Помост

Вопросы веры

Убийство в угличе царевича

Смерть царевича Дмитрия. Нераскрытое дело XVI века

19 октября 1582 года родился царевич Дмитрий, младший сын Ивана Грозного.

Царевич не дожил даже до 9-летия. Однако его короткая жизнь и таинственная смерть самым серьезным образом повлияли на судьбу Российского государства. Великая Смута, поставившая под сомнение саму возможность существования России как единой, независимой державы, от начала и до конца связана с именем царевича Дмитрия.

Незаконнорожденный

Строго говоря, младший сын Ивана Грозного носил звание «царевич» лишь условно, и прав на престол не имел.

Мать его, Мария Нагая, была, по разным версиям историков, либо шестой, либо седьмой супругой царя. Церковь не признавала этот брак законным, а значит и ребенок, рожденный 19 октября 1582 года, не мог являться законным наследником престола.

Дмитрий Иванович был полным тезкой своего старшего брата — первенца Ивана Грозного. Первый Дмитрий Иванович ушел из жизни, не прожив и года. Обстоятельства его смерти точно неизвестны — во время поездки отца на богомолье младенец то ли умер от болезни, то ли утонул в результате несчастного случая.

Второй Дмитрий Иванович отца пережил — когда скончался Иван Грозный, его младшему сыну было около полутора лет.

Взошедший на престол Федор Иванович повелел отправить мачеху и брата в Углич, провозгласив его удельным князем.

Большие амбиции клана Нагих

Царевич Дмитрий стал последним удельным князем в России, при этом права его были серьезно ограничены. Управление Угличем осуществлял дьяк Михаил Битяговский, назначенный царем.

Отношения между окружением Федора Ивановича и Нагими были, мягко говоря, натянутыми.

Отправляя вдовствующую царицу и царевича в Углич, им дали понять — никаких претензий на престол с их стороны не потерпят. Правда была на стороне противников Нагих, поскольку, как уже было сказано, Дмитрий считался незаконнорожденным.

Клан Нагих, начиная с царицы, был крайне уязвлен таким положением дел, рассчитывая занять высокие государственные посты.

Но надежда у них сохранялась. Федор Иванович не отличался крепким здоровьем и не мог произвести на свет наследника. А это означало, что Дмитрий, при всей своей незаконнорожденности, остается единственным прямым наследником престола.

«Он находит удовольствие видеть перерезанное горло, когда течет из него кровь»

Сведения о самом Дмитрии противоречивы. Русскими историками по причинам, о которых будет сказано ниже, рисовался образ этакого ангелочка, наделенного исключительно добродетелями.

Иностранцы писали несколько иное. Англичанин Джайлс Флетчер, написавший книгу о своем путешествии в Россию, сообщал: «Младший брат царя, дитя лет шести или семи (как сказано было прежде), содержится в отдаленном месте от Москвы, под надзором матери и родственников из дома Нагих, но (как слышно) жизнь его находится в опасности от покушений тех, которые простирают свои виды на обладание престолом в случае бездетной смерти царя. Кормилица, отведавшая прежде него какого-то кушанья (как я слышал), умерла скоропостижно. Русские подтверждают, что он точно сын царя Ивана Васильевича, тем, что в молодых летах в нём начинают обнаруживаться все качества отца. Он (говорят) находит удовольствие в том, чтобы смотреть, как убивают овец и вообще домашний скот, видеть перерезанное горло, когда течет из него кровь (тогда как дети обыкновенно боятся этого), и бить палкой гусей и кур до тех пор, пока они не издохнут».

Помимо жестокости Дмитрия, которой он напоминал современникам отца и старшего брата Ивана, здесь еще всплывает и тема возможного покушения на царевича. Это чрезвычайно важно в связи с теми событиями, которые произошли впоследствии.

Роковое 15 мая

15 мая 1591 года царевич Дмитрий был найден мертвым во внутреннем дворике дворца. Смертельное ранение мальчик получил в шею.

Мать погибшего Мария Нагая, а также ее родственники, объявили, что царевич был зарезан людьми дьяка Михаила Битяговского по приказу из Москвы. Над Угличем зазвучал набатный колокол. Разъяренная толпа растерзала предполагаемых убийц — Осипа Волохова, Никиту Качалова и Данилу Битяговского, сына дьяка. Вслед за этим расправились и с самим Михаилом Битяговском, пытавшимся успокоить толпу.

С точки зрения царских властей, в Угличе произошел бунт. Шурин царя Федора Ивановича Борис Годунов, являвшийся на тот момент фактическим главой правительства, немедленно отправил в Углич следственную комиссию. Главой комиссии был назначен боярин Василий Шуйский.

Следствие по делу о гибели царевича Дмитрия уникально тем, что до нашего времени сохранились материалы расследования. Допрошены были около 150 человек — практически все, кто был причастен к событиям 15 мая.

Следствием установлено

В результате расследования было установлено следующее. Царевич давно страдал приступами «черной немочи» — эпилепсии. Последний припадок произошел 12 мая, то есть за три дня до гибели. Затем Дмитрию полегчало, и 15 мая, после посещения обедни, мать разрешила ему погулять во внутреннем дворе.

С царевичем были мамка Василиса Волохова, кормилица Арина Тучкова, постельница Марья Колобова и четверо сверстников Дмитрия, сыновья кормилицы и постельницы Петруша Колобов, Иван Красенский и Гриша Козловский. Мальчишки играли «в тычки» — эта древняя русская игра более всего напоминает так называемые «ножички», в которые играют до сих пор. В общих чертах, суть игры заключается в бросании заостренного металлического предмета (ножа или стержня) в землю определенным образом.

В руке у Дмитрия находился либо нож, либо свайка (заострённый четырёхгранный гвоздь). В этот момент царевича настиг новый приступ эпилепсии. Во время приступа мальчик непроизвольно воткнул острие себе в горло, что и стало причиной смерти.

Окончательный вывод следственной комиссии — царевич Дмитрий погиб в результате несчастного случая. Освященный собор во главе с патриархом Иовом утвердил результаты следствия.

Оружие против Годунова

В наказание за бунт Мария Нагая была пострижена в монахини под именем Марфы, её братья были отправлены в ссылку, самые активные участники бунта из числа горожан были казнены, либо сосланы в Сибирь.

Но это было только начало истории. В 1598 году, так и не оставив наследника, скончался царь Федор Иоаннович. Династия Рюриковичей пресеклась. Земский собор избирает нового царя — Бориса Годунова.

Для противников нового монарха «угличское дело» становится отличным инструментом для порождения в народе недоверия к Годунову. Одним из главных злоумышленников становится Василий Шуйский. Бывший глава следствия по делу о гибели царевича Дмитрия сам мечтает занять трон, поэтому интригует против Годунова изо всех сил.

А тут еще на сцене появляется Лжедмитрий I, якобы чудесно спасшийся от убийц царевич. Ему многие верят, и в итоге в 1605 году, после смерти Бориса Годунова и расправы над его сыном Федором, самозванец занимает трон. Василий Шуйский в очередной раз меняет показания, и признает в Лжедмитрии законного царевича.

Святой против самозванца

Но уже в 1606 году Василий Шуйский становится главой нового заговора, в результате которого Лжедмитрий будет убит, а честолюбивый боярин, наконец, садится на трон.

Однако и перед Шуйским встает проблема «чудесно спасшегося» царевича, теперь уже в виде Лжедмитрия II.

Царь понимает, что историю царевича нужно заканчивать, причем таким образом, чтобы народные массы поверили в то, что он мертв.

Царевич был похоронен в Угличе, где мало кто мог видеть его могилу. Василий Шуйский решает перезахоронить его в Москве, причем не просто как погибшего члена царской фамилии, а как святого мученика.

Это было изящное решение — при наличии почитаемых мощей святого миф о «чудесном спасении» будет использовать куда труднее.

По приказу царя в Углич направлена специальная комиссия под руководством митрополита Филарета — отца Михаила Романова, будущего основателя новой царской династии.

При вскрытии могилы мощи царевича были обнаружены нетленными и испускающими благовоние. В руке мертвый царевич сжимал горсть орехов — согласно версии об убийстве, преступники застигли ребенка, когда он игрался орехами.

Мощи торжественно перезахоронили в Архангельском соборе Кремля. Приходящие к гробу царевича стали заявлять о чудесных исцелениях, и в том же году он был причислен к лику святых.

То, во что не хочется верить

Здесь историки ходят по краю, ибо благоверный царевич Димитрий Углицский, угличский и московский и всея Руси чудотворец, и сегодня является почитаемым русским святым. Тем не менее, ради исторической правды необходимо упомянуть о том, что думали о канонизации царевича современники.

Политический смысл происходящего был ясен и лежал на поверхности — Василий Шуйский изо всех сил пытался оттолкнуть сторонников от Лжедмитрия II. До нашего времени дошли и очень нехорошие предположения, каким именно образом останки Дмитрия оказались нетленными. Утверждалось, что митрополит Филарет купил у одного из стрельцов сына, который по возрасту подходил под возраст смерти Дмитрия, и приказал умертвить его. Тело этого ребенка и было предъявлено в качестве нетленных мощей. В эту жуткую версию верить не хочется, но времена были очень суровые. Чуть позднее, при воцарении Михаила Романова, 3-летнего сына «чудесно спасшегося царевича Дмитрия» публично повесили, так что перед убийством детей в ту эпоху мало кто останавливался.

Красавица и самозванец. История трагической любви к власти Подробнее

Борис приговоренный

Итак, окончательная версия Василия Шуйского гласила — царевича Дмитрия убили сторонники Бориса Годунова по его личному приказу. Реабилитировать Годунова у царя не было причин — во-первых, он являлся его политическим противником, а во-вторых, канонизировать можно было только жертву убийства, но никак не больного эпилепсией, погибшего в результате припадка.

Канонизация царевича Дмитрия самого Шуйского не спасла: он был свергнут и закончил дни в польской тюрьме.

Однако версия о том, что младшего сына Ивана Грозного убили подручные Бориса Годунова, сохранилась и при династии Романовых. Во-первых, Романовы тоже враждовали с Годуновым, а во-вторых, версия о вине царя Бориса делала его «нелегитимным» монархом, поджигателем Смуты, которую завершило воцарение «легитимных Романовых».

Более двух веков Годунов безоговорочно считался убийцей царевича Дмитрия. Окончательно его «приговорил» талант Александра Пушкина в трагедии «Борис Годунов».

А было ли убийство?

Однако в 1820-х годах стали доступны обнаруженные в архиве материалы «Угличского дела». Русский историк Михаил Погодин поставил под сомнение версию об убийстве царевича. Материалы следствия довольно логично обосновывали то, что произошел несчастный случай.

Обращает на себя внимание и то, что следователей в Углич отправил сам Борис Годунов, требуя тщательного разбирательства. Выходит, что Годунов был абсолютно уверен в том, что никаких улик против него найдено не будет. Между тем, он никак не мог знать, как именно развивались события в Угличе и что именно видели свидетели. Получается, что Годунов был заинтересован в объективном следствии, зная, что оно подтвердит его невиновность.

К тому же в 1591 году царевич Дмитрий вовсе не был единственной помехой для Годунова на пути к трону. Тогда еще существовала небезосновательная надежда, что у Федора родится наследник. В мае 1592 года царица Ирина родила девочку, и никто не мог гарантировать, что это последний ребенок царской четы.

Нельзя забывать и о том, что царевич Дмитрий был незаконнорожденным с точки зрения церкви. С таким конкурентом Годунов мог побороться за трон и без наемных убийц.

За недостатком улик

У сторонников версии убийства есть еще один серьезный аргумент — современные медики полагают, что ребенок при приступе эпилепсии выронил бы нож, и никак не смог бы нанести себе смертельную рану. Но и на это есть ответ — рана могла возникнуть в результате неправильного оказания помощи перепуганными мальчишками или нянькам, спровоцировавшими роковое движение.

Расправа, учиненная над подозреваемыми в убийстве, лишила следствие их показаний, которые могли стать важнейшими в этом деле.

В итоге обе версии гибели царевича Дмитрия не могут быть отвергнуты окончательно.

В 1591 году произошло несчастие — убийство царевича Дмитрия в Угличе. Однажды утром царевича Дмитрия, вышедшего в сопровождении няни из хором поиграть со сверстниками, нашли во дворе мертвым с перерезанным горлом. На звуки набатного колокола к хоромам царевича сбежался народ. Прибежал с сыном и племянником и дьяк Битяговский, живший в Угличе для надзора за Нагими.

Сбежавшиеся видели как мать царевича, царица Мария, с плачем и криком била няню Василису Волохову. Слышали как она кричала, что царевич убит по приказанию дьяка Битяговского.

Убийство царевича Дмитрия в Угличе.

Толпа набросилась на Битяговского, на его сына и на племянника и на сына няни Василисы и убила их.

О происшедшем сейчас же было сообщено в Москву. Оттуда для расследования дела прислали следственную комиссию, во главе которой стоял князь Василий Шуйский. После подробного расследования эта комиссия донесла царю Федору Ивановичу, что смерть царевича последовала от нечаянного самоубийства: когда Димитрий играл с товарищами в «тычку», с ним произошел припадок падучей болезни; падая, он накололся горлом на находившийся в его руке нож, составлявший главный атрибут этой игры.

Над Нагими и угличанами был назначен суд, в котором, кроме бояр, приняли участие и патриарх и другие высшие духовные лица. Суд обвинил их в том, что они, без всяких оснований, погубили невинных людей — Битяговского и других. Царицу Марию постригли в монахини; ее братьев разослали в ссылку по разным городам; некоторых угличан казнили, а других сослали.

Впоследствии, — когда Борис Годунов сделался царем, — его враги распустили в народе слух, будто следственная комиссия скрыла от суда правду и будто на этом следствии было обнаружено, что царевич был убит людьми, подосланными Борисом. Распространители этого слуха говорили, что Годунов, стремясь захватить в свои руки после смерти бездетного Федора царскую власть, открыл себе дорогу к ней убийством законного наследника престола.

Народ верил этому слуху, хотя больше оснований было предполагать, — если в Угличе произошло убийство, а не самоубийство, — что убийцы были подосланы не Борисом Годуновым, а московскими боярами, опасавшимися, что со вступлением на престол Дмитрия, Нагие будут мстить им за свое удаление из Москвы. Боялись московские бояре и самого Димитрия, про которого говорили, что в его характере проявлялась отцовская наклонность к жестокости.

А правда ли, что царевич Дмитрий погиб в Угличе?

Угличское дело — убийство царевича Дмитрия

Свобода — это роскошь, которую не каждый может себе позволить.

Угличское дело – так называется комплекс мероприятий, которые были направлены на изучение загадочных обстоятельств, которые сопровождали одно из знаковых событий той эпохи — гибель одного из сыновей Ивана Грозного – молодого царевича Дмитрия. Такое название дела обусловлено местом, в котором произошла трагедия 15 мая 1591 года – город Углич. Существует несколько версий гибели царевича, но перед тем, как их рассмотреть, необходимо понять, какие события на Руси предшествовали этому загадочному делу.

Предпосылки

Смерть российского царя, объединившего русские земли, Ивана Грозного править страной стал его сын Федор. Кроме того, весомые права на российский трон были у царевича Дмитрия, который являлся сыном Ивана 4 от последней его женитьбы на Марии Нагой. Федор сразу же после смерти отца отправил его жену вместе с малолетним сыном как можно дальше от столицы государства — в Углич. Формально Дмитрию был выделен отдельный удел, где царевич правил, но на практике реальная власть в уделе сосредоточилась в руках чиновников, которые приехали из Москвы. Так, по особому распоряжению царя и его приблеженных в Углич был направлен дьяк Михаил Битяговский. Его задача была простой — следить за Дмитрием.

Отношения между Угличем и Москвой были неприятельские. Сохранились упоминания о том, что в Москве запрещалось упоминать имя Дмитрий Ивановича. Мария Нагая открыто высказывала свое недовольство тем, что ее семья была отлучена от Москвы. Мы видим напряженное отношение между Федором и Дмитрием, связанные с тем, что каждый из них имел права на престол. Но в скором времени оба брата были убиты, а к власти пришел царь Борис.

Суть угличского дела

15 мая 1591 года Дмитрия нашли мертвым с перерезанным горлом. Свидетелей этого убийства не было. Примечательным фактом является то, что жители Углича без суда и следствия убили Михаила Ботяговского и всех его родственников. Как мы помним, это был именно тот человек, который был прислан из Москвы «присматривать» за молодым царевичем. Сама же мать убитого также открыто говорила о том, что это дело рук людей, приехавших из Москвы.

Весть об убийстве Дмитрия была очень громкой. Народ взволновался в связи с наглым убийством члена царской семьи, который имел все основания быть российским царем. В результате Борис Годунов был вынужден создать специальную комиссию, которую направили в Углич для того, чтобы на месте разобраться в деталях дела и вынести свое решение по угличскому делу. В состав комиссии вошли:

  1. Василий Шуйский
  2. Окольничий Андрей Клешин
  3. Дьяк Елизар Даниловтч
  4. Митрополит Крутицкий

В результате их деятельности была сформирована следующая картина дела. Царевич Дмитрий играл на улице с ножом. Внезапно у него случился припадок эпилепсии, и он упал, разрыва ножом горло. Убийство Ботяговского отнесли к тому, что н попытался успокоить город, призвав жителей к порядку. Вместо этого обезумевшая толпа его просто разорвала.

Последствия гибели царевича Дмитрия

О результатах работы комиссии было доложено царю. В этом докладе особо подчеркивался факт несчастного случая гибели царевича, а также самоуправства его семьи и горожан над теми, кого они обвинили в этой смерти. Именно в нем и были обвинены все Нагие, а также активные зачинщики расправы. В результате угличское дело завершилось тем, что мать Дмитрия, Марию, постригли в монахини, и она под именем Марфы отправилась в монастырь. Все ее родственники подверглись ссылке, а самые активные участники самоуправства над московскими чиновниками были убиты.

Угличское дело имело большие последствия для страны. Во-первых, в стране оставался только один человек с правами на престол – царь Федор. Во-вторых, убийство Дмитрия привело к волне слухов о том, что он не мог быть убит и чудесным образом спасся. В результате этого в последствие в стране появился лже-Дмитрий. В-третьих, это был один из последних царей Рюриковичей.

Народная молва приписывала убийство Дмитрия Борису Годунову. Когда же в 1598 году загадочным образом умер Фёдор и за неимением другого претендента на трон царем нахвали Годунова – эти слухи только усилились.

Тайна гибели царевича Дмитрия

После гибели царевича Дмитрия в 1591 году и в непосредственной связи с его именем на Россию обрушились неисчислимые беды, а само событие обросло огромным количеством версий, легенд и слухов. Сначала выделим безусловные факты.
После воцарения в 1584 году Федора Ивановича, сына Ивана Грозного, младший брат нового царя Димитрий без объяснения причин был сослан в свой удел город Углич вместе с матерью, царицей Марией Нагой, отцом ее и другими родственниками.
У царя Федора не было детей, и угличский младенец мог стать реальным претендентом на престол в случае смерти царя и помешать Борису Годунову осуществить мечту о «высшей власти».
15 мая(28 мая по новому стилю) в полдень царица Мария собралась обедать и отпустила сына Дмитрия погулять и поиграть со своими сверстниками. Игра происходила на небольшом дворике, в углу между дворцом и крепостной стеной. За царевичем приглядывали три женщины — мамка Василиса Волохова, кормилица Арина Тучкова, постельница Марья Колобова. Четверо сверстников Димитрия, сыновья кормилицы и постельницы Петруша Колобов, Баженка Тучков, Иван Красенский и Гриша Козловский играли с царевичем ножом «в тычку».
Внезапно начался приступ болезни царевича. Буйный припадок навел ужас на его нянек. Ребенка бросило на землю и «било его долго», а женщины суетились около него, боясь подступиться. Когда кормилица Тучкова подняла ребенка с земли, было поздно. Рана в горло погубила царевича.
Когда на дворе громко и тревожно закричали, Мария, сбежав со второго этажа дворца и увидев мертвого сына на руках кормилицы, обезумела от горя. Она закричала, что ее сына зарезали, убили, схватила полено и стала колотить по голове Василису Волохову, крича, что зарезал царевича ее сын Осип.
Мария велела бить в набат и собирать народ.
Одновременно три женщины, обязанные оберегать ребенка, громко причитали и кричали, что ребенок в припадке падучей болезни сам «укололся» о ножичек, которым он играл «в тычку» с дружками. Но «укололся» он в то место в горле, где под кожей находятся важные кровеносные сосуды, поражение которых смертельно опасно для жизни.
Соборный пономарь по имени Огурец начал бить в колокол. Это был сигнал к мятежу. Главный дьяк Углича Михаил Битяговский взбежал на колокольню, ломился в звонницу, требуя прекратить бить в набат, но звонарь «ся запер и в колокольню его не пустил».
Площадь заполнила толпа возбужденных людей. Явившись на княжеский двор в кремле, дьяк Михаил Битяговский сначала по привычке прикрикнул было на толпу, но получив яростный отпор, сменял тон и призвал утихомириться. Это вывело из себя царицу Марию Нагую и ее братьев, особенно Михаила, который к тому же был «мертв пиян». Царица указала на Битяговского и его сына и сказала, что они «душегубцы царевича».
Спасаясь, дьяк и его сторонники скрылись в Дьячей избе. Разъяренная толпа выломала двери и забила их насмерть.
Расправившись с Битяговским, толпа кинулась на подворье дьяка, разграбила его, «питье из бочек выпив, и бочки кололи». Жену дьяка, «ободрав, нагу и простоволосу» поволокли с дочерьми на расправу.
Тело Дмитрия положили в гроб и перенесли в соборную церковь Преображения, а к царю послали гонца с вестью об убийстве.
Толпа готовилась завершить кровавый самосуд, но тут в церковь явились архимандрит Феодорит и игумен Савватий. Влиятельные монахи, по их словам, «ухватили» Битяговскую с дочерьми «и отняли их и убити не дали».
А Осип Волохов стоял недалеко от тела Дмитрия, избитый и израненный. Василиса слезно умоляла царицу «дати ей сыск праведный». Но как только монахи ушли, Мария указала на Осипа толпе, сказав: «то деи убоица царевича».
Осипа растерзали, а всего убили в тот день по одним источникам 15, по другим 12 человек. Трупы бросили в ров у крепостной стены.
Когда Нагие опомнились и сообразили, что они натворили, их охватила паника. Протрезвевший Михаил Нагой, до приезда следственной комиссии собрал ночью верных ему людей, велел раздобыть ножи и, как показывал перед следственной комиссией городовой приказчик Русин Раков «Михайло мне Нагой приказал класти к Михалу Битяговскому нож, сыну его нож, Никите Качалову нож, Осипу Волохову палицу». А перед тем, как положить на трупы несчастных сфабрикованные «улики», в чулане зарезали курицу и ножи обмазали ее кровью.
Через несколько дней из Москвы прибыла следственная комиссия во главе с бояриным Василием Ивановичем Шуйским. Он был очевидным противником Бориса Годунова, и этот факт как бы указывает на объективность формирования комиссии.А вот окольничий Андрей Клешнин, входивший в состав комиссии, дружил с Годуновым, да к тому же был зятем Михаила Нагого. Думный дьяк Елизар Вылузгин, руководивший в Москве Поместным приказом, и его подъячие обеспечивали всю практическую работу следственного «обыска». Входивший в комиссию крутицкий митрополит Гелвасий осуществлял своеобразный церковный «контроль» за ходом следствия.
Комиссией были опрошены очевидцы, а также участники самосуда, всего было опрошено примерно 140 человек, в том числе все члены семьи Нагих, кроме царицы Марии, которую никто не имел права опрашивать, но которая присутствовала на допросах и могла бы вмешаться в ход следствия, если бы захотела. Но царица лишь попросила митрополита Гелвасия заступиться перед царем за «бедных червей», за Михаила Нагого с братьями.
Избитая до полусмерти Василиса Волохова заявила комиссии, что она видела, как царица указала на Битяговского с сыном и молвила миру: «то-де душегубцы царевича».
Следственная комиссия Василия Шуйского работала до 30 мая, она подготовила «Дело розыскное 1591 году про убийство царевича Димитрия Ивановича на Угличе» и признала, что царевич Дмитрий погиб в результате несчастного случая, наткнувшись во время болезненного припадка на свой нож.
2 июня в московском Кремле собрались высшие иерархи православной церкви и дьяк Щелкалов прочитал перед ними полный текст угличского следственного дела. Патриарх Иов от имени церкви полностью согласился с выводами комиссии Василия Шуйского о нечаянной смерти царевича.
Одновременно патриарх заявил об «измене» Нагих, которые побили «напрасно» государевых людей. На основании церковного приговора Нагие были репрессированы, посажены в тюрьму или сосланы в отдаленные края. Мать Дмитрия насильно постригли в иночество под именем Марфы и поместили в Выксинскую пустынь за Белоозеро. Некоторых угличан казнили, многим отрезали языки, а многих сослали в Сибирь, в городок Пелым. Наказали даже колокол, позвавший набатным звоном к мятежу. Ему отрезали язык (как человеку), и сослали в Сибирь. Вернули опальный колокол в Углич лишь в конце XIX века. Теперь он висит в церкви царевича Дмитрия «На крови», построенной на месте его гибели.
Но прошло несколько лет и новый, еще более удивительный слух покатился по стране. На этот раз утверждалось. что действительно Борис Годунов готовил заговор, хотел убить Дмитрия, но тот чудесным образом сумел избежать гибели, спасся и готовится вернуть себе царский трон. Авторы этой версии утверждали, что на самом деле заговорщики зарезали дворового мальчишку, а Дмитрия в общей суматохе увели в безопасное место. Именно этот слух распространяли сторонники Лжедмитрия, продвигая авантюриста на московский трон. Имеются сторонники этой легенды и в наше время.
Обеспокоенный Борис Годунов повелел тайно доставить в Москву мать Дмитрия Марию Нагую (в монашестве Марфа), которую спросили, жив ее сын или мертв. И черница Марфа неожиданно заявила: «Не знаю». Не исключено, что она так хотела отомстить Годунову за гибель сына, за свои унижения, за насильственный постриг. А иначе придется признать, ято Марфа действительно надеялась, что сын ее жив. По свидетельству очевидцев жена Бориса Годунова Мария, дочь Малюты Скуратова в ярости от этих слов схватила горящую свечу и хотела выжечь глаза чернице Марфе, вопя : «Ах ты, б…! Как смеешь говорить, что не знаешь, когда тебе-то доподлинно известно?!» Борис едва успел отнять свечу, а Марфа твердила, что, мол, говорил ей кто-то, что ее сына живым увезли из страны, а говорили те, кто уже умерли (см. А. Бушков. Тайны Смутного времени. М., 2009, стр.31).
Заняв Москву и царский трон, Лжедмитрий добился того, что Марфа публично признала его своим сыном, но как только авантюриста 17 (27) мая 1606 года убили, отказалась от него и заявила, что её сын несомненно погиб в Угличе.
Тогда же, в 1606 году, в начале правления Василия Шуйского царевич Дмитрий был причислен к лику святых, как «невинно убиенный», а прах его перенесли в Московский Кремль, в Архангельский собор, в фамильную великокняжескую и царскую усыпальницу, где он покоится «в приделе Иоанна Предтечи, идеже отец и братья его».
И вот уже более четырех веков россиянам сообщается в церквах в день благоверного царевича Димитрия Угличского и Московского (в день его убиения) о событии именно в таком изложении. В православном календаре за 2019 год читаем, что «в «Иконописном Подлиннике» под 15 мая сказано: «Подобием млад отрок; в венце царском и багрянице, руки молебныя; убиен бысть на Угличе повелением Бориса Годунова».
Так церковь, как могущественная идеологическая организация тех времен отказалась от первоначальной версии гибели царевича Димитрия в результате несчастного случая, закрепленной решением церковного собора от 2 июня 1591 года. Теперь 15 мая считался днем убиения благоверного царевича Димитрия, Угличского и Московского, «повелением Бориса Годунова».
Именно эта версия превалирует в летописных текстах. Им противостоит один документ, да и тот случайно сохранившийся — Угличское следственное дело 1591 года.
Неудивительно, что мнение, освященное авторитетом церкви, оказывало и оказывает влияние и на историков. Большинство их приняло официальную точку зрения. В их числе Н. Карамзин, С. Соловьев, Н. Костомаров, В. Ключевский, все они доказывали виновность Бориса Годунова. Противоположную точку зрения отстаивали немногие. Например, крупнейший историк Смутного времени С. Платонов, считал все обвинения против Годунова голословными и заявлял о необходимости «моральной реставрации» облика Бориса Годунова, как о «прямом долге исторической науки».
Мнение Н. Карамзина подтвердил всей мощью своего таланта А. Пушкин. Он показал, как человек, достигший «высшей власти», мучается от сознания чудовищного преступления от сознания того, что , говоря современным языком, «заказал» убийство невинного младенца. Понятно, что влияние гениального творения на читателей несомненно побеждало, да и побеждает суховатые и трезвые выводы исследователей, тем более, что в научном содружестве нет единодушия по этому вопросу.
Итак, от летописей до новейших исследовательских и популярных произведений имеют хождение по крайней мере две основных версии гибели царевича.
Одна версия — царевич пал жертвой чудовищного заговора, инициатором которого был Борис Годунов.
Другая версия — мальчик погиб во время эпилептического припадка, нечаянно нанеся себе смертельную рану в шею своим ножом.
Казалось, что гибель восьмилетнего мальчика не может таить загадок, ведь трагедия произошла в полдень, в ясную погоду на глазах трех женщин, которые должны были следить за ребенком. Дмитрий играл с четырьмя известными ему сверстниками, правда, один был постарше.Тем не менее, Н.М. Карамзин излагает совершенно иную картину убийства Дмитрия посланцами Годунова, считая эту версию правдивой. Указывает на то, что дьяк Михаил Битяговский был прислан в Углич незадолго до гибели царевича. Сообщает, что царица Мария, заметив враждебность Битяговского и его товарищей, стала беречь сына, никуда из хором не выпускала. Но 15 мая она почему-то осталась в хоромах, а мамка Волохова, бывшая в заговоре, повела ребенка погулять. За ними пошла и кормилица, уговаривавшая Волохову оставить ребенка дома.
На крыльце уже дожидались убийцы. Осип Волохов, взявши Дмитрия за руку, сказал: «Это у тебя, государь, новое ожерельице?» Ребенок поднял голову и отвечал: «Нет, старое». В эту минуту сверкнул нож, но убийца кольнул только в шею, не успев захватить гортани, и убежал. Дмитрий упал, кормилица пала на него, чтоб защитить, и начала кричать. Тогда Данила Битяговский с Качаловым, избивши ее до полусмерти, отняли у нее ребенка и зарезали царевича.
Поверив летописному рассказу, Карамзин напрочь отверг угличское сыскное дело, посчитав, что «взяли и переписали грамоты Углицкие: Сказали в них, что царевич в судорожном припадке заколол себя ножем, от небрежения Нагих, которые, закрывая вину свою, бесстыдно оклеветали Дьяка Битяговского и ближних его в убиении Димитрия, взволновали народ, злодейски истерзали невинных».
По мнению Карамзина, Борис Годунов пытался сначала оклеветать юного наследника престола, распустив через своих приверженцев лживые слухи о мнимой незаконнорожденности царевича, ссылаясь на то, что православная церковь считает законными только три последовательных брака, а он родился от шестого брака, и даже запретил поминать его имя во время богослужений.
Потом распространил новый вымысел, что будто бы Дмитрий унаследовал жестокий нрав и суровость Ивана Грозного. Поскольку эти действия не принесли желаемого, то коварный Борис решился погубить царевича. Попытка отравить Дмитрия с помощью Василисы Волоховой не увенчалась успехом: смертоносное зелье не навредило ему.
Тогда, решившись на явное преступление, Борис стал искать убийц. И нашел в лице дьяка Михаила Битяговского, его сына Данилы и племянника — Никиты Качалова. Подкупили также мамку царевича Василису Волохову и сына ее Осипа.
С.М. Соловьев не только поддерживает обвинения против Бориса Годунова, но и пытается опровергнуть противоположные взгляды на гибель царевича Дмитрия, которые высказали М.П. Погодин и К.С. Аксаков. Они считали, что в угличском деле немало свидетельств в пользу несчастного случая.
Н.И. Костомаров в работе «О следственном деле по поводу убиения царевича Димитрия» утверждал, что «следственное дело… никак не может для историка иметь значения достоверного источника». Он ссылался при этом на то, что проводивший следствие Василий Шуйский два раза отрекался от выводов своего же следствия.
Историки советского периода в угличском деле заняли иную позицию. В их трудах, если можно так сказать, был реабилитирован Борис Годунов. В СССР опасались даже в исторических деятелей направлять критические стрелы. Все помнили, как пострадал за недооценку роли Ивана Грозного кинорежиссер Эйзенштейн за свой фильм об этом деятеле.
Но не это главное. Историки советского и постсоветского периодов подвергли научному критическому анализу как летописные версии гибели Дмитрия, так и угличское следственное дело. В их трудах приводятся убедительные доводы о реальности показаний, отраженных в угличском деле, но и не умалчиваются слабые места.
Угличским следствием проверялась только одна версия события, о случайном самоубийстве царевича. А другая версия, что «царевича зарезали Осип Волохов, да Микита Качалов, да Данило Битяговской», о чем заявил на допросе Михаил Федорович Нагой, брат царицы, практически не проверялась.
Василий Шуйский не спрашивал ни Волохову , ни двух других нянек царевича, не был ли заговор против царевича, не знали ли они о заговоре. А почему было не допустить, что одна из женщин ловко использовала припадок и незаметно подтолкнула Дмитрия под нож? А если это был давний заговор, если действовал ловкий и обученный человек? Заговорщики могли коварно учитывать, мол, кто подумает на женщину, что она решится на черное дело, да еще средь белого дня, да при свидетелях? А ведь в средние века в Западной Европе немало прославилось женщин хитроумными отравлениями и другими убийствами. Но, повторюсь, у следственной комиссии таких предположений не возникло, хотя Волохова свою вину признавала, каялась, что виновата, но только в том, что не уберегла царевича.
Кстати, и кормилица Тучкова. откровенно признавала себя виновницей гибели царевича, говорила, что «она того не уберегла, как пришла на царевича болезнь черная… и он ножом покололся».
Четырем мальчикам, игравшим с царевичем в ножички, следователи дважды задавали один и тот же вопрос. Первый вопрос был «Хто в те поры за царевичем были?» Ребята ответили, что «были за царевичем в те поры только они четыре человеки да кормилица да постельница». Волохову они не назвали.
И тут ребятам задали главный вопрос: Осип Волохов и Данило Битяговский «в те поры за царевичем были ли?» Все мальчики дали отрицательный ответ. О том, что случилось на дворе они сказали: «играл-де царевич в тычку ножиком с нами на заднем дворе и пришла на него болезнь — падуче недуг — и набросился на нож».
Нельзя исключать, что ребята сговорились или их подучили, как говорить, но показания взрослых свидетелей подтверждают показания ребят.
Василий Иванович Шуйский несомненно учитывал, что если расследовать версию убийства, то это будет направлено напрямую против Годунова, который к тому времени успел запятнать свое имя и ссылками, и казнями. Было ясно, что если трагедия будет квалифицирована, как «убийство», то преступление народная молва непременно отнесет на счет Бориса Годунова. А идти против всесильного любимца царя Федора Ивановича, жена которого Ирина была родной сестрой Бориса, он едва ли бы осмелился.
В наше время учёный-правовед, специалист в области криминалистики и судебной экспертизы профессор И.Ф. Крылов, обратился к научному руководителю отделения детской нейропсихиатрии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института имени В.М. Бехтерева Рэму Андреевичу Харитонову, как к одному из самых крупных в стране специалистов по детской эпилепсии с вопросами, насколько вероятно было царевичу Дмитрию налететь на нож во время припадка.
Отвечая, этот специалист заявил, что царевич не мог сам зарезать себя ножом во время припадка; что вероятность того, что он во время припадка мог «напружиться» на нож настолько мала, что не может приниматься во внимание. Таких случаев в мировой литературе со времени его убийства не было. Кроме того царевич не мог себе причинить вред, » так как во время большого судорожного припадка больной всегда выпускает из рук предметы, находящиеся в руках».
Доктор исторических наук Р.Г. Скрынников подробно анализирует угличское следственное дело, и отдает ему решительное предпочтение перед летописными сведениями. Он обращает внимание на то, что слушания проходили в открытом режиме, что особо пристрастно расспрашивали свидетелей. Так, он подчеркивает, что в показаниях свидетелей неоднократно упоминается ножик, которым играл царевич: «играл через черту ножом», «тыкал ножом», «ходил по двору, тешился сваею (ножом) в кольцо». Однако, он признает, что снижает доказательность следствия то, что комиссия не нашла важнейшую улику — ножичек, да и не искала его.
Если все было именно так, как заявила следственная комиссия, то зачем надо было Михаилу Нагих, дяде несчастного Дмитрия, прятать или уничтожать этот самый ножичек? Кроме того, сомнительно, чтобы ребенок при падении случайно упал как раз опасным местом на ножичек, который тоже случайно должен был воткнуться в землю черенком, а острием вверх. А если мальчик поранил себя после падения, катаясь в конвульсиях, то случайное ранение в смертельную точку на горле тоже вызывает сомнение.
Комиссия не заметила, что основные свидетели разошлись в показаниях, когда именно мальчик «укололся» ножичком в горло — в момент падения на землю или после падения, в то время, когда он бился в конвульсиях на земле.
И, наконец, дядя царевича Михаил Нагой от начала и до конца следствия упрямо твердил, что царевича зарезали и не изменил свои показания. Однако, он не был свидетелем и появился на месте события после гибели царевича.
Как видим, на любой довод «за», имеется довод «против».
Доктор исторических наук В.М. Корецкий сравнивает летописные сказания об угличской трагедии и угличское следственное дело. Он сторонник осторожного отношения к правдивости ведения следствия, ссылается на то, что «уже С.М. Соловьев обратил внимание на недобросовестность ведения следствия, специальный подбор спрашиваемых и т.п.»
Историки советского времени были свободны от церковного запрета приписывать царевичу невольное самоубийство. Усилиями К.В.Базилевича, В.И. Корецкого, Р.Г. Скрынникова и других были глубоко проанализированы Угличское следственное дело 1591 г. , летописные сообщения, записки иностранцев об этом событии, описания этого события в исторических произведениях. Но к единому мнению они не пришли. Вместе с тем, в их трудах убедительно показано, что убийство царевича было не только не выгодно Борису Годунову, но, наоборот, таило для него несомненную угрозу. Именно накануне угличских событий обострились отношения со шведами и южными соседями. Одновременно правители опасались народных волнений в Москве.
В недавнем телевизионном сериале «Борис Годунов» дается понять, что Борис Годунов виновен в организации убийства царевича Дмитрия, но сделал он это, якобы, по наущению своей жены Марии, дочери Малюты Скуратова.
Понятно, что со смертью Дмитрия, а затем его брата, царя Федора Ивановича в 1598 году пресекалась царская династия Рюриковичей, и была неизбежна беспощадная борьба за власть, потому что никто из окружения царя не мог претендовать на московский трон. И поэтому подозрения по поводу Бориса Годунова вполне оправданы. Борис Годунов с юных лет, подростком оказался при царском дворе, был опричником и, более того, зятем главаря опричников Малюты Скуратова и не нуждался в подсказке, как убирать соперников в борьбе за власть, как производить «перебор людишек». Но и здесь мы обязаны сказать, что это только подозрения, которые не доказаны.
«Заинтересованность Годунова, — полагает В.М. Корецкий,- выдает и то, что он не решился похоронить царевича в Архангельском соборе, древней усыпальнице московских государей и их родственников, куда прах Дмитрия был перенесен лишь в царствование Шуйского».
Используется в литературе и старинная версия о подмене царевича Дмитрия. Опираясь на «косвенные доказательства» и «логические построения», современные литераторы охотно сочиняют все новые и новые волнующие подробности гибели царевича.
Научный диспут о причинах смерти царевича Дмитрия продолжается и конца его не видно. Но при всем уважении к науке, невольно склоняешься к трактовке угличского события и трагедии Бориса Годунова, представленной в произведении великого Пушкина.
Душа сгорит, нальется сердце ядом,
Как молотком стучит в ушах упрек,
И всe тошнит, и голова кружится,
И мальчики кровавые в глазах…
5.04.19

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх