Помост

Вопросы веры

Уложение Алексея Михайловича

33. Судебный процесс по Соборному уложению 1649 г

Как и прежние кодексы, Соборное уложение устанавливало две формы судебного процесса: обвинительно-состязательную и розыскную.

Обвинительно-состязательный процесс применялся при рассмотрении имущественных споров и мелких уголовных дел. Он начинался с подачи заинтересованным лицом челобитной жалобы. Затем пристав вызывал в суд ответчика. Последнему при наличии уважительных причин предоставлялось право дважды не являться в суд, однако после третьей неявки он автоматически проигрывал процесс. Выигравшая сторона получала соответствующую грамоту.

В системе доказательств изменений не произошло. Использовались свидетельские показания, письменные доказательства, присяга, жребий.

В качестве свидетельских показаний применялись ссылка из виноватых (ссылка на показания свидетеля, которые должны были совпасть с утверждениями ссылающегося) и общая ссылка (обе спорящие стороны обращались к одним и тем же свидетелям). В обоих случаях совпадение или несовпадение показаний решало исход дела.

В сложном случае применялись «общий обыск» и «повальный обыск» — опрос всех свидетелей относительно фактов совершения преступлений или конкретного подозреваемого лица.

Судоговорение в обвинительно-состязательном процессе было устным. Каждая стадия процесса (вызов в суд, поручительство, вынесение решения и т. д.) оформлялась особой грамотой.

Розыскной процесс, или сыск, применялся по наиболее важным уголовным делам. Дело могло начинаться с заявления потерпевшего, обнаружения факта преступления или с наговора (доноса). Государственным органам, которые вели следствие по делу, предоставлялись широкие полномочия. Они опрашивали свидетелей, проводили пытки, применяли опрос всех свидетелей и подозреваемых и др. Соборное уложение в одной из глав регламентировало использование пыток: а) основанием служили результаты «обыска»; б) пытку можно было применять не более трех раз, с определенным перерывом; в) показания, взятые под пыткой, должны были подтверждаться другими доказательствами; г) показания под пыткой протоколировались.

Решение суда записывалось в «Судный список». Выигравшей стороне выдавалась «правая грамота». Если ответчик не исполнял решения добровольно, то его выводили на «правеж», т. е. ставили перед окнами приказа в часы работы и били палками по ногам.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

15. СУД И ПРОЦЕСС ПО СОБОРНОМУ УЛОЖЕНИЮ 1649 г.

1. Судебные органы России в середине XVII в. представляли со-

бой довольно сложную систему. Они делились на государственные, церков-

ные и вотчинные. Государственные, в свою очередь, делились на цент-

ральные и местные.

Основными инстанциями государственного суда были:

-царь являлся центральным судебным органом и непосредственно

судил только лиц, имевших особую привилегию судиться у царя.

— Боярская дума — высшая судебная инстанция. Судебными делами

занималась особая комиссия — Расправная палата.

— приказы обладали специальной подсудностью. Судный приказ

ведал судом над привилегированными слоями населения. Приказ сыскных

дел являлся высшей судебной инстанцией по земельным и холопьим де-

лам. Разбойный приказ занимался разбойными, татебными (кражами) и дру-

гими уголовными делами. Особой подсудностью обладали и другие приказы

(Земский, Холопий, Поместный и др. ).

— местный суд вершили губные старосты (целовальники), избран-

ные из детей боярских и дворян сроком на один год. Губные органы были

подчинены Разбойному приказу. В отдаленных местностях сохранялся вое-

водский суд. Воевода обладал правом безапелляционного суда.

2. По Соборному уложению существовало две формы судебного

процесса: состязательно обвинительный (суд) и розыскной.

Состязательно-обвинительный процесс проводился при рассмотре-

нии гражданских и мелких уголовных дел. Он начинался после подачи за-

явления заинтересованным лицом с изложением сущности дела, размера ис-

ка и с указанием местожительства ответчика. Заявление визировалось дь-

яком и передавалось приставу (теперь оно называлось приставной па-

мятью). Пристав должен был обеспечить явку ответчика в суд. Вызов от-

ветчика в суд мог также быть произведен выдачей истцу зазывной грамо-

ты. Зазывная грамота предъявлялась истцом местным властям, которые

должны были обеспечить явку ответчика в суд в установленный срок.

В случае третьей неявки ответчика в суд требование ист-

ца удовлетворялось без судебного разбирательства и ему выдавалась бес-

судная грамота.

Личное участие сторон в заседаниях суда было необязательным,

их могли заменить представители.

Судебное разбирательство начиналось подачей сторонами, явив-

шимися на суд, ставочного челобитья. Судебное разбирательство было

устным: первое слово судья предоставлял истцу, затем ответчику, затем

снова истцу и т. д.

Система доказательств:

-крестное целование (присяга, скрепленная религиозной клят-

вой),

-показания свидетелей:

общая ссылка, т. е. ссылка обеих сторон на одного и того же

свидетеля,- решающий вид доказательств,

ссылка из виноватых, т. е. ссылка стороной на одного свидете-

ля с условием подчиниться обвинению, если свидетель покажет против

сославшегося,

-общий обыск, т. е. опрос местных жителей особым лицом (сыщи-

ком) о спорных обстоятельствах дела. При этом показания давались

под присягой, записывались и скреплялись подписями опрошенных лиц.

-повальный обыск, т. е. опрос местных жителей о конкретном ли-

це, совершившем преступление,

-письменные доказательства,

-жребий (применялся при исках размером менее рубля).

Судебное разбирательство могло состоять из нескольких заседа-

ний. Прения сторон заносились в особый протокол (судный список).

Последняя стадия судебного разбирательства называлась верше-

ние и завершалась вынесением приговора, который составлялся на основа-

нии судного списка. Выигравшая сторона получала правую грамоту.

Обжалование решений допускалось в случаях неправильного сос-

тавления судного списка («суд был, да не таков») и при доказанном по-

лучении судьей взятки (посула).

Исполнение приговора могло быть сопряжено с процедурой праве-

жа, проводившейся в случае нежелания или невозможности уплатить ответ-

чиком положенный штраф. Правеж состоял в ежедневном битье ответчика

перед приказной избой по икрам обнаженных ног во время заседаний суда.

За каждые 100 рублей ответчик подвергался правежу в течение месяца. По

истечение этого срока взыскание обращалось на имущество должника.

3. Розыскной (инквизиционный) процесс применялся по всем уго-

ловным и государственным делам («слово и дело»). Он начинался по ини-

циативе государственного учреждения. Поводом для начала расследования

могли быть специальные указания царя (по наиболее важным государствен-

ным преступлениям),доносы (по политическим делам),жалобы потерпевших

(по уголовным делам). В розыскном процессе проводилось предварительное

расследование, которое еще не получило четкой регламентации в правовых

документах.

При производстве предварительного расследования производились

следующие действия:

-задержание подзреваемого,

-арест,

-очные ставки (в случае оговоров),

-повальный обыск, т. е. опрос местных жителей о лице, совер-

шившем преступление. Обыск производили губные учреждения и воеводы. По

количеству опрошенных лиц различался малый и большой повальный обыск.

Точное число участников обыска в Уложении не установлено. Дело решали

показания большинства. В случае единогласного «облихования» (обвинения)

человека приговаривали к смертной казни. «Облихование» большинством

опрошенных вело к тюремному заключению. Признание обыскными людьми об-

виняемого «добрым человеком» вело к передаче его на поруки с условием

впредь не совершать преступлений.

-пытки применялись для получения признания обвиняемого. В

Уложении были определены основания и порядок проведения пытки. Если в

ходе пытки обвиняемый указывал на соучастников (т. е. имел место ого-

вор),то названные им лица также подвергались пытке.

Следствие по делу вели судебные органы. Примирение пострадав-

шего с обвиняемым не прекращало дела.

Система доказательств:

-признание обвиняемого,

-поимка с поличным,

-показания свидетелей,

-результаты повального обыска.

Приговор выносился судьями, участвовавшими в судебном разби-

рательстве. Судоговорение было заменено допросом и очной ставкой. При-

ведение приговора в исполнение совершалось силами государства.

Уложение царя Алексея

В 1649 году в России был принят новый свод законов – Соборное уложение. Опираясь на него, царь Алексей Михайлович существенно расширил социальную базу самодержавной власти, упрочил позиции государства в целом. Это обстоятельство и предопределило долгожительство Уложения, действовавшего вплоть до 30-х годов XIX века.

Соляной бунт в Москве. 1648 год. Худ. Э.Э. Лисснер. 1938 — фото предоставлено М. Золотаревым

История возникновения Соборного уложения неразрывно связана с началом царствования Алексея Михайловича, который вступил на престол в июне 1645 года, после скоропостижной кончины отца, царя Михаила Федоровича…

Дядька Тишайшего

В первые годы молодой государь мало занимался делами. Реальная власть перешла к человеку, которому Тишайший доверял безгранично, – его воспитателю и дядьке, боярину Борису Ивановичу Морозову. Боярин был сведущ, деловит и ловок в обхождении. Но ему не хватало широты ума.

К тому же Борис Иванович был корыстолюбив и поспешил окружить себя дельцами, по большей части нечистыми на руку. Нравственный облик этих людей в последующем станет одной из причин открытого народного возмущения.

Всевластие Морозова вызывало немало толков и нелестных слов в адрес… Алексея Михайловича. «Государь-де молодой глуп, а глядит-де все изо рта у бояр, они-де всем владеют, а сам-де он, государь-то, все ведает и молчит, черт-де у него ум отнял», – говорили в народе, разумея под боярами в первую очередь Морозова.

Между тем доверчивость Алексея Михайловича вполне понятна: он был не «глуп», а молод и неопытен. И не он один, оказавшись в юном возрасте на престоле, искал поддержки.

Так было и с его отцом Михаилом Федоровичем, первым Романовым, так будет и с его сыновьями – Федором, Иваном и Петром. Правда, традиция предполагала соправительство Боярской думы или регентского совета. Морозов же подмял всех, предпочитая единолично поддерживать скипетр – еще тяжелый, по меткому выражению одного дипломата, для руки юноши.

Морозов и его окружение осознавали, что решение основных внешнеполитических задач – прежде всего возвращение отошедших к Речи Посполитой русских земель – невозможно без обеспечения безопасности южных границ.

В этом смысле правительство готово было продолжить те титанические усилия, которые прилагались властями в прежнее царствование, – по возведению засечных черт и городов-крепостей в Диком поле. А это, в свою очередь, остро ставило проблему изыскания средств для пополнения казны.

Морозовская соль

При решении этой проблемы Морозов сосредоточился на двух направлениях.

Во-первых, он резко сократил государственные расходы. Служилым людям уменьшили денежные и кормовые выплаты. Приказным, «кормящимся от дел», урезали или вовсе перестали платить жалованье.

Особое внимание обратили на недоимки – недополученные за прошлые годы налоги с населения. Должники были поставлены на правеж в масштабах до того невиданных.

Посвист батогов вперемежку со стонами недоимщиков – вот истинная музыка первых лет царствования Тишайшего.

Во-вторых, правительство попыталось найти принципиально новые виды налогов. Так, в 1646 году была введена высокая пошлина на соль. Ее инициаторы исходили из того, что потребность в соли испытывают все слои населения и каждый, в зависимости от достатка, станет платить за нее «своею волею».

Сделав ставку на косвенный налог, правительство в ожидании денежного половодья даже отменило главные виды прямых налогов.

Однако все эти меры привели к результатам прямо противоположным. Жесткая экономия со стороны государства вызвала острое недовольство. В приказах и воеводских избах расцвели лихоимство и беззаконие. Найти «правду» стало чрезвычайно трудно, в судах торжествовала «житейская мудрость»: кто сильный и богатый, «за тем и заступы больше».

Потерпело фиаско правительство и с соляным налогом. Население резко сократило потребление соли. В итоге предполагавшееся финансовое половодье обернулось пересыхающими, жиденькими денежными ручейками.

В 1647 году был отменен новый и восстановлены прежние налоги. При этом власти потребовали с тягловых людей их уплаты за два «льготных» года. Столь беззастенчивая ревизия собственного законодательства вызвала взрыв возмущения.

Большая челобитная

Мишенью для недовольных стали Морозов и его окружение. Особую ненависть снискал у москвичей глава Земского приказа Леонтий Плещеев. Современники даже заговорили о «плещеевщине» как символе торжества беззакония и права сильного.

Все попытки пожаловаться на него царю оканчивались ничем. Плещеев и подобные ему были неуязвимы. Ненависть, хоть и копилась по капле, должна была рано или поздно обернуться взрывом невиданной силы.

Этот взрыв произошел летом 1648 года. 2 июня москвичи ворвались в Кремль, требуя наказать неправедных судей и мздоимцев. Возглавлявший Стрелецкий приказ Борис Иванович Морозов дал команду стрельцам разогнать восставших.

Но стрельцы, вкушавшие вместе со всеми дорогую морозовскую соль, отказались выступить «против народа». Это резко обострило ситуацию. У правительства не было сил справиться с «гилевщиками».

Портрет царя Алексея Михайловича Романова. Неизвестный художник. Конец XVIII – начало XIX века — фото предоставлено М. Золотаревым

Чтобы как-то унять пламя мятежа, на расправу был выдан Плещеев. Его даже не довели до плахи. Толпа растерзала окольничего, едва он оказался за кремлевскими воротами.

Пролитая кровь лишь раззадорила восставших. Народ требовал выдачи главного виновника бедствий – «изменника» Морозова. Перепуганный Алексей Михайлович со слезами на глазах «вымолил» боярина у «черни», пообещав навсегда отстранить его от дел и удалить из Москвы. Под угрозой новых выступлений Борис Иванович принужден был покинуть столицу.

ТЕМА ПРАВДЫ И СПРАВЕДЛИВОСТИ СТАЛА ДЛЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА НАИВАЖНЕЙШЕЙ. В контексте эпохи такой подход воспринимался как зримое торжество законности

Между тем московские события стали обретать формы организованные. Инициативу перехватили посадские «миры» и примкнувшие к ним провинциальные дворяне. 10 июня царю была подана их совместная Большая челобитная с требованием наказания виновных и созыва Земского собора для разработки уложения – нового свода законов.

Алексей Михайлович не осмелился перечить челобитчикам. Тем более что известия о восстании в столице вызвали волнения в других городах. Характер и направленность этих волнений обыкновенно отражали особенности регионов.

На севере, в Поморье, где традиционно были сильны посады и существовали тесные связи с черносошным крестьянством, выступления обрушивались на «мирских кровопийц и мироедов» – на городские верхи, притеснявшие местное население.

На юге, где преобладал мелкий служилый люд, восставшие изливали свой гнев на начальных людей. Но и в том и в другом случае удар приходился и на воеводскую администрацию.

Городские восстания, волной прокатившиеся по стране, показали, что традиции самоуправления и способность выдвигать и отстаивать требования не были утрачены – «мир» и «земля» оставались грозной силой.

В годы Смуты они сумели изгнать захватчиков, обуздать «воров» и помочь возродить царство. Сейчас же – заставить власти считаться с собой.

Земский собор

Все происходящее чрезвычайно напугало верхи. В Кремле не без оснований опасались расширения и радикализации выступлений. Все те, кто стоял у кормила власти и кормился от этой власти, признали целесообразным пойти навстречу заветным чаяниям «народа», главным из которых было создание нового законодательства.

«И то всем ведомо, что Собор был не по воле, боязни ради и междоусобия от всех черных людей, а не истинные правды ради», – заметил по этому поводу уже в годы своей ссоры с Тишайшим патриарх Никон.

Уложение царя Алексея Михайловича. Москва, Печатный двор. 1649. Глава «О богохульниках и церковных мятежах» — фото предоставлено М. Золотаревым

Открывшийся осенью 1648 года Земский собор сильно отличался от всех предшествующих. И не только своей численностью, уступавшей разве что Собору 1613 года, когда выбирали царя. В 1648-м в столице собралось чуть меньше 300 выборных, причем от уездного дворянства – более 170 человек, от городов – 89, от московских сотен и слобод – 12 и от стрельцов – 15.

Здесь обращает на себя внимание решительное преобладание представителей уездов и провинциальных городов. Никогда, пожалуй, за всю историю существования земских соборов правительство не сталкивалось с таким сильным и организованным давлением выборных, как в этот раз.

В этом смысле принятое Уложение 1649 года можно назвать не только следствием городских восстаний, но и детищем провинции, буквально продиктовавшей власти содержание многих статей. По нашим подсчетам, более 100 статей восходят к челобитным представителей провинциального дворянства и посада.

Особенностью поведения дворянских и посадских выборных на Соборе стала скоординированность их действий, совместное давление на правительство. Этот союз («одиначество») реализовался в рамках сословного и «чиновного» сознания, причем на самом Соборе статусные перегородки соблюдались с большей строгостью, нежели в повседневной жизни. Дворянские и посадские выборные, подкрепляя друг друга, всегда били челом раздельно, по «куриям».

Однако нет никаких оснований сомневаться в том, что взаимная поддержка двух выборных «курий» – результат понимания, что в «диалоге» с властью солидарные выступления принесут больший результат, чем раздельное «крепкостояние».

Боярин князь Никита Иванович Одоевский (ум. 1689) возглавлял приказ-комиссию по подготовке Соборного уложения — фото предоставлено М. Золотаревым

Начав работу над Уложением, окружение второго Романова постоянно опасалось нового возмущения. Назывались даже сроки, когда следует ждать повторения «летошнего». Напряженная атмосфера потребовала создания клапана, способного ослабить силу недовольства. Им стала Ответная палата, в которой выборные люди выдвигали свои требования и обсуждали статьи Уложения.

Сам свод законов готовился в Уложенном приказе, специально устроенном для написания и координации всей работы. Возглавлял приказ-комиссию боярин князь Никита Иванович Одоевский.

В работе над Уложением активно участвовал и сам Тишайший. Иностранные наблюдатели как диковинку, не свойственную прежде царю, отмечали его удивительное усердие: тот каждый день будто бы трудился над законами. Впрочем, источники скупо свидетельствуют об этом. Разве что в одном из указов упоминается:

«, слушав челобитья , говорил с думными людьми и с дворянами всех городов, которые нам били челом о беглых крестьянех; указал и Собором уложили урочные лета отставить».

Между тем очевидно, что уроки Соляного бунта и Уложения оказались поучительными и для второго Романова. Именно с этого времени он стал не царствовать, а править, постоянно вмешиваясь в вопросы управления.

За правду, равенство и справедливость

Прозвучавшие в Ответной палате требования, наряду с прежними коллективными обращениями, дают основание говорить о существовании более серьезных причин выступления, чем просто возмущение политикой Морозова.

Конечно, и то и другое в конце концов сплеталось в тугой узел. И все же глубинные причины были куда весомее. Именно они оказали огромное влияние на Уложение, во многом определив направление развития страны и содержание нового законодательства.

Связаны были эти причины с неудовлетворенностью своим правовым статусом и социальным положением тех слоев населения, которые историк С.Ф. Платонов отнес к «средним классам». Термин не самый удачный. Но посадские люди и уездные дворяне и в самом деле занимали промежуточное положение в общественной иерархии.

Даже дворяне и дети боярские, которых марксистская историография причисляла к правящему сословию, оказывали слабое влияние на политику правительства. И это притом, что значение этой части «правящего сословия» возрастало с каждым десятилетием!

Уложение царя Алексея Михайловича. Титульный лист и форзац с портретом царя издания 1737 года — фото предоставлено М. Золотаревым

Истоки неудовлетворенности своим положением служилых и посадских людей восходят к послесмутным временам.

Ведь именно эти слои населения внесли наибольший вклад в спасение страны. Соответственно, они были вправе ожидать, что новая династия удовлетворит их самые заветные чаяния. Но этого не случилось. Многочисленные коллективные обращения служилых «городов» и посадских «миров» оставались без ответа.

А если и делались уступки, то выходили они нередко урезанными и перекроенными до неузнаваемости. Подобная социальная глухота воспринималась как забвение государем обещания творить Правду, как вопиющая несправедливость, которую традиционное сознание привычно объясняло происками «государевых недоброхотов» и «изменников», отдаливших царя от «народа».

Не случайно в Большой челобитной авторы упрекали государя в нежелании «пролить гнев» на «народных обидчиков» и намекали на то, что есть предел и их долготерпению.

Авторы челобитных, а следом за ними и их выборные, подкрепленные наставлениями своих корпораций, теперь вознамерились требовать свое по самому высокому счету. Текст одного из таких наказов сохранился.

Представители владимирского дворянства должны были на Соборе «безстрашно о всяких делах и обидах говорить», «сильных и богатых встречать правдою» и заставить таковых навсегда отказаться от насилия и «душепагубной корысти».

Дворяне жаждали справедливости и равенства: чтоб «от болшаго и до меншаго чину суд и росправа была во всяких делех всем ровна». Эта фраза взята из преамбулы к Уложению, но она, как калька, повторяет то, что звучало в дворянских наказах – а там от государя челобитчики требовали, чтоб он устроил «праведный суд всем людям ровен, каков большому, таков бы и меншему».

Разумеется, речь шла о равенстве внутри сословия – уравнении, к примеру, служилых людей «по отечеству» в правах, пожалованиях и чинах. Но отсюда был уже один шаг до абсолютистского принципа продвижения и вознаграждения за службу на основе личных заслуг.

Это по сути своей антиместническое утеснение «породы», которое позднее выльется в знаменитый петровский комментарий к Табели о рангах: «Знатное дворянство по годности считать», тогда уже было заветной мечтой уездного дворянства.

Так складывалось юридическое равенство – важнейшее условие для консолидации многих слоев и групп дворянства в единое сословие.

Уложение царя Алексея Михайловича. Титульный лист издания 1776 года — фото предоставлено М. Золотаревым

Конечно, требование сословного уравнения, и особенно форма его выражения в 1648 году, – дерзость. Но служилые люди – живые люди, и испуг Алексея Михайловича перед «чернью» их сильно впечатлил.

Так отчего не воспользоваться тем, что могущественные царедворцы, это истинное воплощение статусного неравенства, пошатнулись в своем влиянии? Клич улицы, что «нынеча государь милостив, сильных из царства выводит», можно поместить эпиграфом к истории всего 1648 года.

Еще дворянские выборные настаивали на полном и бессрочном закрепощении крестьян, забвении урочной практики и признании крепостнической силы самых старых крепостей – писцовых книг конца 1620-х – начала 1630-х годов.

Крепостничество уже успело настолько отравить помещиков, что они не желали поступиться ни одним беглым крестьянином.

Волновали дворян и вопросы наследования и распоряжения имениями. Их идеалом была вотчина.

Не менее глубинными оказались требования торгово-посадской части населения. Она также жаждала справедливого суда и доступного законодательства. Слабость русского города порождала стремление посадского населения и купечества к монополизации права на торгово-ремесленную деятельность и ограничению конкуренции.

Между тем в требовании ликвидации «белых слобод» (чтоб «все было кругом государево») угадывается не только желание уничтожить соперников, но и представление о справедливости: нести «тягло» равно должны все обитатели посадов.

Компромиссный вариант

Для правящих кругов горький опыт, обретенный в результате восстания, не пропал даром. Верхи осознали неизбежность и необходимость перемен, включая задачу упорядочивания законодательства и судопроизводства. Со времен Судебника 1550 года было принято множество новых указов, часто противоречивших один другому. К тому же законы оставались недоступными для населения.

Все это открывало большие возможности для лихоимства приказных, грозило подорвать феодальный правопорядок. Устанавливая единые, продекларированные нормы, будущее Уложение если и не преодолевало полностью эти недостатки, то существенно ограничивало их воздействие.

Как показало время, Соборное уложение вышло за пределы исключительно правовой нормы, потянув за собой перемены во всей внутренней политике. Однако было бы ошибочно видеть в произошедшем одну только уступку верхов – такое уложение оказалось бы слишком узким и недолговечным.

Опираясь на новый свод законов, Романовы принялись «отстраивать» и «обновлять» здание монархии, упрочивая и расширяя в первую голову свою социальную опору.

Создатели Уложения, быть может, и действовали во многом по принуждению, но в конечном счете укрепляли самодержавную власть и государство. И это главное, что предопределило долгожительство этого свода законов.

К январю 1649 года Уложение было в целом закончено. Включившее в себя 25 глав и почти тысячу статей, оно было набело переписано и склеено в столбец длиной в 309 метров, на обороте которого приложили свою руку думные и придворные чины, духовные власти и большинство выборных.

А среди думных чинов первым подписался Борис Иванович Морозов, и его подпись оказалась, таким образом, в одном свитке с подписями тех, кто еще недавно гнал влиятельного боярина из Москвы.

Именно благодаря тому, что Уложение воплотило в юридическую норму самые заветные чаяния «средних классов», у царского дядьки и появилась возможность вернуться в столицу. Стороны «помирились». В основном за счет крестьянства.

Составление Соборного уложения при царе Алексее Михайловиче. 1649 год. Худ. Н.Ф. Некрасов — фото предоставлено М. Золотаревым

В отличие от прежних судебников, Уложение в своем стремлении регламентировать все важнейшие стороны жизни стало настоящим кодексом законов. На тот момент оно было современно так, как может быть современен юридический документ, ответивший на самые жгучие общественные запросы и нужды.

Оно же было и фундаментально, поскольку нормативно закрепило то, что определяло существо отечественного исторического процесса, – крепостничество и самодержавие. Обладая универсальным характером, Уложение обеспечило регламентирующее «присутствие» государства во многих сферах жизни, что, несомненно, повысило его значение.

УЛОЖЕНИЕ 1649 ГОДА МОЖНО НАЗВАТЬ НЕ ТОЛЬКО СЛЕДСТВИЕМ ГОРОДСКИХ ВОССТАНИЙ, но и детищем провинции, буквально продиктовавшей власти содержание многих статей

Уложение сделало закон доступным. Благодаря этой публичности с монополией судей и приказных на толкование юридической нормы и владение ею если и не было покончено навсегда, то, по крайней мере, такая монополия на время пошатнулась.

В этом плане показательно даже не то, что первое и второе печатные издания Уложения были быстро раскуплены и разосланы по местам и приказам, а то, что выписки из него стали неотъемлемой частью личных поместных архивов. С ними помещики чувствовали себя увереннее в отстаивании своих владельческих прав.

Испокон веков самодержавие в России – не только царь-помазанник, в руках которого сосредоточивалась огромная власть. Самодержавие – это еще и самодержавная идея как онтологическое выражение царственного священного бытия, абсолютная данность, вне которой тогдашний человек не мыслил своего существования.

Вот почему составители Уложения не испытывали никакой потребности в обосновании и определении пределов царской власти и ее институтов. Статей об этом нет.

Однако сам законотворческий зуд свидетельствовал о важных изменениях в состоянии самодержавия. Средневековая тема Правды, насаждаемой и охраняемой монархом, утрачивала в Уложении свое сакральное сияние и трансформировалась в необходимую всем, приземленную юридическую норму. К публичности добавлялась убедительная декларативность, столь нужная властям для стабилизации положения.

Преступный умысел

Было бы неправильно считать, что тема власти в Уложении совсем не отражена. Если всеобъемлемость законодательства о власти заменили принципы, которыми руководствовались творцы кодекса, то актуальные потребности получили в нем вполне конкретное воплощение. Бунт заставил особенно озаботиться вопросами защиты государства.

Покушение на власть и государя издавна трактовалось как тягчайшее государственное преступление. Но новый свод законов одним только объединением всех возможных угроз поднял эту тему на иную высоту.

Преступным был объявлен даже сам умысел покуситься на личность, здоровье и честь государя. Охране подлежало все, что заключало в себе понятие монархии: сам государь, его семейство, царский дворец, государство, служащие, сложившийся правопорядок.

Выступление против воевод и приказных квалифицировалось как «скоп и заговор». Таким образом, Уложение со средневековой жестокостью вставало на защиту существующего строя, поскольку за все – дыба и смерть.

Земский собор (XVII век). Худ. С.В. Иванов. 1907 — фото предоставлено М. Золотаревым

Активность выборных имела свои границы: никто из них не покушался на властные прерогативы монарха. Даже робко высказанные предложения о выборном суде и участии в местном управлении, прозвучавшие в июньской Большой мирской челобитной, не получили своего развития. Впрочем, едва ли такая позиция выборных должна вызывать удивление: нечто подобное произошло и по окончании Смуты, когда посадские «миры» и служилые «города» устранились от активной политической и административной деятельности.

В этом сыграли свою роль мировоззренческие установки служилого сословия, для которого даже «земское дело» к середине XVII века стало обременительным занятием, разновидностью еще одной служебной повинности.

Именно этим во многом можно объяснить отношение большинства дворян и детей боярских к земским соборам. Они смотрели на участие в них как на государеву службу и, соответственно, требовали положенного вознаграждения. Земский собор все более ассоциировался с «государевым делом» и все меньше – с «земским».

Проявлялась известная социально-психологическая установка, согласно которой царь мыслился как первый и единственный защитник служилого дворянства. В итоге острие дворянской оппозиционности обращалось не против монарха, а против аристократии, «сильных людей».

Разделение труда

В 1648–1649 годах подобный тип мышления отразился на дворянском реформаторстве, которое ограничилось социальной сферой. Подобный характер носили и требования посадов – с большим, впрочем, креном в сторону облегчения материального положения. Интерес к политике «средних слоев», таким образом, носил временный характер – до тех пор, пока она содействовала воплощению социальных чаяний.

Уложение и работа над ним выявили факт, характерный для русской истории на протяжении многих десятилетий, – своеобразное разделение сфер интересов между властью и основной массой дворян и детей боярских: для первой – абсолютное доминирование в политической сфере, для вторых, в «уплату» за аполитичность, – удовлетворение социальных требований.

Итак, события второй половины 1648 года и Уложение определили немалые перемены во взаимоотношениях власти и дворянства. По-видимому, не стоит говорить о полном сломе прежней модели взаимоотношений. Однако были внесены коррективы, и коррективы существенные. Столкнувшись с оппозиционностью провинциального дворянства, власть ощутила свою слабость и узость собственной социальной опоры.

Потребность в поддержке служилого чина, ранее больше декларируемая, нежели реальная, выступает как главное содержание обновленной социальной политики правительства.

Мысль, что следует идти навстречу служилому и торговому классу, уже не вызывает сомнений, и спор переносится на почву конкретной политики – о границах уступок и условиях их реализации.

При этом власть, маневрируя, сохраняла в известных пределах свою независимость. Формировалось своеобразное «разделение труда», когда монархия, все более уравнивая статус провинциального дворянства со статусом дворянства московского и удовлетворяя материальные потребности и того и другого, в обмен требовала и получала повиновение и политическую безынициативность служилых людей.

А это, в свою очередь, давало монархии сильное оружие против аристократических поползновений знати, мечтающей о более весомом участии в управлении государством.

Дворянство получило публичное право, о котором давно мечтало, – в надежде потеснить приказных и «сильных людей», имевших широкие возможности манипулировать законодательными нормами. Но важно подчеркнуть, что такая ситуация в конечном счете устраивала и власть, которая разворачивалась в сторону абсолютизма и объявляла, что «мимо Соборного уложенья делать ничего не велено».

Секреты долгожительства

Современники не упускали случая поставить Уложение в заслугу Алексею Михайловичу. Боярин Никита Иванович Одоевский, с явным намеком на новый свод законов, писал в 1652 году царю:

«…даровал Бог премудрость, якоже древле царю Соломону», и «возлюбил суд и правду и милость и возненавидел беззаконие».

Понятно, что боярин был лицом заинтересованным: рассыпаясь в похвалах государю, он одновременно хвалил и самого себя, главного создателя Уложения. Однако факт остается фактом: тема Правды и Справедливости – естественно, осмысленная на свой лад, в рамках самодержавной идеологии – стала для Алексея Михайловича наиважнейшей. В контексте эпохи подобное воспринималось как зримое торжество законности.

Много лет спустя Петр I поинтересовался у князя Якова Федоровича Долгорукого, в чем он сам, как государь, преуспел, а в чем отстал от своего отца. Яков Федорович мог сравнивать – за его плечами стояла долгая жизнь. Восславив многие деяния царя-реформатора, старый боярин отметил и упущения: отстал Петр «во внутренней россправе», где «главное дело ваше есть правосудие».

КРЕПОСТНИЧЕСТВО УЖЕ УСПЕЛО НАСТОЛЬКО ОТРАВИТЬ ПОМЕЩИКОВ, что они не желали поступиться ни одним беглым крестьянином

«В сем отец твой больше, нежели ты, сделал», – резюмировал Долгорукий, намекая прежде всего на Уложение. В самом деле, страна и при Петре, и после Петра – вплоть до 30-х годов XIX века – жила по этому кодексу. И все потому, что Уложение стало юридической основой всего, образовав каркас русского права. Однако это была своеобразная жизнь!

Нельзя не заметить, что многие статьи и даже главы Уложения стремительно старели и выпадали из обращения. Не случайно во второй половине того же ХVII столетия появился целый ряд так называемых «новоуложенных» указов.

По форме все они оставались частными случаями, поправками к Соборному уложению, без которого и то слабое единство русской цивилистики, что существовало в XVIII веке, было бы немыслимо. Реально же они часто отступали от Уложения и даже противоречили ему. Неудивительно, что вскоре в верхах вызрела идея о необходимости нового свода законов.

Первая серьезная попытка была предпринята при Петре I. Следующие попытки пришлись на время правления Елизаветы Петровны, а после – Екатерины II, которая даже написала знаменитый «Наказ» и созвала Уложенную комиссию, этот парафраз Земского собора эпохи просвещенного абсолютизма. Но и эта комиссия не дала стране нового кодекса.

Чем же объяснить подобное долгожительство?

Известный парадокс заключается в том, что чем больше статей Уложения теряло свою силу, уступая место новым нормам, тем большими становились шансы Уложения… на долгожительство. Связано это было с особенностями функционирования права в России в XVII–XVIII веках. Закон и применение закона являлись одним из самых уязвимых мест российской государственности.

Всякая попытка кардинального изменения законодательства была чревата появлением таких скелетов, запрятанных в шкафу самодержавия, что власти в испуге отказывались от своих намерений.

Куда безопаснее было опираться на принципы, восходящие к Соборному уложению. Со временем они обрели статус той неприкасаемой старины, святость которой не требует доказательств. Иными словами, безобиднее было сослаться на Уложение и дополнить его нужной новацией, нежели пытаться перетряхнуть всю существующую систему права. Каждый откладывал это занятие, передавая задачу, как эстафетную палочку, своему преемнику. Но даже у марафонской дистанции есть свой предел.

Игорь Андреев, кандидат исторических наук

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

Андреев И.Л. Алексей Михайлович. М., 2003 (серия «ЖЗЛ»)
Томсинов В.А. Соборное уложение 1649 года как памятник русской юриспруденции // Соборное уложение 1649 года. Законодательство царя Алексея Михайловича. М., 2011

XVII ВЕК

Соборное уложение 1649 года

Всякая откровенно выраженная мысль, как бы она ни была ложна, всякая ясно переданная фантазия, как бы она ни была нелепа, не могут не найти сочувствия в какой-нибудь душе

В данной статье мы рассмотрим Соборное уложение 1649 года кратко, как одного из первых документов, который систематизировал законодательство Руси. В 1649 году, впервые в истории России была осуществлена кодификация государственного права: Земский Собор разработал Соборное уложение. В этом нормативном документе впервые не просто были собраны основные законы государства, они были классифицированы по отраслям. Это существенно упрощало систему российского законодательства, обеспечивало ее стабильность. В данной статье описываются основные причины принятияСоборного Уложения 1649 года, его основной смысл и краткая характеристика, а также анализируются основные последствия принятия закона на развитие российской государственности.

Причины принятия Соборного уложения 1649 года

В период между 1550 и 1648 годами было издано около 800 указов, законов и других нормативно-правовых актов. Особенно много их вышло во время Смуты. Работа с ними требовала не только больших знаний, но и много времени на обработку. Кроме того, были случая, когда некоторые положения одного указа могли входить в противоречие с другими, что приносило большой ущерб системе законодательства Российского царства. Эти проблемы заставляли задумываться о проведении кодификации существующих законов, то есть их обработке и составлению из них единого и целостного свода законов. В 1648 году в Москве состоялся Соляной бунт, одним из требований восставших был призыв к созыву Земского Собора для создания согласованного и единого закона.

Еще одной причиной, подталкивающей Алексея Михайловича к созданию Соборного Уложения 1649 года, была тенденция государства к абсолютной монархии, которая требовала четкого закрепления в законах. Царь из молодой династии Романовых фактически сосредоточил всю власть в своих руках, ограничив влияние Земского Собора, однако, новая политическая система требовала закрепления в законах. Также новые сословные отношения, а особенно статус дворянства и крестьянства (тенденции к формированию крепостного права) также нуждался в юридическом пересмотре. Весь этот набор причин привел к тому, что в конце 1648 года Алексей Михайлович созвал Земский Собор, дав ему задание сформировать единый свод законов, который вошел в историю как Соборное Уложение.

Источники Уложения и работа по его созданию

Для создания свода законов была создана специальная комиссия, состоящая из приближенных к царю, которую возглавил князь Никита Одоевский. Кроме него в комиссию вошли герой Смоленской войны князь Федор Волконский, а также дьяк Федор Грибоедов. В работе комиссии принимал участие лично царь Алексей. Основой для написания Соборного уложения 1649 года, если кратко, послужили соедующие правовые источники:

  1. Судебники 1497 и 1550 годов. Основа российской правовой системы 16 столетия.
  2. Указные книги приказов, где были собраны основные законы и распоряжения, выходившие в конце 16 – первой половине 17 веков.
  3. Литовский статут 1588. Основной закон Речи Посполитой этого периода послужил образцом юридической техники. Отсюда были взяты правовые формулировки, фразы, рубрики, а также идеи о положении крестьянства.
  4. Челобитные, поступавшие на рассмотрение в государственные органы от боярства. В них были указаны основные просьбы и пожелания относительно существующей правовой системы. Также во время работы комиссии ее участникам посылали челобитные из различных регионов страны.
  5. Кормчая книга (Номоканон). Это сборники законов, которые касались церковного дела. Эта традиция пришла из Византии. Кормчую книгу используют при управлении церковью, а также при организации церковных судов.

Характеристика Уложений по отраслям

В 1649 году Соборное Уложение было полностью закончено. Интересно то, что это был не только первый сборник законов России, сформированный по рубрикам, которые определялись областями права. Это был первый свод законов России, который был в печатной форме. Всего Соборное Уложение состояло из 25 глав, в которых было 967 статей. Историки российского права выделяют следующие правовые отрасли, которые были раскрыты в Соборном уложении 1649 года:

Государственное право

Закон полностью определял правовой статус монарха в России, а также механизмы наследования власти. Статьи из этой отрасли права снимали вопросы, с точки зрения законности прсутствия династии Романовых на престоле. Кроме того, эти статьи закрепляли процесс становления абсолютной монархии в России.

Уголовное право

Во-первых, тут были классифицированы виды преступлений. Во-вторых – описаны все возможные виды наказания. Были выделены следующие виды преступлений:

  1. Преступления против государства. Этот вид преступления впервые появился в правовой системе России. Преступлением против государства считались оскорбления и другие противоправные действия против монарха, его семьи, а также заговор и измена. Кстати, в случаях, если родственники преступника, знали о преступлении против российского государства, то они несли такую же ответственность.
  2. Преступления против государственного управления. К этой категории относились: подделка монет, самовольное пересечение государственной границы, дача ложных свидетельств и обвинений (записано в законе термином «ябедничество»).
  3. Преступления против «благочиния». Под этими преступлениями имелось ввиду укрывание беглых людей и преступников, продаж краденого и содержание притонов.
  4. Должностные преступления: взяточничество, расточительство государственных денег, неправосудие, а также военные преступление (в первую очередь мародерство).
  5. Преступления против Церкви. Сюда относили богохульство, переход в другую веру, прерывание церковной службы и т.д.
  6. Преступления против личности: убийство, нанесение увечий, побоев, оскорбление. Кстати, убийство вора на месте преступления не считалось нарушением закона.
  7. Имущественные преступления: кража, грабеж, мошенничество, конокрадство и прочее.
  8. Преступления против нравственности. В этой категории была измена жены мужу, «блуд» с рабыней, неуважение к родителям.

Что касается наказаний за преступления, то Соборное Уложение 1649 года выделяло несколько основных видов:

  1. Смертная казнь через повешение, четвертование, отсечение головы, сожжение. За фальшивомонетничество преступнику вливали расплавленное железо в горло.
  2. Телесные наказания, например клеймение или битье батогами.
  3. Теремное заключение. Срок был от трех дней до пожизненного лишения свободы. Кстати, тюремных сидельцев должны были содержать родственники заключенных.
  4. Ссылка. Изначально использовалась для высших лиц, которые попали в немилость («опалу») к царю.
  5. Бесчестящие наказания. Также применялись к высшим сословиям, заключалось в лишении прав и привилегий через понижение в чине.
  6. Штрафы и конфискации имущества.

Гражданское право

Впервые в истории России осуществлялись попытки описания института частной собственности, а также выделения дееспособности подданных. Так, юноша 15 лет мог наделяться поместьем. Также были описаны виды договоров на передачу прав собственности: устный и письменный. Соборное уложение определяло понятие «приобретательная давность» — право получить в частную собственность вещь, после пользование ей определенное время. В 1649 году этот срок составлял 40 лет. Основой же гражданской отрасли нового свода законов являлось закрепление сословного характера российского общества. Были регламентированы все сословия России, дворянство ставало главной опорой абсолютной монархии.

Кроме того, Соборное уложение 1649 года кратко, но окончательно завершило закрепощение крестьян: помещик имел право спустя любой срок после побега искать беглых крестьян. Таким образом, крестьяне окончательно «прикреплялись» к земле, становясь собственностью помещика.

Семейное право

Соборное уложение не касалось напрямую семейного право, поскольку оно было в компетенции церковного суда. Однако отдельные статьи свода законов касались семейной жизни, описывая основные принципы семейных отношений. Так, родители имели большую власть над детьми, например если дочь убила кого-то из родителей, то ее казнили, а если родитель убивал ребенка, то он получал год тюрьмы. Родители имели право бить детей, а им запрещено было жаловаться на родителей.

Что касается супружеских пар, то муж имел фактическое право собственности над своей женой. Брачный возраст для мужчины был 15 лет, а для женщины – 12. Развод был жестко регламентирован, допускался лишь в отдельных случаях (уход в монастырь, неспособность жены родить детей и т.д.).

Кроме вышеуказанных положений, Соборное уложение касалось процессуальной составляющей права. Так, были закреплены следующие процедуры, целью которых было получение доказательств:

  1. «Обыск». Осмотр вещей, а также общение с возможными свидетелями.
  2. «Правеж». Порка розгами неплатежеспособного должника в течение определенного времени, в обмен на штраф. Если у должника находились деньги раньше окончания срока «правежа», то битье прекращалось.
  3. «Розыск». Применение различных средств для поиска преступника, а также для проведения допросов для получения нужной информации. В Уложении было описано право использовать пытки (не больше двух трех раз, используя перерывы).

Дополнения к закону в 17 веке

На протяжении второй половины 17 века были приняты дополнительные законы, которые вносили изменения или дополнения в Уложение. Например, в 1669 году был принят закон об увеличении наказаний для преступников. Он был связан увеличением преступности в России в этот период. В 1675-1677 были приняты дополнения о статусе вотчины. Это было связано с увеличением количества споров относительно права на землю. В 1667 году был принят «Новоторговый устав», который был призван поддержать российского производителя в борьбе с иностранными товарами.

Историческое значение

Таким образом, Соборное уложение 1649 года имеет несколько значений в истории развития российского государства и права:

  1. Это был первый свод законов, который был отпечатан типографическим способом.
  2. Соборное уложение ликвидировало большинство противоречий, которые существовали в законах конца XVI- первой половины XVII столетия. Вместе с тем, Уложение учитывало предыдущие достижения российской законодательной системы, а также передовой опыт соседних государств в сфере законотворчества и кодификации.
  3. Сформировала основные черты будущей абсолютной монархии, опорой которой становилось дворянство.
  4. Окончательно сформировало крепостное право в России.

Соборное уложение 1649 года действовало до 1832 года, когда Сперанским был разработан Свод Законов Российской империи.

Соборное уложение 1649 года как источник права

Соборное Уложение 1649 г. является крупнейшим законодательным памятником этого периода.

Причины его принятия:

  • · Со времени 1550 г. было принято много частных указов, каждый из которых рассматривался как прецедент для судебных решений.
  • · Кроме необходимости классификации, причиной появления Соборного уложения является сама изменившаяся ситуация в стране, которой Судебник 1550 г. уже не был адекватен.

Непосредственным поводом для принятия Соборного уложения послужило вспыхнувшее в 1648 г. восстание посадского люда в Москве. Посадские обратились к царю с челобитными об улучшении своего положения и о защите от притеснений. В это же время свои требования царю предъявили и дворяне, которые считали, что их во многом ущемляют бояре.

Источниками Соборного Уложения были Русская Правда, Судебник 1550 г., Стоглав, указные книги Поместного, Земского, Разбойного и др. приказов, коллективные челобитные московских и провинциальных дворян, посадских людей и т.д., а также Кормчая книга (византийское право), Литовский статут 1588 г. и др.

Соборное уложение состоит из 25 глав, 967 статей. Установило равенство суда внутри сословия.

Гражданское право. В этот период получают юридическое закрепление сложившиеся ранее три основных вида феодального землевладения. Первый вид — собственность государства или непосредственно царя (дворцовые земли, земли черных волостей). Второй вид — вотчинное землевладение. Вотчины отличались от поместий тем, что передавались по наследству. Вотчины были трех видов: родовые, выслуженные (жалованные) и купленные. Законодатель заботился о том, чтобы количество родовых общин не уменьшалось. В связи с этим предусматривалось право выкупа проданных родовых вотчин. Третий вид феодального землевладения — поместья, которые давались за службу, главным образом военную. Размер поместья определялся в зависимости от служебного положения лица, которому оно предназначалось. Поместья по наследству не переходили. Феодал пользовался ими до тех пор, пока служил.

Обязательственное право, по-прежнему, выделяет обязательства, вытекающие из договоров и из причинения вреда. Среди нововведений: должник отвечал по обязательствам имущественно, а не личностью; повышение ответственности по обязательствам ведет к усложнению требований формы заключения договоров.

Брачно-семейное право. Брачно-семейное право отражало патриархальный уклад жизни, непременным признаком которого являлось подчинение воле старшего и приниженное положение женщины. Ярче всего патриархальные черты быта проявлялись в период создания новой семьи — при ее возникновении главными действующими лицами были не молодые люди, которым предстояла совместная жизнь, а их родители.

Уголовное право. Законодательство данного периода считает преступлениями деяния, опасные для феодального общества, именуя их «лихим делом», хотя общего термина для обозначения преступления пока не существует. За ряд деяний назначались различные наказания в зависимости от социальной принадлежности лиц, их совершивших.

Соборное Уложение 1649 г. содержало многочисленные нормы Особенной части уголовного права. На первое место законодатель поставил преступления против религии. Впервые в истории российского законодательства им посвящалась специальная глава. На втором месте стояли государственные преступления (государственная измена, посягательство на жизнь и здоровье царя, самозванство и др.). К тяжким деяниям относились особо опасные преступления против порядка управления (нарушение порядка на царском дворе, фальшивомонетничество, подделка царских печатей и др.). В законе имелись подробные описания различных составов преступлений -воинских, имущественных, против личности.

Процессуальное право. В законодательстве того времени все еще отсутствовало четкое разграничение гражданско-процессуального и уголовно-процессуального права. Однако различались две формы процесса -состязательный (суд) и следственный (розыск).

По делам о религиозных преступлениях, а также по многим имущественным преступлениям против личности процесс был розыскным. По этим делам велось предварительное следствие, которое, однако, не получило в то время четкого выражения в правовых нормах.

Таким образом, в Соборном уложении были разработаны вопросы государственного, административного, гражданского, уголовного права и порядка судопроизводства. В ряде глав были закреплены нормы, обеспечивающие защиту царя, церкви, дворян от выступлений народных масс. Соборное Уложение 1649 г. лишило помещичьих крестьян права судебного представительства по имущественным спорам.

Принятие Соборного Уложения 1649 г. явилось важной вехой в развитии самодержавия и крепостного строя; оно отвечало интересам класса дворян. Этим объясняется его долговечность. Оно оставалось основным законом в России вплоть до первой половины XIXв.

Соборное Уложение 1649 г. — значительный шаг вперед по сравнению с предыдущим законодательством. В нем регулировались не отдельные группы общественных отношений, а все стороны общественно-политической жизни того времени.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх