было проведено изучение мусора, выбрасываемого на свалку жителями разных районов города. Поскольку отбросы здесь не просто выбрасываются на улицу, а сваливаются в баки, участникам этой программы пришлось стать на время мусорщиками, опорожнять баки и доставлять их содержимое в лабораторию для изучения. Это может показаться неправдоподобным, но полученные результаты оказались весьма интересными.

Осуществление этой программы может служить наглядным свидетельством того, что методы работы археологов применимы к изучению материальной культуры всех регионов и времен, как древней, так и сегодняшней. Из современной археологии исчезли понятия «примитивной» и «развитой» культуры. Сегодняшние или вчерашние охотники и собиратели не менее интересны, чем городские жители: и те и другие — часть богатой и многообразной культуры человечества, хотя следует признать, что охотники и собиратели вносили свой вклад в ее развитие намного дольше, чем жители городов.

Важная роль современной археологии в сегодняшнем мире обусловливается еще одним обстоятельством. В основе многих концепций традиционной археологии лежало понятие «распространения» культуры, предполагавшее, что ее преимущественное развитие шло в одном-двух регионах мира, откуда она распространялась на «дикие» окраины. В последние годы ученые пришли к осознанию того, что такая точка зрения является по сути колониалистской, ограничивающей развитие мировой культуры несколькими важнейшими, привилегированными районами.

Сегодня мы приходим к убеждению, что для понимания происходящих в изучаемом районе изменений необходимо проникнуть в суть местных процессов. Нужно изучать изменения в социальной структуре, народонаселении, экономике и технике. В этом процессе, несомненно, играют свою роль связи с другими районами, а также заимствование новых идей, однако далеко не всегда они имеют определяющее значение.

Приведем один пример. В течение многих лет считалось, что руины Большого Зимбабве на территории страны, носящей сегодня название этого исторического памятника, являются следами деятельности умелых строителей, пришедших с севера, или же результатом контактов с арабскими торговцами.

Мысль о том, что этот памятник может быть творением рук местного населения, т. е. африканцев, безоговорочно отвергалась. Однако полученные в наши дни данные, в том числе и результаты радиоуглеродного анализа, говорят как раз в пользу последнего предположения. Достаточно изучить жизнь общества того времени, чтобы объяснить историю возникновения этого памятника, не прибегая к помощи гипотез о пришельцах из других районов мира. То же самое можно сказать и о Стоунхендже в Англии, который было принято считать результатом контактов с развитой средиземноморской культурой. Сегодня мы рассматриваем этот памятник с точки зрения местных реалий и для его объяснения не нуждаемся в гипотезах о средиземноморских колонистах.

Тем не менее, это не означает, что каждая страна должна рассматриваться в отрыве от остального мира. Речь идет лишь о нашем убеждении в необходимости изучения каждым государством своего прошлого с помощью археологии. Большинство стран гордится сегодня своим культурным наследием, для ознакомления с которым многие из них располагают прекрасными музеями, как, например, музеи в Мехико и Каире.

Одновременно растет осознание необходимости сохранять культурное наследие. ЮНЕСКО принимает участие в осуществлении ряда крупных программ, например по спасению руин Мохенджо-Даро в Пакистане; национальные проекты по охране исторических памятников осуществляются и в большинстве государств. Сегодня эти вопросы обрели международное значение.

Некогда археологические изыскания были уделом немногочисленных любителей и зачастую ограничивались крупными центрами промышленно развитых стран. Сегодня они привлекают огромное внимание многих людей в большинстве стран мира. Отчасти это объясняется тем, что археология предоставляет возможность каждому из нас более полно узнать историю своего народа. Однако замыкаться исключительно на своей собственной стране не следует, чтобы не впасть в шовинизм. Археология позволяет нам понять, что история наших стран — это частица исторического прошлого всего человечества.

Новые методы археологического исследования открывают перед нами перспективы более глубокого проникновения во все многообразие сегодняшней и прошлой культуры человека. Этому способствуют не только развитие науки и техники, но и энтузиазм и ответственность самих исследователей.

Колин Ренфрю.

P. S. Старинные летописи рассказывают: А еще было бы интересно представить, как археологи будущего когда-нибудь будут раскапывать останки нашего времени, и что они благодаря им, смогут о нас узнать. Может даже найдут какие-нибудь полезные чертежи или схемы, там например, освещения промышленных помещений (где-то такое как ) или еще чего-то в таком роде.

Дега (Дмитрий) Витальевич Деопик (род. 9 ноября 1932, Москва) — советский и российский учёный, востоковед доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории стран Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии ИСАА при МГУ и кафедрой всеобщей истории исторического факультета ПСТГУ. Читает курсы лекций по проблемам математических методов в исторических исследованиях, по истории Вьетнама и Камбоджи, Бирмы (древность, Средние века), Индонезии (Средние века, Новое время), истории Азии и Африки в Средние века и Новое время, общий курс лекций по истории стран Азии и Африки (Средние века), по археологии зарубежной Азии. На историческом факультете ПСТГУ читает курс истории мировых цивилизаций, курс истории стран Азии и Африки и библейскую археологию Один из создателей исторического факультета ПСТГУ. Преподаёт в Институте практического востоковедения.

Основные публикации: Некоторые вопросы древней истории Вьетнама в современной вьетнамской исторической науке // ВДИ. 1956. № 2. С. 83-89. К проблеме происхождения народов мунда // Советская этнография. 1957. № 1. (соавт.) Возникновение государства во Вьетнаме // Советское востоковедение. 1958. № 4. С. 157—171. Крестьянские восстания во Вьетнаме в I—II вв. н. э. // История и литература стран Востока. М., 1961. С. 157—171. Змейское поселение кобанской культуры // МАДИСО. Т.1. Орджоникидзе, 1961. Вьетнам. Исторический очерк (до 1885 г.). // СИЭ. Т. III. М., 1963. С. 918—932. Камбоджа // Новейшая история стран Азии и Африки. М., 1965. С. 227—230. Камбоджа. Исторический очерк // СИЭ. Т. VI. М., 1965. Вьетнам в раннее средневековье // История стран Азии и Африки в средние века. М., 1968. С. 56-61. Вьетнам в период развитых феодальных отношений // История стран Азии и Африки в средние века. М., 1968. С. 195—206. Вьетнам в позднее средневековье // История стран Азии и Африки в средние века. М., 1968. С. 396—399. Организация управления на окраинах китайской империи на примере вьетских земель крайнего Юга // Общество и гос-во в Китае. Доклады и тезисы. Вып. 1. М., 1970. С. 51-78. Количественные и машинные методы обработки исторической информации — Доклады XIII международного конгресса исторических наук. М., 1969, С. 181 – 199. Топонимия и язык (к проблеме выявления субстратных топонимических ареалов) — «Советская этнография», № 3, 1970, С.62–73. Сравнительная роль города и деревни в формировании кадров лауреатов традиционных конкурсов (на материале Вьетнама XVI—XVIII вв.). // Общество и гос-во в Китае. Доклады и тезисы. Вып. 1. М., 1971. С. 116—130. Рецензия на книгу: История Вьетнама. Т.I. Ханой, 1971 (Lich su Viet Nam. T.I. Ha Noi, 1971) Корпус имен рабов и представителей других лично зависимых в Камбодже V—VIII вв. (по данным эпиграфики) // Эпиграфика Восточной и Южной Азии. М., 1972. С. 114—200. Топонимические детерминативы куала и муара как источник по этнической истории малайцев — Этнография имен. М., 1972, С.223–233. Народная хронологическая традиция как исторический источник (по материалам средневековой Бирмы). — Математические методы в исторических исследованиях М., 1972, С.141–166. Элементы южной традиции в китайском мифе Третья научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы и доклады. Выпуск 1. М.,1972, С. 208 – 217. Из опыта составления карт по древней и средневековой истории стран Юго-Восточной Азии. — Вестник Московского университета, № 2, 1973, С. 33–44. Камбоджа. Исторический очерк // БСЭ. Т. II. М., 1973. (соавт.). Опыт систематизации конкретно-исторического материала, содержащегося в «Чуньцю» // Четвёртая научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы и доклады. Выпуск II. М., 1973. С. 219—221. Из опыта составления карт по древ ней и средневековой истории стран Юго-Восточной Азии // Вестник МГУ / востоковедение. № 2. 1973. Пути формирования высшего сословия во Вьетнаме (XVI—XVIII вв.) // Народы Азии Африки. 1974. № 4. С. 113—138. Гегемония и гегемоны по данным » Чуньцю» // Пятая научная конференция » Общество и государство в Китае «. Тезисы и доклады. М., 1974. Государство Ци в VIII – начале V вв. до н.э. (по данным “Чуньцю”) — Шестая научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы и доклады. Выпуск I. М., 1975, С.15–22. Эпиграфика и карта. — Карта, схема и число в этнической географии. М., 1975, С.3–16. История Кампучии. М., 1975. (соавт.). Сингапур XVIII века (К истории первого китайского города-государства в Юго-Восточной Азии) // Общество и государство в Китае № 7. М., 1976. С. 207—209 (соавт.). Эпиграфика и карта // Карта, схема и число в этнической географии. М., 1976. Некоторые тенденции в социальной политической истории Восточной Азии в VIII – V вв. до н.э». (на основе систематизации данных «Чуньцю») — Китай: традиции и современность. Сборник статей. М., 1976, С.83–128. Проблемы методики исследования эпиграфического комплекса применительно к задачам социально-экономического анализа (на материале бирманской эпиграфики) — «Вестн. Моск.ун-та». Востоковедение, 1977, № 2, С.30–41. Внутриполитическая история позднего Маджапахита и её связь с изменением структуры класса феодалов // Малайско-индонезийские исследования. М., 1977. С. 25-41. Опыт количественного анализа древней восточной летописи «Чуньцю» // Математические методы в историко-экономических в историко-культурныхисследованиях. М., 1977. Юго-Восточная Азия в мировой истории. М.,1977. Ч. 1. Центральная и южная части Восточной и Южной части Восточной Азии как культурные очаги во II – I тысячелетиях до н.э. «Ранняя этническая история народов Восточной Азии». М. 1977, С.265–277. Восточная Азия (отношения центра и периферии в Корее и Японии) // Первобытная периферия обществ до начала великих географических открытий. М., 1978. С. 121—127. (соавт.). О системе пространственных представлений древних китайцев (по данным «Шань хай цзин»). — Девятая научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы и доклады. Часть I. М., 1978, С.100–103. Всадническая культура в верхнем Янцзы и восточный вариант звериного стиля // Культура и искусство народов Среднй Азии в древности и средневековье. М., 1979. Типологическая характеристика Бронзового века Индокитая и соседних районов Доклады XIV Тихоокеанского научного конгресса. Комитет L. Хабаровск, 1979, С.145–147. Рецензия на книгу: С.Кучера. Китайская археология 1965 – 1974 гг.: палеолит – эпоха Инь. Находки и проблемы. М., 1977, 268 С. «Народы Азии и Африки», 1979, № 6, С.208—217. Д.В.Деопик, С.В.Кулланда. Средневековая социальная терминология как свидетельство межэтнических контактов в Юго-Восточной Азии. — XIV Тихоокеанский научный конгресс. Сборник докладов. Комитет L. Хабаровск, 1979. Типы социальной терминологии кхмеров (VI—XIII вв.) // Проблемы типологии в этнографии. М., 1979. Новая история Вьетнама. М., 1980, (соавт.). Методика анализа керамического декора // Средняя Азия и её соседи в древности и средневековье (история и культура). М., 1981. С. 122—150. (соавт.). Некоторые принципы построения формализованных языков для исследования исторических источников — Количественные методы в гуманитарных науках. М., 1981, С. 5–10. Д.В.Деопик, С.В.Кулланда. Простейшие признаки яванского эпиграфического массива VII – начала Х в, как источник по истории раннесредневековой Явы — Этническая история народов Восточной и Юго-Восточной Азии в древности и средние века. М., 1981, С.279–301. On quantitative analysis of epigraphic records — The 31-st International Congress of Human Sciences in Asia and Africa (august 31st – september 7th, 1983, Tokyo and Kyoto). Seminar A-5. M., 1983, 14 p. Д.В.Деопик, А.А.Столяров. Эволюция комплекса ведических имен. — Этническая ономастика. М., 1984, С.109–119. Эволюция аграрных отношений по данным количественного анализа бирманской эпиграфики — Математические методы и ЭВМ в исторических исследованиях. М. 1985. С. 217–239. Социально-экономическая структура государства Тямпа в III—XV вв. и её эволюция по данным количественного анализа видов надписей и их пространственно-временного распределения // Количественные методы в изучении истории стран Востока. М., 1986. Археология Юго-Восточной Азии. Каменный и бронзовый век Глава в учебнике «Археология зарубежной Азии», М., 1986, С.192 – 23. Аграрные отношения в Бирме XI – XV вв. по данным эпиграфики — «Вестн. Моск. ун-та». Сер.13. Востоковедение, 1986, № 1, С. 25–40. Д.В.Деопик, Е.К.Симонова-Гудзенко. Методика различения легендарно-мифологической и реально-исторической частей генеалогического древа (на материале японской хроники «Кодзики»). — Математика в изучении средневековых повествовательных источников. М., 1986, С.31–48. Группы феодальныхземлевладельцев и общинной верхушки в Юго-Восточной Азии в средние века «Классы и сословия в докапиталистических обществах Азии: проблемы социальной мобильности». М., 1986, С.176–184. Исторический контекст-анализ — Тезисы докладов и сообщений научного совещания «Комплексные методы в исторических исследованиях». М. 1987, С.165–168. История стран Азии в Африки в средние века. М., 1987—1988. Ч.1-Ч.2, (соавт.). История стран Азии и Африки в новое время. М., 1987, (соавт.). Субстратные сходства и связи времен формирования ЮВА как исторического ре-гиона в эпоху становления государственности и полиэтнических империй // Становление региона: Интеграционные процессы в Юго-Восточной Азии. Тезисы научной конференции. М., 1989. С.64–67. Донгшонская цивилизация главы VIII, в сборнике «Древние цивилизации», М., 1989, С.238–245. История Индонезии. М., 1992, (соавт.). Вьетнам как часть Юго-Восточной Азии “Традиционный Вьетнам”. Выпуск I. М.,1993, С.11–23. История Вьетнама. М., 1994. Ч. 1. История Востока. М., 1995. Т. 2.: Восток в средние века (соавт.). Проблема сходства культур Вьетнама, Кореи и Японии // Традиционный Вьетнам. Вып. II. М., 1996. C. 40–49. Соотношение вероятностного и систематического в древнекитайском памятнике (анализ базы данных «Шаньхайцзина») — Базы данных по истории Евразии в средние века. Выпуск 4–5. М. 1997, С. 57–65. Девестернизация в Азии во второй половине ХХ в. — Доклад прочитан на конференции “Ломоносовские чтения” в ИСАА при МГУ в 1997 г. Опубликовано в журнале Восточная коллекция. Альбом по библейской археологии. М., 1998. Библейская археология и древнейшая история Святой Земли. Курс лекций. М., 1998. История Древнего Востока. Курс лекций. М., 1998. Керамика Грушевского городища (предварительная публикация) // Из истории народов Северного Кавказа. Сборник статей. Вып.2. Ставрополь, 1998. История Древнего Востока. Дополнение к курсу лекций. М., 2000. Предисловие к сборнику статей «Вьетнам: история, традиция, современность», М., 2002 (опубликованная версия) Вьетнам – главный шанс Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Вьетнам: история, традиция, современность, М., 2002, С. 460–468. Метод выделения и краткой характеристики периодов в истории одного государственного образования Восточной Азии: напримере Цзинь (период Восточное Чжоу, VIII—III вв. до н. э.) // Научная конференции «Ломоносовские чтения», апрель 2004 г., Востоковедение. Тезисы докладов. М., 2004. Книга 1, С. 37-43 (0,4 а.л.) (соавт.). Чудо об Артемиде святителя Николая в свете археологии // «Правило веры и образ кротости…»: Образ свт. Николая, архиепископа Мирликийского, в византийской и славянской агиографии, гимнографии и иконографии. Москва, 2004. С. 126—134. (соавт.). Приоритеты и оценки в общем курсе истории // История не учительница… М., 2008. С. 181—201. Общие проблемы истории. К теории формирования государства // История не учительница… М., 2008. С. 201—208. Немного об учительстве в России конца XX — на чала XXI вв. // История не учительница… М., 2008. С. 208—230.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх