Помост

Вопросы веры

Тропарь воскресный глас 1

См. также:

  1. Толкования тропарей воскресных
  2. Тропари праздникам

Глас 1 • Глас 2 • Глас 3 • Глас 4 • Глас 5 • Глас 6 • Глас 7 • Глас 8

Тропарь, глас 1:

Ка́мени запеча́тану от иуде́й / и во́ином стрегу́щим Пречи́стое Те́ло Твое́, / воскре́сл еси́ тридне́вный, Спа́се, / да́руяй ми́рови жи́знь. / Сего́ ра́ди си́лы небе́сныя вопия́ху Ти́, Жизнода́вче: / сла́ва воскресе́нию Твоему́, Христе́, / сла́ва Ца́рствию Твоему́, / сла́ва смотре́нию Твоему́, еди́не Человеколю́бче.

Перевод: Хотя камень был опечатан иудеями, и воины стерегли пречистое тело Твое, воскрес Ты в третий день, Спаситель, даруя миру жизнь. Потому Силы небесные взывали к Тебе, Податель жизни: «Слава воскресению Твоему, Христе; слава Царству Твоему; слава промыслу Твоему, Единый Человеколюбец!»

1. 2.

Тропарь 1-го гласа говорит о том, что даже суровая стража у гроба Господня не помешала Иисусу Христу воскреснуть из мертвых на третий день, даруя жизнь миру. Поэтому Силы Небесные прославляют Господа-Человеколюбца.

1. Мужской голос. 2. Женский голос.

Кондак

Воскре́сл еси́ я́ко Бо́г из гро́ба во сла́ве, / и ми́р совоскреси́л еси́; / и естество́ челове́ческое я́ко Бо́га воспева́ет Тя́, и сме́рть исчезе́; / Ада́м же лику́ет, Влады́ко; / Е́ва ны́не от у́з избавля́ема ра́дуется, зову́щи: / Ты́ еси́, И́же все́м подая́, Христе́, воскресе́ние.

1. 2.

Кондак 1-го гласа говорит о Воскресении Иисуса Христа из гроба и исчезновении смерти, чему радуется все человечество вместе с Адамом и Евой.

Тропарь, глас 2:

Егда́ снизше́л еси́ к сме́рти, Животе́ Безсме́ртный, / тогда́ а́д умертви́л еси́ блиста́нием Божества́: / егда́ же и уме́ршия от преиспо́дних воскреси́л еси́, / вся́ си́лы небе́сныя взыва́ху: / Жизнода́вче, Христе́ Бо́же на́ш, сла́ва Тебе́.

Перевод: Когда сошел Ты к смерти, Жизнь бессмертная, тогда ад умертвил Ты сиянием Божества. Когда же Ты и умерших из преисподней воскресил, все Силы Небесные взывали: «Податель жизни, Христе Боже наш, слава Тебе!»

1. 2.

В тропаре 2-го гласа говорится о том, что Иисус Христос сошел в ад, разрушил его и освободил оттуда ветхозаветных праведников.

Воскре́сл еси́ от гро́ба, Всеси́льне Спа́се, / и а́д ви́дев чу́до, ужасе́ся, / и ме́ртвии воста́ша; / тва́рь же ви́дящи сра́дуется Тебе́, / и Ада́м свесели́тся, / и ми́р, Спа́се мо́й, воспева́ет Тя́ при́сно.

1. 2.

В кондаке 2-го гласа говорится о том, что ад ужаснулся чуду Воскресения Спасителя и, видя это, весь мир непрестанно славит Господа.

Тропарь, глас 3:

Да веселя́тся небе́сная, / да ра́дуются земна́я, / я́ко сотвори́ держа́ву / мы́шцею Свое́ю Госпо́дь, / попра́ сме́ртию сме́рть, / пе́рвенец ме́ртвых бы́сть; / из чре́ва а́дова изба́ви на́с, / и подаде́ ми́рови ве́лию ми́лость.

Перевод: Да веселится все небесное, да радуется все земное, ибо явил могущество руки Своей Господь: попрал смертию смерть, сделался первенцем из мертвых, из чрева ада избавил нас и даровал миру великую милость.

1. 2.

Тропарь 3-го гласа воспевает Спасителя, как поправшего Своим Воскресением смерть, первенца из мертвых, и содержит призыв к молящимся радоваться и веселиться всем миром.

Воскре́сл еси́ дне́сь из гро́ба, Ще́дре, / и на́с возве́л еси́ от вра́т сме́ртных; / дне́сь Ада́м лику́ет, и ра́дуется Е́ва, / вку́пе же и проро́цы с патриа́рхи воспева́ют непреста́нно / Боже́ственную держа́ву вла́сти Твоея́.

Перевод: Воскрес Ты в сей день из гроба, Милосердный / и вывел нас из врат смерти. / В сей день Адам ликует и радуется Ева, / а вместе с ними и пророки с патриархами воспевают непрестанно / божественную мощь власти Твоей.

1. 2.

Кондак 3-го гласа воспевает Милостивого Господа, выведшего Своим Воскресением нас из врат смерти.

Тропарь, глас 4:

Све́тлую воскресе́ния про́поведь / от А́нгела уве́деша Госпо́дни учени́цы / и пра́деднее осужде́ние отве́ргша, / апо́столом хва́лящася глаго́лаху: / испрове́ржеся сме́рть, / воскре́се Христо́с Бо́г, / да́руяй ми́рови ве́лию ми́лость.

Перевод: Радостную весть о воскресении узнав от Ангела, и избавившись от прародительского осуждения, Господни ученицы апостолам возглашали, торжествуя: «Низвержена смерть, воскрес Христос Бог, дарующий миру великую милость!»

1. 2.

Тропарь 4 гласа упоминает жен-мироносиц, которые первыми из смертных узнали о чуде Воскресения и сообщили о нем апостолам.

Спа́с и Изба́витель мо́й / из гро́ба, я́ко Бо́г, / воскреси́ от у́з земноро́дныя, / и врата́ а́дова сокруши́, / и я́ко Влады́ка воскре́се тридне́вен.

Перевод: Спаситель и Избавитель мой от гроба, / как Бог воскресил из оков на земле рожденных, / и врата ада сокрушил, / и как Владыка воскрес на третий день.

1. 2.

В кондаке 4-го гласа поется о Спасителе, освободившем человечество от оков, сокрушившем врата ада и воскресшем на третий день.

Тропарь, глас 5:

Собезнача́льное Сло́во Отцу́ и Ду́хови, / от Де́вы ро́ждшееся на спасе́ние на́ше, / воспои́м, ве́рнии, и поклони́мся, / я́ко благоволи́ пло́тию взы́ти на кре́ст, / и сме́рть претерпе́ти, / и воскреси́ти уме́ршия / сла́вным воскресе́нием Свои́м.

Перевод: Слово, безначальное подобно Отцу и Духу, от Девы родившееся для спасения нашего, воспоем, верные, и поклонимся Ему, ибо благоволил Он плотию взойти на Крест, и смерть претерпеть, и воскресить умерших славным воскресением Своим.

1. 2.

Тропарь 5-го гласа предлагает православным христианам восхвалить Иисуса Христа, добровольно взошедшего на Крест ради нашего спасения.

Ко а́ду, Спа́се мо́й, соше́л еси́, / и врата́ сокруши́вый я́ко Всеси́лен, / уме́рших я́ко Созда́тель совоскреси́л еси́, / и сме́рти жа́ло сокруши́л еси́, / и Ада́м от кля́твы изба́влен бы́сть, / Человеколю́бче, те́мже вси́ зове́м: / спаси́ на́с, Го́споди.

1. 2.

В кондаке 5-го гласа повествуется о сошествии Спасителя в ад, уничтожении Им жала смерти и избавлении Адама от проклятия.

Тропарь, глас 6:

А́нгельския си́лы на гро́бе Твое́м, / и стрегу́щии омертве́ша, / и стоя́ше Мари́я во гро́бе, / и́щущи Пречи́стаго Те́ла Твоего́. / Плени́л еси́ а́д, не искуси́вся от него́; / сре́тил еси́ Де́ву, да́руяй живо́т. / Воскресы́й из ме́ртвых. Го́споди, сла́ва Тебе́.

Перевод: Ангельские Силы – при гробе Твоем, и охранявшие его омертвели, а Мария стояла в гробнице и искала пречистое тело Твое. Ты опустошил ад, не потерпев от него, Ты встретил Деву, дарующий жизнь. Воскресший из мертвых, Господи, слава Тебе!

1. 2.

В тропаре 6-го гласа поется об оцепенении стражников, охранявших гроб и увидевших явление Ангелов, и об ученице Христовой — Марии Магдалине, которая пришла искать мертвое тело Господа и не нашла его.

Живонача́льною дла́нию / уме́ршия от мра́чных удо́лий, / Жизнода́вец, воскреси́в все́х Христо́с Бо́г, / воскресе́ние подаде́ челове́ческому ро́ду: / е́сть бо все́х Спаси́тель, / воскресе́ние и живо́т, и Бо́г все́х.

Перевод: Живоначальною Своею дланию / из мрачных глубин всех умерших воскресив, / Податель жизни Христос Бог, / воскресение даровал человеческой природе, / ибо Он – Спаситель всех, воскресение и жизнь / и Бог всего!

1. 2.

Кондак 6-го гласа восхваляет Подателя жизни Христа Бога, даровавшего воскресение всему роду человеческому.

Тропарь, глас 7:

Разруши́л еси́ Кресто́м Твои́м сме́рть, / отве́рзл еси́ разбо́йнику ра́й, / мироно́сицам пла́ч преложи́л еси́, / и апо́столом пропове́дати повеле́л еси́, / я́ко воскре́сл еси́, Христе́ Бо́же, / да́руяй ми́рови / ве́лию ми́лость.

Перевод: Сокрушил Ты Крестом Своим смерть, открыл разбойнику рай, плач мироносиц в радость изменил и Своим апостолам проповедовать повелел, что Ты воскрес, Христе Боже, даруя миру великую милость.

1. 2.

В тропаре 7-го гласа говорится о том, что Господь сокрушил Своим Крестом смерть, открыл разбойнику рай, направил апостолов на проповедь, даруя миру великую милость.

Не ктому́ держа́ва сме́ртная / возмо́жет держа́ти челове́ки: / Христо́с бо сни́де, сокруша́я и разоря́я си́лы ея́; / связу́емь быва́ет а́д, / проро́цы согла́сно ра́дуются, / предста́, глаго́люще, Спа́с су́щим в ве́ре: / изыди́те, ве́рнии, в воскресе́ние.

Перевод: Уже не сможет более удерживать людей власть смерти, / ибо сошел Христос сокрушая и разоряя силы ее. / Ад связан, пророки согласно радуются: / «Явился, – говорят, – Спаситель тем, кто в вере; / выходите, верные для воскресения!»

1. 2.

В кондаке 7-го гласа говорится о том, что смерть больше не властна над людьми, потому что Иисус Христос уничтожил ее.

Тропарь, глас 8:

С высоты́ снизше́л еси́, Благоутро́бне, / погребе́ние прия́л еси́ тридне́вное, / да на́с свободи́ши страсте́й, / Животе́ и воскресе́ние на́ше. Го́споди, сла́ва Тебе́.

Перевод: С высоты сошел Ты, милосердный, благоволил пребыть три дня во гробе, чтобы нас освободить от страстей, – жизнь и воскресение наше, Господи, слава Тебе!

1. 2.

Тропарь 8-го гласа повествует о земном воплощении Сына Божия и Его трехдневном пребывании во гробе ради спасения человечества.

Воскре́с из гро́ба, уме́ршия воздви́гл еси́, / и Ада́ма воскреси́л еси́, / и Е́ва лику́ет во Твое́м воскресе́нии, / и мирсти́и концы́ торжеству́ют / е́же из ме́ртвых воста́нием Твои́м, Многоми́лостиве.

Перевод: Восстав из гроба, умерших Ты воздвиг, / и Адама воскресил, / и Ева ликует о Твоем воскресении, / и пределы мира торжествуют / о Твоем восстании из мертвых, Многомилостивый.

Редкие сюжеты в иконографии Воскресения Христова

Очистим чувствия и узрим неприступным
светом воскресения Христа блистающася…

(Канон Воскресению, песнь 1)

Дивный Пасхальный канон — «торжественная песнь радости о Победителе смерти и ада» — наряду с глубокими богословскими рассуждениями содержит столь яркие и образные описания самого события Воскресения Христова, что это творение преподобного Иоанна Дамаскина порой кажется своего рода иконографической программой, которую творец канонов заботливо предлагает не только самим иконописцам, но и тем, кто стремится вникнуть и в смысл изображенного события.

Последуем призыву, приведенному в качестве эпиграфа к нашей заметке: попробуем узреть то, что донесли до нас и о чем благоговейно умолчали святые евангелисты.

«Ныне вся исполнишася света, небо же и земля и преисподняя» (песнь 3)… Прежде чем перейти к рассмотрению редко встречающихся в современном церковном обиходе сюжетов Воскресения Христова, остановимся на широко известном «Сошествии во ад».

Сюжет «Воскресение Христово — Сошествие во ад» можно без сомнения назвать одним из наиболее распространенных иконографических сюжетов. Для православного сознания свет Воскресения Христова, воссиявший даже до преисподней, является такой же зримой реальностью, как и свет Фаворский в иконографии Преображения Господня.

Ранние изображения Сошествия во ад относятся к Х веку — это миниатюры рукописных Евангелий (в Иверском монастыре на Афоне и др.) и Псалтирей (например, Хлудовской IX в., находящейся в собрании ГИМ). Существует устоявшееся мнение, что литературной основой иконографии Сошествия во ад является апокриф — т.н. «Евангелие от Никодима». Это сочинение, приписываемое тайному ученику Христову Никодиму (Ин. 3:1–9, 7:50, 19:39), относится к II в., причем вторая половина апокрифа, возможно, появилась ещё во времена апостольские. Здесь как раз и содержится рассказ от лица двух воскресших после Воскресения Христова сыновей праведного Симеона Богоприимца о Сошествии Христа во ад: «И послышался голос, подобный голосам громов: Возьмите врата ваши, князи, и подымитесь, вереи адские, и войдет Царь славы.

И князь преисподних, видя, что дважды повторился этот голос, сказал, как бы не понимая: Кто этот Царь Славы? Давид, отвечая князю преисподней, сказал: я знаю слова этого восклицания, ибо они те же, которыми пророчествовал я под наитием Его Духа… И теперь, гнусный и страшный князь преисподней, открой врата твои, да войдет в них Царь Славы. Когда Давид говорил слова эти князю преисподней, Господь Величия снизошел в виде человека и осветил мрак вечный, и разрушил узы неразрывные, и помощь непобедимой силы посетила нас, сидящих в глубине мрака греховного и в тени смерти грешников».

В шестнадцатом веке святитель Макарий полностью переработал русский перевод Книги Никодима и включил его в свои Великие Четьи-Минеи. Так текст этого сочинения распространился на Руси; он известен во многих списках. Расширенный святителем Макарием текст содержит не только яркое описание события Воскресения Христова; Христос здесь показан как Праведный Судия, к возносят свои молитвы души праведных, спасаемые Им от ада преисподнего.

Но будет справедливым отметить, что Книга Никодима — не единственный источник рассматриваемой нами иконографии. О Сошествии во ад говорят, например, пророческие тексты Псалтири: Ты вывел из ада душу мою и оживил меня (Пс. 29:4); Взойду ли на небо — Ты там; сойду ли в преисподнюю — и там Ты (Пс. 138:8). У пророка Исайи читаем: Ад преисподний пришел в движение ради тебя, чтобы встретить тебя при входе твоем (Ис. 14:9). Апостол Петр, обращаясь к мужам Израильским и всем, живущим в Иерусалиме (Деян. 2:31–32), а также в своих посланиях, говорит, что, ожив духом, Христос находящимся в темнице душим, сошед, проповедан (1 Пет. 3:18–19). Толкуя 19-й стих 67-го псалма, апостол Павел говорит: «восшел» что означает, как не то, что Он и нисходил прежде в преисподние места земли? Он же есть и восшедший превыше небес, дабы наполнить все (Еф. 4:9–10); о победе Воскресшего Христа над смертью и адом говорится и в 1 послании к Коринфянам: …поглощена смерть победою. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?.. Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом! (1 Кор. 15:54, 55, 57).

Священное Предание содержит немало упоминаний о разрушении ада сходящим в него Спасителем; святитель Иоанн Златоуст в «Слове огласительном» вслед за пророком и апостолом восклицает: «Ад огорчися… ибо упразднися. Огорчися, ибо поруган бысть. Огорчися, ибо умертвися. Огорчися, ибо низложися… Где твое, смерте, жало? Где твоя, аде, победа? Воскресе Христос, и ты низверглся еси. Воскресе Христос, и падоша демони…» Для Иоанна Дамаскина, создававшего свои творения в VIII веке, сошествие Спасителя во ад — уже непреложный факт: «Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение…» (песнь 7).

Обратим внимание на слова икоса: «Еже прежде солнца Солнце, зашедшее иногда во гроб…» В традиционной иконографии Сошествия во ад Спаситель изображен сходящим в преисподнюю, окруженный сиянием, пронизанный лучами, небесными кругами (мандорла) — знаменующими Его божественное достоинство и славу. Спаситель на этой иконе является как бы солнцем, сошедшим в преисподнюю. Все в Спасителе исполнено стремительного движения. Край одежды развевается и приподнят ветром, знаменуя молниеносность сошествия Спасителя во ад.

Приведенное нами описание иконы Сошествия во ад принадлежит иноку Григорию (Кругу), выдающемуся иконописцу Русского Зарубежья. Однако вместе с другим замечательным ученым и иконописцем, Л. Н. Успенским, инок Григорий считал, что из всех сюжетов Воскресения Христова, известных с раннехристианских времен, «единственно приличествующим является изображение жен-мироносиц у Гроба». Приведем здесь его размышления:

«Неоднократно в Церкви возникали разногласия по поводу того, как должен изображаться на иконе тот или иной праздник, тот или иной святой, то или иное богочеловеческое понятие. Вызывают разномыслие и различные, принятые в церковном обиходе, иконные изображения Воскресения Христова. Возникал и продолжает возникать вопрос о том, какие именно иконы Воскресения Христова правильно выражают смысл священного события, и какие иконы являются менее совершенными и желательными, и какие, наконец, вовсе недопустимы для поклонения и почитания как ложные, совершенно искажающие смысл события праздника и уводящие сознание верующих на темные тропы лживых образов, чувств и представлений, препятствуя постижению события, будучи непреодолимой преградой к нему, а не дверью, вводящей в светлый чертог церковного торжества».

Поддерживая мнение Леонида Успенского, инок Григорий пишет: «Воскресение Христово является таинством совершенно неведомым и непостижимым и не может быть изображено, ибо таким образом умалялась бы самая таинственная природа события» .

Но все, описанное в Евангелии, изобразить старались с достаточной (вернее, доступной для своего времени) полнотой, по крайней мере, начиная с III в. От ранних символических изображений Воскресения Христова — через содержащиеся в Ветхом Завете прообразы — к документальной иллюстративности, исторически точно отражающей Евангельские тексты. Далее — богословское осмысление победы Христа над адом и смертью, которое позволило создать замечательные композиции Сошествия во ад — многофигурные, очень выразительные (примером может служить икона конца XIV в. из Воскресенского собора Коломенского кремля, ныне находящаяся в Третьяковской галерее). Икон, изображающих Сошествие во ад, сохранилось немало, и это, несомненно, свидетельствует о том, что богословское осмысление «таинства неведомого и непостижимого» было постоянно востребовано — востребовано именно в иконографическом аспекте. В XVII в. получает распространение усложненная иконография Сошествия во ад: под влиянием западной живописи в композицию вводится сюжет «Восстание Христа из гроба», причем этот последний сюжет все чаще вытесняет привычное для русских храмов Сошествие во ад. «Восстающий из гроба» Спаситель показывается обычно обнаженным, в препоясании; Он парит над гробом, держа в руке древко с флагом, на котором изображен крест . Серьезных богословских оснований для такой композиции нет.

Исторические композиции, наглядно иллюстрирующие Евангельские тексты о явлениях Воскресшего Спасителя, не остались лишь достоянием истории — они встречаются и в храмовой росписи, и на иконах, правда, значительно реже, чем Сошествие во ад или «Восстание из гроба». Попробуем проследить, как развивалась иконография этих, ставших достаточно редкими, сюжетов, начиная от момента появления.

Одно из самых ранних изображений — римская рельефная пластина из слоновой кости, датируемая примерно 400 г. (хранится в Баварском национальном музее в Мюнхене).

В единой композиции здесь представлены Воскресение Христово и Вознесение. В левой части, внизу изображен гроб Господень в виде античного мавзолея. Это кубическое кирпичное основание с изящным резным карнизом; рядом с двустворчатой запертой дверью — небольшая ниша с рельефным изображением ростовой фигуры погребенного. Навершие гроба представляет собой ротонду с резным карнизом и декоративными двухколонными арочками, над которыми в медальонах находятся рельефные оплечные изображения предков погребенного. Ротонду венчает купол с резным украшением в виде розетки. Над гробом высится дерево (олива).

Рядом с гробом — уснувшие воины: один прислонил копье к гробу и стоит с закрытыми глазами, опираясь локтями на основание гроба; другой опустил голову на сложенные руки и спит, удобно опершись на гроб. К гробу подходят три мироносицы; их фигуры выражают робость и удивление: они увидели сидящего у входа в гроб ангела. Ангел (в те времена ангелов ещё изображали без крыльев) указующим жестом возвещает мироносицам о Воскресении Христа.

В правой верхней части рельефа изображена сцена Вознесения. Спаситель (Он изображен в виде безбородого юноши) поднимается по склону горы; навстречу Ему из облачного сегмента протянута десница Бога Отца. Чуть ниже, также на склоне горы — два апостола. Один из них благоговейно закрыл руками лицо и преклонил колени; другой в изумлении всплеснув руками, опускается на колени.

Отдельные сюжеты этой композиции получили дальнейшее развитие и встречаются в более поздних изображениях, но прямых аналогов этой композиции нет.

На более поздних изображениях жен мироносиц у гроба Ангел указывает им на лежащую в открытом гробе плащаницу. Изображение Ангела, благовествующего стоящим у пустого гроба мироносицам о Воскресении Христа, на протяжении нескольких столетий оставалось в Византийской иконографии единственным образом Воскресения.

На знаменитой фреске в сербском монастыре Милешева (ок. 1236 г.) Ангел в сияющих белых одеждах сидит у открытого входа в гробную пещеру и указывает на лежащую там плащаницу . Изображение Ангела соответствует описанию, приводимому евангелистом Матфеем: Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег (Мф. 28:2, 3).

«На этой иконе изображаются жены, приносящие миро на гроб Спасителя и удостоверяемые Ангелом о Воскресении Христа. Перед женами изображается опустевший гроб Спасителя с оставленными пеленами и отдельно лежащим святым сударем. Ангел в белоснежных одеждах, восседающий на отваленном камне гробницы, возвещает женам радостную весть. Иногда изображается не один, а два Ангела. На основании евангельских повествований, Ангел или Ангелы являются первыми свидетелями и очевидцами Воскресения Христова, надо думать, первыми собеседниками Спасителя по Его Воскресении» .

Описанная композиция вполне соответствует тексту ипакои Святой Пасхи: «Предварившия утро яже о Марии и обретшия камень отвален от гроба, слышаху от Ангела: во свете присносущнем Сущаго с мертвыми что ищете, яко человека? Видите гробныя пелены: тецыте и миру проповедите, яко воста Господь, умертвивый смерть…» Этот текст вполне объясняет и то, что в православной традиции момент Воскресения Христова считался неизобразимым .

Неизобразимыми считали момент Воскресения, но не встречи с Воскресшим Христом, подробно описанные евангелистами. Первая из них, описанная Иоанном Богословом (Ин. 19:11–17), известна в иконографии (западного происхождения) под названием «Noli Me tangere» — «Не прикасайся Мене!» (Ин. 19:17).

Интересно сопоставить богослужебные тексты с особенностями иконографии этой и последующих встреч учеников с Воскресшим Спасителем. Описанная выше пластина из Мюнхенского музея перекликается с воскресным тропарем 1 гласа: «Камени запечатану от иудей…» Стоящая у гроба Мария Магдалина упоминается в тропаре 6 гласа («…и стояше Мария во гробе, ищуще Пречистаго Тела Твоего»). О Сошествии во ад говорится в тропаре 2 гласа: «Егда снизшел еси к смерти, Животе Безсмертный, тогда ад умертвил еси блистанием Божества…»; 6 гласа: «Пленил еси ад…»

Чинопоследования Недель по Пасхе содержат воспоминания и осмысление встреч учеников с Воскресшим Христом; эти явления Воскресшего нашли отражение и в иконографии. Наиболее известна композиция «Уверение Фомы». Композиция получает распространение с начала XI в.; наиболее ранним памятником являются мозаики собора монастыря Хосиос Лукас в Фокиде. К середине XI в. относится изображение Уверения Фомы на фреске Софии Киевской . «Блаженный Близнец», испытующий «любопытною десницею» прободенные ребра своего Воскресшего Учителя, стал одним из наиболее часто встречающихся персонажей в композициях, посвященных Воскресшему Спасителю.

Несколько реже встречаются композиции с Марией Магдалиной («Не прикасайся Мене!») и с женами мироносицами. Из самых ранних изображений можно назвать прекрасные мозаики

VI в. собора Сант-Аполлинаре Нуово в Равенне и фрески Софии Киевской .

Отметим интересную деталь композиции с Марий Магдалиной, подтверждающую западное происхождение этого сюжета. Мария Магдалина изображалась коленопреклоненной, с распущенными волосами . Именно так изображена равноапостольная Мария на критской иконе XVI в. и на фреске того же времени в соборе святителя Николая афонского монастыря Ставроникита .

Ещё один редкий сюжет, связанный с явлениям Воскресшего Христа Своим ученикам, — встреча в Галилее; он именуется также «Отослание учеников на проповедь». Самое раннее изображение находится в нашей Софии Киевской .

Очень интересен цикл фресок XVI в. с изображением явлений Воскресшего Христа в упомянутом уже монастыре Ставроникита: он практически иллюстрирует воскресные евангельские чтения. Эти фрески следуют непосредственно за изображением Страстей Христовых. После сюжета Оплакивания Христа и Положения во гроб следует композиция «Жены мироносицы у гроба». В отличие от древнего рельефного изображения детали евангельского рассказа представлены здесь весьма точно: гроб Христов, высеченный в каменистой горе, покрыт тяжелым камнем; камень «запечатан от иудей» — обвязан вдвое прочной веревкой, поверх которой наложена печать.

В другой части композиции Ангел, «сидящий на камени гробном», показывает мироносицам на лежащие в гробе пелены и головной плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте (Ин. 20:7).

Далее следуют сюжеты «Уверение Фомы», «Явление Воскресшего Христа апостолам в Галилее», «Явление в Эммаусе». Все композиции насыщены массой тонких деталей, не только иллюстрирующих, но подчас и комментирующих евангельский рассказ. Так, в сюжете «Явление в Эммаусе» появляются безмолвные свидетели беседы Христа в Лукой и Клеопой — это слуги, подающие пищу участникам чудесного ужина в Эммаусе. Их трое: служанка, высунувшаяся из окошка и подающая слугам миски с едой, и два слуги, подносящих блюда к столу. Они в характерных головных уборах — один в сирийском головном платке, другой — в высокой меховой шапке.

В цикле фресок, иллюстрирующих евангельские чтения Недель по Пасхе, представлены также сюжеты исцеления расслабленного (неделя 4), беседа с самарянкой (неделя 5-я), исцеление слепого (неделя 6-я). Ещё одно удивительное по лаконичной выразительности изображение — третье явление Воскресшего Христа Своим ученикам (Чудесный лов рыбы Ин. 21:1–14). Эта композиция известна с XIII века, впервые она встречается в росписи собора святой Софии в Трапезунде . На афонской фреске, как всегда, приведена масса интересных деталей: это и сеть, заброшенная по правую сторону лодки — её безуспешно пытаются вытащить апостолы-рыболовы. Это и «препоясавшийся епендитом» апостол Петр, плывущий к берегу, это и разложенная на огне рыба. Фрески Ставроникиты написаны в XVI в. критским художником Феофаном.

Дальнейшее развитие иконографии Воскресшего Христа шло по пути усложнения композиции и введения в нее дополнительных деталей. Такова, например, ярославская икона «Восстание Христа из гроба и Сошествие во ад» конца XVII в. из церкви Илии Пророка. Наряду со знакомыми сюжетами Воскресения Христова и явлений Воскресшего Христа в ярославской иконе представлено огромное количество персонажей и новых сюжетов.

Вот некоторые из этих новых деталей композиции. В левом нижнем углу иконы изображена темница, на фоне которой ангелы побивают персонифицированный ад или сатану. В верхнем правом углу ангел ведет в рай длинную вереницу спасенных праведников. Первым в рай, где уже находятся Енох и Илия, вступает благоразумный разбойник; он держит в руке крест.

Верхняя часть иконы — западной иконографии — это «Восстание Христово» с упавшими ниц стражами и парящим над ними Спасителем. Нижняя половина — Сошествие во ад традиционной православной иконографии. Кроме сюжетов, связанных с Воскресшим Христом, на иконе представлены также сцены страстного цикла: Распятие, Положение во гроб. Над «Восстанием Христовым» изображено миниатюрное Вознесение Господне. По-видимому, иконографические новшества можно объяснить стремлением подробно проиллюстрировать богослужебные тексты Пасхи; в краткой форме их содержание представлено в пасхальном кондаке: «Аще и во гроб снизшел еси, Безсмертне, но адову разушил еси силу, и воскресл еси яко победитель, Христе Боже. Женам мироносицам вещавый: радуйтеся, и Твоим апостолом мир даруяй, падшым подаяй воскресение» .

Долгий исторический путь формирования иконографии Воскресения Христова дает примеры неожиданных художественных решений, связанных с богословским осмыслением не только текстов Священного Писания, но и его святоотеческих толкований, богослужебных текстов, а также заимствований из западной иконографической традиции — не всегда оправданных, но подчас весьма интересных.

Протоиерей Николай Погребняк

Источники и литература:

Источник: Журнал Московской епархии

Редкие сюжеты в иконографии Воскресения Христова

Воскресение Иисуса Христа свершилось при закрытом гробе в третий день после смерти на кресте, как об этом говорил ученикам Сам Христос и как благовествовал ангел женам-мироносицам, пришедшим помазать тело Спасителя (Мк. 16: 1): «Что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес» (Лк. 24: 5–7; Мф. 28: 5–6; Мк. 16: 6).

Ни в одном из четырех Евангелий нет описания этого события, поскольку Воскресение Спасителя есть Тайна всемогущества Божия. Поэтому в первые века христианства иконографическим решением темы Воскресения Христова являлось изображение жен-мироносиц у Гроба Господня. Позднее в послеиконоборческий период (с IX века) сформировалась иконография Воскресения Христова – «Сошествие Господа во ад», которая позволяла в зримых образах раскрыть главное событие евангельского повествования – вочеловечившийся Бог искупил своей смертью грех первого человека и спас его. С XVII века в русском искусстве появляется иная иконография Воскресения Христова – «Восстание Христа от гроба», которая следует западноевропейским гравюрным и живописным образцам.

В центре композиции «Восстание Христа от гроба» изображается обнаженный Иисус Христос со знаменем в руке, поднимающийся над гробом, на котором лежат пелены. В нижней части композиции могут быть изображены стражники, либо спящие, либо упавшие на землю и в ужасе закрывающие лицо руками. В некоторых композициях рядом со Спасителем могут располагаться ангелы.

В западном искусстве данная иконография получает широкое распространение с XIV века. До XIII века, как отмечает Н.В. Покровский, изображения подобного рода встречаются редко. Ранним примером использования иконографии «Восстание Христа от гроба» в русском искусстве является икона XVII века из церкви Покрова в Филях (собрание Музея имени Андрея Рублева).

Авторы:

Жанна Григорьевна Белик,

кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник музея имени Андрея Рублева, хранитель фонда темперной живописи.

Ольга Евгеньевна Савченко,

научный сотрудник музея имени Андрея Рублева.

Литература:

1. Покровский Н.В. Евангелие в памятниках иконографии преимущественно византийских и русских. СПб, 1892.

2. Иванов М.С. Лукашевич А.А. Квливидзе Н.В. Воскресение Иисуса Христа // Православная энциклопедия. Том IX. М., 2005. С. 414–423.

3. Гордеева Н. Церковь Покрова в Филях (Church of the Intercession at Fili). М.,1980.

4. Иванова С.В. Иконография Пасхи // Временник Зубовского института. Вып. 3. СПб.: Издательство РИИИ, 2009. С. 7-21.

5. Иванова С.В. Флаг в руках Христа: хоругвь, лабарум, орифламма? Интернет-ресурс

ТРОПАРИ И КОНДАКИ ВОСКРЕСНЫЕ

Тропарь:
Ка́мени запеча́тану от иуде́й/ и во́ином стрегу́щим Пречи́стое Те́ло Твое́,/ воскре́сл еси́ тридне́вный, Спа́се,/ да́руяй ми́рови жизнь./ Сего́ ра́ди Си́лы Небе́сныя вопия́ху Ти, Жизнода́вче:/ сла́ва Воскресе́нию Твоему́, Христе́,/ сла́ва Ца́рствию Твоему́,// сла́ва смотре́нию Твоему́, еди́не Человеколю́бче.
Кондак:
Воскре́сл еси́ я́ко Бог из гро́ба во сла́ве,/ и мир совоскреси́л еси́;/ и естество́ челове́ческое я́ко Бо́га воспева́ет Тя, и смерть исчезе́;/ Ада́м же лику́ет, Влады́ко;/ Ева ны́не от уз избавля́ема ра́дуется, зову́щи:// Ты еси́, Иже всем подая́, Христе́, воскресе́ние.

Глас 2

Тропарь:
Егда́ снизше́л еси́ к сме́рти, Животе́ Безсме́ртный,/ тогда́ ад умертви́л еси́ блиста́нием Божества́;/ егда́ же и уме́ршия от преиспо́дних воскреси́л еси́,/ вся Си́лы Небе́сныя взыва́ху:// Жизнода́вче, Христе́ Бо́же наш, сла́ва Тебе́.
Кондак:
Воскре́сл еси́ от гро́ба, Всеси́льне Спа́се,/ и ад, ви́дев чу́до, ужасе́ся,/ и ме́ртвии воста́ша;/ тварь же ви́дящи сра́дуется Тебе́,/ и Aда́м свесели́тся,// и мир, Спа́се мой, воспева́ет Тя при́сно.

Глас 3

Тропарь:
Да веселя́тся Небе́сная,/ да ра́дуются земна́я,/ я́ко сотвори́ держа́ву/ мы́шцею Свое́ю Госпо́дь,/ попра́ сме́ртию смерть,/ пе́рвенец ме́ртвых бысть;/ из чре́ва а́дова изба́ви нас,// и подаде́ ми́рови ве́лию ми́лость.
Кондак:
Воскре́сл еси́ днесь из гро́ба, Ще́дре,/ и нас возве́л еси́ от врат сме́ртных;/ днесь Ада́м лику́ет,/ и ра́дуется Е́ва,/ вку́пе же и проро́цы с патриа́рхи воспева́ют непреста́нно// Боже́ственную держа́ву вла́сти Твоея́.

Глас 4

Тропарь:
Све́тлую Воскресе́ния про́поведь/ от А́нгела уве́девша Госпо́дни учени́цы/ и пра́деднее осужде́ние отве́ргша,/ апо́столом хва́лящася глаго́лаху:/ испрове́ржеся смерть,/ воскре́се Христо́с Бог,// да́руяй ми́рови ве́лию ми́лость.
Кондак:
Спас и Изба́витель мой/ из гро́ба, я́ко Бог, воскреси́ от уз земноро́дныя,/ и врата́ а́дова сокруши́,/ и я́ко Влады́ка// воскре́се тридне́вен.

Глас 5

Тропарь:
Собезнача́льное Сло́во Отцу́ и Ду́хови,/ от Де́вы ро́ждшееся на спасе́ние на́ше,/ воспои́м, ве́рнии, и поклони́мся,/ я́ко благоволи́ пло́тию взы́ти на Крест,/ и смерть претерпе́ти,/ и воскреси́ти уме́ршия// сла́вным Воскресе́нием Свои́м.
Кондак:
Ко а́ду, Спа́се мой, соше́л еси́,/ и врата́ сокруши́вый я́ко всеси́лен,/ уме́рших я́ко Созда́тель совоскреси́л еси́,/ и сме́рти жа́ло сокруши́л еси́,/ и Ада́м от кля́твы изба́влен бысть, Человеколю́бче;/ те́мже вси зове́м:// спаси́ нас, Го́споди.

Глас 6

Тропарь:
Ангельския Си́лы на гро́бе Твое́м,/ и стрегу́щии омертве́ша,/ и стоя́ше Мари́я во гро́бе,/ и́щущи Пречи́стаго Те́ла Твоего́./ Плени́л еси́ ад, не искуси́вся от него́;/ сре́тил еси́ де́ву,/ да́руяй живо́т.// Воскресы́й из ме́ртвых, Го́споди, сла́ва Тебе́.
Кондак:
Живонача́льною дла́нию/ уме́ршия от мра́чных удо́лий/ Жизнода́вец воскреси́в всех Христо́с Бог,/ воскресе́ние подаде́ челове́ческому ро́ду:/ есть бо всех Спаси́тель,// Воскресе́ние и Живо́т, и Бог всех.

Глас 7

Тропарь:
Разруши́л еси́ Кресто́м Твои́м смерть,/ отве́рзл еси́ разбо́йнику рай,/ мироно́сицам плач преложи́л еси́,/ и апо́столом пропове́дати повеле́л еси́,/ я́ко воскре́сл еси́, Христе́ Бо́же,/ да́руяй ми́рови// ве́лию ми́лость.
Кондак:
Не ктому́ держа́ва сме́ртная/ возмо́жет держа́ти челове́ки:/ Христо́с бо сни́де, сокруша́я и разоря́я си́лы ея́;/ связу́ем быва́ет ад,/ проро́цы согла́сно ра́дуются,/ предста́, глаго́люще, Спас су́щим в ве́ре:// изыди́те, ве́рнии, в воскресе́ние.

Глас 8

Тропарь:
С высоты́ снизше́л еси́, Благоутро́бне,/ погребе́ние прия́л еси́ тридне́вное,/ да нас свободи́ши страсте́й,// Животе́ и Воскресе́ние на́ше, Го́споди, сла́ва Тебе́.
Кондак:
Воскре́с из гро́ба, уме́ршия воздви́гл еси́,/ и Ада́ма воскреси́л еси́, и Е́ва лику́ет во Твое́м Воскресе́нии,/ и мирсти́и концы́ торжеству́ют// е́же из ме́ртвых воста́нием Твои́м, Многоми́лостиве.

Канон Воскресный, глас 2.

Тропарь воскресен, глас 2:

Егда́ снизше́л еси́ к сме́рти, Животе́ Безсме́ртный, тогда́ ад умертви́л еси́ блиста́нием Божества́. Егда́ же и уме́ршыя от преиспо́дних воскреси́л еси́, вся Си́лы Небе́сныя взыва́ху: Жизнода́вче, Христе́ Бо́же наш, сла́ва Тебе́.

Богородичен: Вся па́че смы́сла, вся пресла́вная Твоя́, Богоро́дице, та́инства, чистоте́ запеча́танной и де́вству храни́му, Ма́ти позна́лася еси́ нело́жна, Бо́га ро́ждши И́стиннаго; Того́ моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Канон воскресен, глас 2.

Песнь 1.

Ирмос: Во глубине́ постла́ иногда́ фараони́тское всево́инство преоруже́нная си́ла; вопло́щшееся же Сло́во всезло́бный грех потреби́ло есть, препросла́вленный Госпо́дь, сла́вно бо просла́вися.

Припев: Сла́ва, Го́споди, свято́му Воскресе́нию Твоему́.

Мирски́й князь Бла́же, ему́же написа́хомся, за́поведи Твоея́ не послу́шавше, кресто́м Твои́м осуди́ся: прирази́ся бо Ти я́ко сме́ртну: отпаде́ же вла́сти Твоея́ держа́вою, и немощны́й обличи́ся.

Изба́витель ро́да челове́ческаго, и нетле́нному животу́ Нача́льник в мiр прише́л еси́: Воскресе́нием бо Твои́м раздра́л еси́ сме́ртныя пелены́, Е́же славосло́вим вси: сла́вно бо просла́вися.

Богородичен: Превы́шши яви́лася еси́, Чи́стая Присноде́во, вся́кия неви́димыя же и ви́димыя тва́ри: Зижди́теля бо родила́ еси́, я́ко благоволи́ воплоти́тися во утро́бе Твое́й, Его́же со дерзнове́нием моли́, спасти́ ду́ши на́ша.

Песнь 3.

Ирмос: Процвела́ есть пусты́ня, я́ко крин, Го́споди, язы́ческая неплодя́щая це́рковь, прише́ствием Твои́м, в не́йже утверди́ся мое́ се́рдце.

Тварь в стра́сти Твое́й изменя́шеся, зря́щи Тя в нище́тне о́бразе от беззако́нных поруга́ема, основа́вшаго вся Боже́ственным манове́нием.

От пе́рсти по о́бразу мя руко́ю Твое́ю созда́л еси́: и сокруше́нна па́ки в персть сме́ртную за грех, Христе́ соше́д во ад, совоскреси́л еси́.

Богородичен: Чи́ни удиви́шася а́нгельстии, Пречи́стая, и челове́ческая устраши́шася сердца́ о Рождестве́ Твое́м: те́мже Тя, Богоро́дицу, ве́рою чтим.

Седален воскресен, глас 2:

Ученико́в Твои́х лик с мvроно́сицами жена́ми ра́дуется согла́сно: о́бщий бо пра́здник с ни́ми пра́зднуют, в сла́ву и честь Твоего́ Воскресе́ния. И те́ми вопие́м Ти, Человеколю́бче Го́споди: лю́дем Твои́м пода́ждь ве́лию ми́лость.

Слава, и ныне, глас 2: Преблагослове́на еси́, Богоро́дице Де́во, Вопло́щшим бо ся из Тебе́ ад плени́ся, Ада́м воззва́ся, кля́тва потреби́ся, Е́ва свободи́ся, смерть умертви́ся, и мы ожи́хом. Тем воспева́юще вопие́м: благослове́н Христо́с Бог, благоволи́вый та́ко, сла́ва Тебе́.

Песнь 4.

Ирмос: Прише́л еси́ от Де́вы, не хода́тай, ни А́нгел, но Сам, Го́споди, вопло́щься, и спасл еси́ всего́ мя челове́ка. Тем зову́ Ти: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Предстои́ши суди́щу я́ко суди́мь, Бо́же мой, не вопия́ Влады́ко, суд износя́ язы́ком: и́мже стра́стию Твое́ю, Христе́ вселе́нней соде́лал еси́ Спасе́ние.

Стра́стию Твое́ю, Христе́, врагу́ оскуде́ша ору́жия, проти́вным же е́же во ад схожде́нием Твои́м, гра́ды разруши́шася, и мучи́телева де́рзость низложе́на бысть.

Богородичен: Тя приста́нище спасе́ния, и сте́ну недви́жиму, Богоро́дице Влады́чице, вси ве́рнии све́мы: Ты бо моли́твами Твои́ми избавля́еши от бед ду́ши на́ша.

Песнь 5.

Ирмос: Хода́тай Бо́гу и челове́ком был еси́, Христе́ Бо́же; Тобо́ю, бо Влады́ко, к Светонача́льнику, Отцу́ Твоему́, от но́щи неве́дения приведе́ние и́мамы.

Я́ко ке́дры, Христе́, язы́ков шата́ние сокруши́л еси́ во́лею, Влады́ко: я́ко изво́лил еси́ на кипари́се, и на пе́вке, и ке́дре, пло́тию совозвыша́емь.

В ро́ве, Христе́, преиспо́днем положи́ша Тя бездыха́нна ме́ртва: но Твое́ю я́звою забве́нныя мертвыя, и́же во гробе́х спя́щия, уя́звен с Собо́ю воскреси́л еси́.

Богородичен: Моли́ Сы́на Твоего́ и Го́спода, Де́во Чи́стая, на Тя упова́ющим мир дарова́ти, плене́нным избавле́ние, от сопроти́вных настоя́ний.

Песнь 6.

Ирмос: В бе́здне грехо́вней валя́яся, неизсле́дную милосе́рдия Твоего́ призыва́ю бе́здну: от тли Бо́же, мя возведи́.

Я́ко злоде́й Пра́ведник осуди́ся и со беззако́нными на дре́ве пригвозди́ся, / пови́нным оставле́ние Свое́ю да́руя кро́вию.

Еди́нем у́бо челове́ком, пе́рвым Ада́мом дре́вле в мiр вни́де смерть, и Еди́нем Воскресе́ние Сы́ном Бо́жиим яви́ся.

Богородичен: Неискусому́жно, Де́во, родила́ еси́, и ве́чнуеши Де́ва, явля́ющи И́стиннаго Божества́, Сы́на и Бо́га Твоего́ о́бразы.

Кондак, глас 2:

Воскре́сл еси́ от гро́ба, Всеси́льне Спа́се, и ад, ви́дев чу́до, ужасе́ся, / и ме́ртвии воста́ша; тварь же ви́дящи сра́дуется Тебе́, и Ада́м свесели́тся, и мир, Спа́се мой, воспева́ет Тя при́сно.

Икос:

Ты еси́ Свет омраче́нным, Ты еси́ Воскресе́ние всех, и Живо́т челове́ков, и всех совоскреси́л еси́, сме́ртную держа́ву, Спа́се, разо́рь, и а́дова врата́ сокруши́вый, Сло́ве: и ме́ртвии ви́девше чу́до, чудя́хуся, и вся́ка тварь сра́дуется о Воскресе́нии Твое́м, Человеколю́бче. Те́мже и вси сла́вим и пое́м Твое́ снизхожде́ние, и мiр, Спа́се мой, воспева́ет Тя при́сно.

Песнь 7.

Ирмос: Богопроти́вное веле́ние беззако́ннующаго мучи́теля высо́к пла́мень вознесло́ есть; Христо́с же простре́ Богочести́вым отроко́м ро́су духо́вную, Сый благослове́н и препросла́влен.

Не терпе́л еси́, Влады́ко, за благоутро́бие сме́ртию челове́ка зре́ти му́чима, но прише́л и спасл еси́ Твое́ю кро́вию, челове́к быв: Сый благослове́н и Препросла́влен, Бог отец на́ших.

Ви́девше Тя, Христе́, оболче́на во оде́жду отмще́ния, ужасо́шася вра́тницы а́довы: безу́мнаго бо мучи́теля раба́, Влады́ко, прише́л еси́ уби́ти: Сый благослове́н и Препросла́влен, Бог оте́ц на́ших.

Богородичен: Святы́х Святе́йшую Тя разуме́ем, я́ко Еди́ну ро́ждшую Бо́га Непреме́ннаго, Де́во Нескве́рная, Ма́ти Безневе́стная: всем бо ве́рным источи́ла еси́ нетле́ние, Боже́ственным Рождество́м Твои́м.

Песнь 8.

Ирмос: Пещь иногда́ о́гненная в Вавило́не де́йства разделя́ше, Бо́жиим веле́нием халде́и опаля́ющая, ве́рныя же ороша́ющая, пою́щия: благослови́те вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Кро́вию Твое́ю, Христе́, очервле́но пло́ти Твоея́ зря́ще одея́ние, тре́петом ужаса́хуся мно́гому Твоему́ долготерпе́нию а́нгельстии чи́ни, зову́ще: / благослови́те вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Ты мое́ сме́ртное оде́ял еси́, Ще́дре, в безсме́ртие воста́нием Твои́м. Те́мже веселя́щеся благода́рственно воспева́ют Тя избра́ннии лю́дие, Христе́, зову́ще Тебе́: поже́рта бысть вои́стинну смерть побе́дою.

Богородичен: Ты, И́же Отцу́ неразлу́чнаго, во утро́бе богому́жно пожи́вша безсе́менно зачала́ еси́, и неизрече́нно родила́ еси́, Богороди́тельнице Пречи́стая: те́мже Тя спасе́ние всех нас све́мы.

Песнь 9.

Ирмос: Безнача́льна Роди́теля Сын, Бог и Госпо́дь, вопло́щься от Де́вы, нам яви́ся, омраче́нная просвети́ти, собра́ти расточе́нная, тем Всепе́тую Богоро́дицу велича́ем.

Я́ко в раи́ насажде́но на ло́бнем, Спа́се, требога́тое дре́во Твоего́ пречи́стаго Креста́, кро́вию и водо́ю Боже́ственною, я́ко от исто́чника Боже́ственнаго, ребра́ Твоего́, Христе́, напоя́емо, живо́т нам прозябло́ есть.

Низложи́л еси́ си́льныя, распны́йся, Всеси́льне, и е́же ни́зу лежа́щее во а́дове тверды́ни, естество́ челове́ческое возне́с, на О́тчем посади́л еси́ престо́ле. С Ни́мже Тебе́ гряду́щу покланя́ющеся, велича́ем.

Троичен: Еди́ницу Тричи́сленную, Тро́ицу Единосу́щную правосла́вно пою́ще ве́рнии, сла́вим: непресеко́мо Пребоже́ственное Естество́, трисве́тлую, невече́рнюю зарю́, Еди́ну нетле́нную нам свет возсия́вшую.

Стихиры воскресны, глас 2.

Пре́жде век от Отца́ Ро́ждшемуся Бо́жию Сло́ву, Вопло́щшемуся от Де́вы Мари́и, прииди́те, поклони́мся: крест бо претерпе́в, погребе́нию предаде́ся, я́ко Сам восхоте́: и воскре́се из ме́ртвых, спасе́ мя заблужда́ющаго челове́ка.

Христо́с Спас наш, е́же на ны рукописа́ние пригвозди́в на Кресте́ загла́ди, / и сме́рную держа́ву упраздни́: поклоня́емся Его́ Тридне́вному Воскресе́нию.

Со Арха́нгелы воспои́м Христо́во Воскресе́ние: Той бо есть Изба́витель и Спас душ на́ших, и в сла́ве стра́шней и кре́пцей си́ле, па́ки гряде́т суди́ти миру, его́же созда́.

Слава, и ныне, Богородичен: Пре́йде сень зако́нная, благода́ти прише́дши: я́коже бо купина́ не сгара́ше опаля́ема: та́ко Де́ва родила́ еси́, и Де́ва пребыла́ еси́. Вме́сто столпа́ о́гненнаго, Пра́ведное возсия́ Со́лнце: вме́сто Моисе́я, Христо́с, Спасе́ние душ на́ших.

Молитва

Влады́ко Вседержи́телю, Отче Го́спода на́шего Иису́са Христа́, Единоро́днаго Твоего́ Сы́на, даждь ми те́ло нескве́рное, се́рдце чи́стое, ум бодр, ра́зум незаблу́дный, Ду́ха Свята́го наше́ствие, к стяжа́нию и дово́льству и́стины во Христе́ Твое́м: с Ни́мже Тебе́ сла́ва подоба́ет, честь и поклоне́ние, со Святы́м Ду́хом ныне и при́сно, и во ве́ки веко́в, ами́нь.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх