Помост

Вопросы веры

В гефсиманском саду

«Не моя воля, но Твоя будет.»

Невозможно высказать, сколько раз упоминается о познании Божественного провидения в книге «О подражании Христу» и об происходящем от этого святом единении Божьей и человеческой воли. После многочисленных наставлений для жизни христианской, писатель, как бы желая представить и в немногих словах выразить все сказанное, сводит все к указанию четырех путей к обильному миру во Христе Господе — в виде разговора Христа с верующим.

Иисус Христос говорит верующему: «Сын мой! желаю показать тебе пути к приобретению мира и истинной свободы.»

Верующий: Господи! С нетерпением ожидаю слышать слова Твои.

Иисус Христос: Сын мой! служи более другим, нежели самому себе. Не ищи многого, но довольствуйся малым; пребудь на последнем месте и повинуйся всем. Непрестанно молись о том, чтобы в тебе почила воля Моя. Вот пути к достижению мира и полного спокойствия.

Верующий: Господи! Твои наставления совершенны, исполнены пользы и разумения. О, если бы я мог эти наставления исполнять со всей точностью, я не смущался бы так часто. Испытывая смущение и беспокойство, я всякий раз чувствую, что преступил Твои правила. Боже мой, Господи! Ты всемогущ и желаешь чистоты души, будь милосерден, помоги мне грешному в точности исполнить учение твое и тем достичь спасения. (Фома Кемп. «О подр. Христу,» гл. 32-я).

Апостол Павел говорит: «соединяющийся с Господом есть один дух с Господом» (1 Коринф. 6:17) — не по тождеству природы, а по сообразованию человеческой воли с Божественной волей.

Скажешь: если Бог восхощет, чтоб родители мои умерли, как же мне хотеть видеть их отшествие из мира сего? Или же если Бог захочет меня или их лишить царствия небесного, должен ли и я того же хотеть? — О человек! Бог посылает смерть отцу твоему и матери не только затем, чтобы прекратить течение их жизни здесь, но и чтобы удовлетворить долгу правды и сохранить закон бытия, чего и тебе хочет очень добросовестно и последовательно.

Так же рассуждай и о том, что если Бог хочет отчуждить тебя от вечного блаженства и послать в геенну (в ад), то хочет этого не потому, что Он желает зла, но затем, чтобы зло предать наказанию (казни) и сохранить суд правды, а потому и тебе стоит хотеть, чтобы злоба была казнена в тебе самом.

Полезно здесь припомнить, что один из учителей сказал в пользу нам следующее изречение: «Если ты каждый час будешь готов следовать воле Божьей и покоряться ей во всем, то получишь прощение грехов своих и удостоишься такой благодати от Него, что будешь не ужасаться не только геенны огненной, но и воздушных мытарств» (задержаний души при восходе ее на небо после разлучения от тела). Истинное приношение самого себя воле Божьей равняется и заступает место покаяния, эпитимии, и милостыни. Зачем же нам противиться воле Божьей, когда ей повинуется все творение Божье, неужели же только человек откажет Ей в своем повиновении? Это совершенно погубило бы честь и достоинство человека — о, да не будет сего!

Бог одобряет и сохраняет предназначенный Им конец всякой вещи, исполним же и мы Божье о нас определение, если рассмотрим Его провидение и покорим нашу собственную волю Его Божественной воле. Ибо это — нравственное (свободное) назначение наше. Но горе нам! Мы очень немощны и при всяком плотском неудовлетворении тяжело вздыхаем и жалуемся.

Истинно изречение Сенеки: «как может быть послушным Богу тот, кто не принимает добрым, благодарным сердцем всего, что ни случается ему по воле Божьей, кто жалуется на управление Божье, становится многоглаголивым толкователем своих приключений, и сокрушается о малейших своих озлоблениях и постигающих его неприятностях»? Когда Бог попустит какую-либо тяжкую печаль, которой страшатся низшие силы нашей души, тогда тем более должны мы, подражая Христу, предать самих себя Богу, возглашая: «не моя воля, но Твоя да будет» (Лук. 22:42). Вот истинное самоотвержение, совершенное предание себя воле Божьей, устраняющее себя от выбора, по мнению нашему, лучшего, и от непокорности собственной воли перед волей Божественной.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Не моя воля, Господи, но Твоя да будет.

В первые дни моей жизни во ХРИСТЕ приключилась со мной такая история. Решила я себе купить шубу, и за ней пришлось мне ехать в областной центр. Походив по магазинам, увидела в одном из них такую чудесную шубу, что просто глаз оторвать от нее не могла. Долгое время я ее примеряла. Разглядывала со всех сторон, любовалась и восхищалась ею. Продавец, наверное, устала от такого покупателя…Но в этот день я ее купить не могла, так как у меня не доставало половины суммы, необходимой для совершения покупки. Я пообещала продавцу что приеду за ней завтра.
Но дома я не находила себе покоя, так как боялась, что эту шубу непременно кто-нибудь купит, так как ну уж очень-очень она была хороша.
Я позвонила сестре во ХРИСТЕ, с которой на тот момент имела общение и поделилась своими переживаниями. Она мне сказала: а ты помолись, если ГОСПОДЬ хочет чтобы эта шуба была твоя, то ОН закроет на нее глаза всем остальным и ее никто не купит. В ответ я ей сказала: на такую шубу и САМ ГОСПОДЬ не сможет глаза закрыть. (Глупая была тогда…)
Мы вместе с ней обратились к ГОСПОДУ, попросили о том, что если это ЕГО воля, то чтобы никто ее не купил.
На следующий день я вместе с этой сестрой и ее мужем поехали в тот город. Они ехали по своим делам и согласились меня отвезти заодно в магазин для покупки шубы.
Когда я пришла в отдел, то не смогла сама найти эту вожделенную шубу. Но, продавец увидев меня, принесла мне то, от чего я вчера на весь вечер потеряла покой. Взглянув на нее после молитвы я не могла узнать в ней ту вещь, которой вчера так восхищалась. Спросила у продавца — это точно та шуба, которую я вчера примеряла? Она ответила утвердительно. Я ее одела и думаю: и чем это я так вчера любовалась? Сестра с мужем посмотрели на меня с недоумением и спросили: и чего ты в ней нашла? На что мне не нашлось что и ответить.
Продавец увидела мое смущение и принесла мне совершенно другую шубу, которая была несколько дешевле и выглядела весьма богаче чем та, о которой я вчера помышляла весь вечер.
Ее я и купила. И очень благодарила БОГА за то, что открыл мне глаза, которые были ослеплены.
Очень часто в нашей жизни так и происходит: в магазине мы радуемся покупке, а придя домой разочаровываемся.
Но это пример весьма безобидный, от которого последствия не так уж и страшны.
У меня есть знакомая сестра во ХРИСТЕ, живущая в другом городе, которая наслушалась учений о том, что БОГУ надо говорить все в деталях чего хочешь ты, и ОН тебе именно это и даст.
Она так и стала делать. Ей очень хотелось замуж. И она сделала БОГУ «заказ»: хочу вот такого мужа: с таким-то цветом глаз, волос, такого-то роста…ну и прочие характеристики…и пусть даже и из тюрьмы.
Заказ был «выполнен» в точности. И даже этот пункт:»пусть даже и из тюрьмы»
Пастор был в шоке, и пытался вразумить сестру, что не стоит выходить замуж за этого человека, но она слушать ничего не хотела..Расписалась.
Прошло совсем немного времени, как ее супруг начал ей изменять, что-то натворил и опять сел в тюрьму. Вскоре и развод последовал.
А теперь хочу кое-что рассказать о себе.
Получив немало душевных ран от мужского пола, я решила что не желаю никаких мужей. И долгое время я живу одна с дочерью. Прошло чуть менее девяти лет с момента моего покаяния, и мы с сестрами говорили о их мужьях…и я сказала: нет уж, таких не надо. Вот если бы встретить вот такого брата, который был бы…и начала перечислять…
Прошло очень мало времени и я знакомлюсь с одним братом в церкви г. Москвы. И, к моему удивлению, он оказался именно такой, какого бы мне и хотелось. Он мне сказал, что потерял из-за меня покой, мы начали общаться по интернету,телефону…Приезжал он и к нам в гости. И все сестры были от него в восторге. А я вспоминала, что я говорила сестрам о том, какого бы мне хотелось иметь мужа. Думала,что это ГОСПОДЬ исполнил желания моего сердца. Я спрашивала: ГОСПОДЬ, за что ТЫ мне дал такое счастье? Чем я заслужила такую ТВОЮ милость? Я была очень счастлива, летала на крыльях любви и мечтала о новой жизни с этим человеком.
Но, слава ГОСПОДУ, что ОН вложил в меня желание спросить ЕГО о том, ЕГО ли это все-таки воля? Хотя мне было очень страшно услышать противоположный ответ.
Я пришла к ГОСПОДУ в молитве и сказала: ГОСПОДЬ, только ТЫ сердцеведец, и только ТЫ знаешь, что в сердце этого человека, и что он из себя представляет. Покажи мне, кто он есть на самом деле.
И каково же было мое удивление, когда на следующий день этого человека словно подменили!!! Я не могла поверить тому, что начало происходить уже на следующий день. ГОСПОДЬ сорвал маску и показал истинное его лицо. Я была в ужасе. И уже буквально через несколько дней благодарила ГОСПОДА и говорила: воистину, ТЫ, ГОСПОДЬ, хранишь меня от всех врагов моих.
На мой взгляд очень глупо говорить то, что мы хотим…Нет мудрее просьбы, в которой звучат слова: ТВОЯ воля, да будет, ГОСПОДИ, а не моя.
И теперь я говорю так: ГОСПОДЬ, если есть твоя воля на мое замужество, то приведи мне того, кого ТЫ для меня изначально сотворил. Только ТЫ знаешь, кто мне нужен, и кому я нужна. Только ТЫ знаешь, какой мне нужен муж, ведь ТЫ лучше меня знаешь, что я из себя представляю и каким должен быть мой избранник. А сама желать я не хочу…Боюсь, что получится, как с шубой..

Что такое Гефсимания?

Гефсимания — селение близ Иерусалима, в котором находился сад Гефсиманский. Чем же так знаменито это место? Гефсимания тесно связана с земной жизнью Господа нашего Иисуса Христа и знаменует начало Его Крестного пути. Гефсиманский сад был любим Иисусом. Именно туда Он часто приходил, выходя за пределы Иерусалима в сопровождении Апостолов, принимая его как место для уединения и отдыха.Именно там провел Он в молитвах ночь перед предательством и арестом, именно там был предан поцелуем Иуды, именно там ступил на путь Крестных страданий.
События, происходившие в Гефсиманском саду 2 тысячелетия тому назад, поистине трагичны. Зная о приближающихся муках, Иисус направляется на ночную молитву в Гефсиманский сад. За ним следуют ученики, большинство остается в отдалении, но троих Апостолов: Петра, Иакова и Иоанна, Иисус зовет за Собой. Душевные страдания одолевали Иисуса и Он искал общества учеников Своих и их поддержки в трудный час: «Побудьте здесь и бодрствуйте со Мною, сказал Он; душа Моя скорбит смертельно» (Мф. 26:38). Но ученики Его оказались слабы, и уснули, а потому и остается тайной последнее обращение Сына Человеческого к Отцу Своему Небесному. Известно лишь начальные слова Его молитвы: «Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня, — воскликнул Он» (Мк. 14:36). И смирение с Его волей: «Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня… да будет воля Твоя» (Мф. 26:42).
Когда же возвращался Иисус с молитвы, Иуда встретил Его поцелуем, которым и предал Его в руки стражников. Начались Крестные страдания Иисуса Христа.
***
Расположен Гефсиманский сад на западном склоне Масличной горы, вблизи ручья Кедрон.
Самое слово «Гефсимания» — еврейское, и означает оно «место маслин», неудивительно, что оливковую рощу назвали именно Гефсиманским садом.
Часть этого сада сохранилась и до наших дней. Сохранились и восемь древних маслиничных деревьев, которые вполне могли быть безмолвными свидетелями ночной молитвы Иисуса.
Сохранился и грот, в котором молился Иисус, удалившись от учеников, и камень, на котором капли кровавого пота Христа оставили свои следы.
Сегодня — Гефсиманский сад место паломничества множества верующих.

О чем молился Христос в Гефсиманском саду.



Господь, совершив с учениками Своими Тайную Вечерю и преподав им Свои наставления, пошел с ними на гору Елеонскую (Матф. 26, 30; Марк. 14, 26; Лук. 22, 39). Дорогою Он продолжал Свои последние поучения, закончив которые, Он обратился к Небесному Отцу с молитвой о Своих учениках и о тех, кто уверует по слову их (Иоан. 17).

Перейдя Кедронский поток, Господь с учениками вошел в Гефсиманский сад, где и прежде с ними часто собирался (Матф. 26, 36; Марк. 14, 32; Иоан. 18, 1-2). Здесь Он оставил Своих учеников, кроме Петра, Иоанна и Иакова, приказав им посидеть, пока Он помолится. А Сам с Петром, Иоанном и Иаковом прошел немного дальше. Он хотел как можно более уединиться, а зная все имевшее быть, Он начал скорбеть, ужасаться и тосковать (Матф. 26, 37; Марк. 14, 27) и сказал бывшим с Ним: «Прискорбна есть душа Моя до смерти, побудьте здесь и бодрствуйте со Мною». И отшед немного, Он пал лицом Своим на землю и молился.

Дважды прерывал Господь Свою молитву — Он подходил к Петру и сыновьям Зеведеевым. Увы! Они были здесь, но не бодрствовали: сон овладел ими. Тщетно убеждал их Божественный Учитель бодрствовать и молиться, чтобы не впасть в искушение: «Дух убо бодр, плоть же немощна» (Матф. 26, 41; Марк. 14, 38). Ученики вновь засыпали, как только Спаситель отходил от них, чтобы продолжать Свою молитву, которая кончилась лишь тогда, когда приблизился час предания Сына Человеческого в руки грешников. Молитвенное напряжение Иисуса достигло высшей степени — выступивший кровавый пот падал каплями на землю (Лук. 22, 44).

О чем же так пламенно молился Иисус? О чем умолял Он Небесного Отца, трижды припадая Своим лицом до земли? — «Авва Отче Мой! Все возможно Тебе; о если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня. Если возможно, да минует Меня чаша сия; пронеси чашу сию мимо Меня. Впрочем, не как Я хочу, но как Ты, не Моя воля, но Твоя да будет. — Отче Мой, если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ея, да будет воля Твоя».

Господь Иисус Христос был Богочеловек. Божеское и человеческое естества, не слившись и не изменившись, «нераздельно и неразлучно» (догмат Халкидонского собора) соединились в Нем в одном лице. Сообразно двум естествам, Господь имел и две воли. Как Бог, Иисус Христос был единосущен Богу Отцу и имел с Ним и со Святым Духом одну волю. Но как совершенный человек, состоящий из души и тела, Господь имел и человеческие чувствования и волю. Человеческая воля Его вполне покорялась Божеской. Господь подчинил Свою человеческую волю Божеской — искал лишь того, чтобы творить волю Небесного Отца (Иоан. 5, 30); духовная пища Его была — «творить волю Пославшего Его и совершить дело Его» (Иоан. 4, 34). А совершить предстояло дело, равного которому не было, которому должна была изумиться даже безчувственная неодушевленная природа. Надлежало искупить человека от греха и смерти, восстановить единение человека с Богом. Надлежало, чтобы безгрешный Спаситель поднял на Себя весь человеческий грех, чтобы Он, не имеющий собственных грехов, почувствовал тяжесть греха всего человечества и так возскорбел о нем, как может только совершенная святость, ясно ощущающая даже малейшее отклонение от заповедей и воли Божией. Надлежало, чтобы Тот, в Ком ипостасно было соединено Божество и человечество, Своим святым, безгрешным человечеством испытал весь ужас удаления человека от своего Творца, разобщения греховного человечества с источником святыни и света — Богом. Глубина падения человечества воочию должна была выявиться в этот момент, ибо человек, не захотевший в раю повиноваться Богу и послушавший клеветавшего на Него диавола, теперь восстанет на своего Божественного Спасителя, оклевещет Его и, объявив Его недостойным жить на земле, повесит Его на древе между небом и землей, чем подведет под проклятие богодарованного закона (Втор. 21, 22-23). Надлежало, чтобы безгрешный Праведник, отверженный грешным мiром, за который и от которого Он страдал, простил человечеству это злодеяние и обратился к Небесному Отцу с молитвой, чтобы и божественная Правда простила ослепленному диаволом человечеству это отвержение своего Создателя и Спасителя. Такая святая молитва не могла не быть услышанной, такая сила любви должна была соединить источника любви — Бога с теми, кто хоть теперь почувствуют эту любовь и, поняв насколько до сих пор пути человеческие отстояли от путей Божиих, возымеют крепкую решимость — через воспринявшего человеческое естество Создателя опять вернуться к Богу Отцу.

И вот пришел час, когда это все должно сбыться. Через несколько часов вознесенный на крест Сын Человеческий всех привлечет к Себе Своим самопожертвованием. Перед напором любви Его не смогут устоять греховные человеческие сердца. Любовь Богочеловека разобьет камень людских сердец. Они почувствуют свою нечистоту и тьму, свое ничтожество и, только упорные богоненавистники не пожелают просветиться светом Божиего величия и милосердия. Все те, кто не отвергнется от Призывающего их, озаренные светом любви Богочеловека, ощутят свою удаленность от любящего Творца и возжаждут соединения с Ним. И произойдет невидимо величайшее таинство — человечество обратится к своему Создателю, а милосердный Господь с радостью примет тех, кто от клеветника диавола возвращается к своему Первообразу. Разрушилось преграждение вражды. «Милость и истина встретились, правда и мир облобызались», — правда приникла с небес, ибо от земли на кресте воссияла воплощенная Истина. — Наступил час, когда все это должно было произойти.

Mip не подозревал еще величия наступающего дня. Перед взором же Богочеловека открыто было все имеющее быть. Добровольно жертвовал Он Собою для спасения человеческого рода. И теперь Он пришел в последний раз помолиться наедине Своему Небесному Отцу. Здесь Он совершит ту жертву, которая спасет род людской, — добровольно отдаст Себя на страдания, предаст Себя во власть тьмы.

Однако не будет спасительна эта жертва, если Он будет испытывать лишь Свои личные страдания — Он должен был терзаться теми греховными язвами, от которых страдает человечество. Сердце Богочеловека наполняется невыразимою скорбью. Все грехи человеческие, начиная от преступления Адамова и кончая теми, которые будут совершаться тогда, когда загремит последняя труба, — все великие и малые грехи всех людей предстали пред мысленным взором Его. Как Богу, Ему всегда они были открыты, — «вся явлена пред Ним суть», но теперь всю тяжесть и мерзость их испытывает и Его человеческая природа. Ужасом наполняется святая безгрешная душа. Он страдает так, как не страдают сами грешники, которые своим огрубелым сердцем не чувствуют, насколько оскверняет грех человека и удаляет его от Создателя. Страдания Его тем сильнее, что Он видит эту огрубелость и ожесточенность сердца, что люди «ослепили глаза свои, да не видят, и не хотят слышать ушами и обратиться, чтобы Он исцелил их». Он видит, что весь мiр и теперь отворачивается от пришедшего к нему в человеческом образе Бога. Наступает час и настал уже (Иоан. 16, 31), когда рассеются даже те, кто только что уверял в готовности положить за Него свою душу. Одинокий будет висеть на кресте Богочеловек, осыпаемый градом насмешек пришедшего видеть сие зрелище народа. Лишь несколько душ остались верны Ему, но и они своей безмолвной скорбью и безпомощностью увеличивают страдания любвеобильного сердца Сына Девы. Ниоткуда нет помощи…

Правда, в эти минуты Он не один, ибо Отец с Ним всегда (Иоан. 8, 29; 10, 30). Но, дабы почувствовать всю тяжесть последствий греха, Сын Божий добровольно допустит Своей человеческой природе почувствовать и ужас разобщения с Богом.

Этот страшный миг будет невыносим для святого, безгрешного существа. Сильный вопль вырвется из уст Его: «Боже мой, Боже мой, вскую Мя еси оставил». И в предвидении этого часа наполняется ужасом и возмущением святая душа.

Еще прежде, когда к Иисусу пришли эллины, чтобы видеть Его, Он попустил Своей человеческой природе испытать приближение этого страшного часа. Когда к Нему пришли эти «овцы с иного двора», то увидел Богочеловек, что уже близок час, когда все придут к Нему, вознесенному на кресте. Содрогнулась человеческая природа, возмутилась душа Его. Но Иисус знал, что без страданий Его невозможно спасение людей, что без них его земная деятельность оставит также мало следа, как зерно, которое долго лежало на поверхности земли, пока не было высушено солнцем. Поэтому он тогда сейчас же обратился к Отцу, чтобы Он не попустил человеческим слабостям овладеть всеми мыслями и желаниями его человеческого естества: «Ныне душа Моя возмутися, и что реку, Отче, спаси Мя от часа сего. Но на сей час Я и пришел (но сего ради приидох на час сей)». И, как бы ободрившись воспоминанием о том, зачем Он пришел на землю, Христос молит, чтобы исполнилась воля Божия — спасся человеческий род: «Отче, прослави имя Твое» — прославь его на земле, между людьми, покажи Себя не Творцом только, но и Спасителем (св. Василий Великий, Против Евномия, книга 4). «И прославих и паки прославлю» — был голос с неба, возвещавший, что наступает время исполнения от века сокрытой Божией Тайны (Кол. 1, 26),( Еф.1, 9 ; 3, 9).

И вот теперь это уже наступило. Если и прежде содрогалась и возмущалась человеческая природа Христа при мысли о грядущем, то что испытывала она теперь, когда Он в ожидании прихода Своих врагов и предателя в последний раз наедине молился Богу? Господь зная, что всякая молитва Его будет услышана (Иоан. 11, 42), знал, что если Он попросит Отца избавить Его от мучений и смерти — более нежели двенадцать легионов ангелов явятся (Матф. 26, 53), чтобы защитить Его. Но разве для этого пришел Он? Для того ли, чтобы в последний момент отказаться от исполнения того, что Он предвозвестил через Писание?

Однако дух бодр, плоть же немощна. Духом горит (Рим. 12, 11) и теперь Иисус, желая лишь одного — выполнения воли Божией. Но отвращается по самой природе своей человеческое естество от страданий и смерти (Точное изложение православной веры, книга 3, главы 18, 20, 23, 24; Блаж. Феофилакт; «Лествица» Иоанна, слово 6, «о памяти и смерти»). Добровольно принял Сын Божий эту немощную природу. Он сам отдает Себя на смерть за спасение мipa. И Он побеждает, хотя ощущает чувство приближающегося страха смерти и отвращения от страданий («Лествица», там же; Блаж. Августин; Точное изложение православной веры, книга 3, 24). Сейчас эти страдания особенно будут ужасны, ужасны не столько сами по себе, как оттого, что потрясена до глубины душа Богочеловека.

Невыразимо тяжел для Него принятый на Себя человеческий грех. Этот грех давит Иисуса, делает имеющие наступить страдания невыносимыми.

Христос знает, что когда страдания достигнут наивысшей степени, Он будет совершенно одинок. Не только между людьми никто не может облегчить их — «ждах соскорбящаго и не бе, утешающих и не обретох, и воззрех и не бе помощника, и помыслих и никтоже заступи» (Пс. 68, 21; Ис. 63, 5), — но даже для полного ощущения тяжести грехов попущено будет Ему почувствовать и тяготу разобщения с Небесным Отцом. И в эту минуту человеческая воля Его может пожелать избежать страданий. Да не будет же этого. Пусть ни на одно мгновение человеческая воля Его не разойдется с Божеской. Об этом и молит Богочеловек Своего Небесного Отца. Если возможно, чтобы человечество восстановило свое единение с Богом помимо нового страшного преступления против Сына Божия (св. Василий Великий, Против Евномия, книга 4), пусть лучше не будет этого часа. Но, если только так человечество может быть привлечено к своему Создателю, пусть и в этом случае исполнится благоволение воли Божией. Пусть будет воля Его, и пусть человеческая природа Иисуса даже в самые ужасные мгновения не пожелает ничего, кроме одного — исполнения воли Божией, совершения Божиего домостроительства. Об этом именно молился Христос в саду Гефсиманском, «с сильным воплем и со слезами во дни плоти Своей принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти» (Евр. 6, 7).

Он принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти, но молился не об избавлении от смерти. Как бы так говорил Господь Иисус Христос Своему Божественному Отцу. «Авва, Отче Мой, Отец Того, Котораго Ты послал собрать во едино народ израильский и рассеянных чад Божиих — народ языческий, дабы из двух создать одного нового человека и посредством креста примирить обоих с Тобою. Все возможно Тебе, возможно все, что соответствует Твоим безпредельным совершенствам. Ты знаешь, что человеческой природе естественно отвращаться от страдания, что человек хотел бы всегда «дни видети благи»… Но тот, кто любит Тебя всем сердцем своим, всею душою своею и всем разумением своим, желает лишь того, что угодно Твоей воле, благой и совершенной. Я, пришедший на землю для исполнения Твоей премудрой воли и для сего приобщивыйся плоти и крови, воспринявший естество человеческое со всеми его немощами, кроме греховных, тоже желал бы избежать страданий, но лишь под одним условием — чтобы на это была Твоя святая воля. Если возможно, чтобы дело домостроительства совершилось помимо нового страшного преступления со стороны людей; если возможно Мне не испытывать этих душевных страданий, к которым через несколько часов присоединятся ужасные страдания человеческаго тела; если это возможно — избавь Меня тогда от наступивших уже и грядущих еще испытаний и искушений. Избавь Меня от необходимости испытывать последствия преступления Адамова. Впрочем, сию мольбу Мне подсказывает немощь Моей человеческой природы, а пусть будет так, как угодно Тебе, пусть исполнится воля не немощного человеческого естества, а Наш общий, предвечный совет. Отче Мой! Если по премудрому домостроительству нужно, чтобы Я принес эту жертву, Я не отказываюсь от нее. Но одного лишь молю: да будет Твоя. Да будет воля Твоя всегда и во всем. Как на небе у Меня, Твоего Единороднаго Сына, и у Тебя одна воля, так пусть и Моя человеческая воля здесь, на земле, ни на один миг не пожелает ничего противнаго Нашей общей воле. Пусть исполнится то, что решено у Нас прежде создания мipa, пусть совершится спасение человеческого рода. Пусть искупятся от порабощения диаволу сыны человеческие, искупятся дорогой ценой — страданиями и самоотвержением Богочеловечека. И пусть вся тяжесть человеческих грехов, которую Я принимаю на Себя, пусть никакие присоединяющиеся к этому душевные и телесные муки не смогут поколебать Моей человеческой воли в жажде того, да исполнится Твоя святая воля. Да исполню Я с радостью волю Твою. Да будет воля Твоя».

«О чаше вольней спасительныя страсти Господь помолился, якоже о невольней» (воскресная служба 5-го гл., 8 песнь канона), показав этим два хотения двух естеств, и прося Бога Отца, чтобы человеческая воля Его не поколебалась в покорности воле Божеской (Точное изложение православной веры, книга 3, 24). С небес Ему явился ангел и укреплял (Лук. 22, 43) Его человеческую природу, а совершавший подвиг самопожертвования Иисус молился все прилежнее, обливаясь кровавым потом. И за Свое благоговение, за всегдашнюю покорность воле Отчей услышан был Сын Человеческий.

Укрепленный и ободренный встал Иисус от молитвы (Точное изложение православной веры, книга 3, 24). Он знал, что не поколеблется более Его человеческая природа, что вскоре снимется с Него бремя человеческих грехов, и что Своим послушанием Богу Отцу Он приведет к Небу заблудшее человеческое естество. Он подошел к ученикам и сказал: «Вы все еще спите и почиваете. Кончено, пришел час: вот предается Сын Человеческий в Руки грешников. Встаньте, пойдем, вот приблизился предающий Меня, молитесь, чтобы не впасть в искушение».

Выйдя навстречу пришедшим за Ним, Господь добровольно отдал Себя в руки их. А когда Петр, желая защитить Своего Учителя, ударил мечом архиерейского раба и отсек ему ухо, Господь исцелил раба, а Петру напомнил, что Он сам добровольно предает Себя: «Вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец. Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов ангелов. Как же сбудутся Писания, что так должно быть». И добровольно выпив до дна всю чашу душевных и телесных страданий, Христос прославил Бога на земле, — совершил дело по величию не меньшее, чем само сотворение мipa. (Он восставил падшую природу человека, примирил Божество и человечество, и сделал людей причастниками Божеского естества (2 Петр. 1, 4).

Совершив дело, которое «дал Ему Отец да сотворит», Христос и по человечеству Своему прославился той славой, которую как Бог, имел «прежде мip не бысть» (Иоан. 15, 5), и сел человечеством Своим одесную Бога Отца, ожидая, доколе враги Его положены будут в подножие ног Его (Евр. 10, 13).

Сделавшись для всех послушных Ему виновником спасения вечного (Евр. 5, 9), Христос и по восшествии на небеса пребывает «во двою существу неслитно познаваемый» (Богородичен догматик 6-го гласа), «два хотения двумя по коемуждо естествома нося во веки (воскресный канон 5-го гласа, тропарь 8-й песни), но прославленное тело не может теперь страдать и не нуждается ни в чем, а сообразно сему и человеческая воля Его ни в чем не может расходиться с Божеской. С этой же плотию приидет Христос в последний день «судити живым и мертвым», после чего, как Царь не только по Божеству, но и по человечеству Своему, со всем Своим вечным царством покорится Богу Отцу, Да «будет Бог всяческая во всех» (1 Кор. 15, 28).
Святитель Иоанн Шанхайский.
«Церковная жизнь», 1938 г., №4.

Глава 41. Иисус в Гефсиманском саду. Моление о чаше. Взятие Иисуса под стражу. Иисус в Гефсиманском саду

Три избранные Апостола проснулись, встали и вместе с Иисусом пошли к выходу из сада, где спали остальные. Подойдя к выходу, они могли заметить приближающуюся толпу с фонарями и другими светильниками. То Иуда вел вверенный ему синедрионом отряд римских воинов, сторожей храма и слуг первосвященников, вооруженный мечами и кольями.

Первосвященники, дав тайное поручение Иуде взять Иисуса и связанного привести к ним и сделать все это осторожно, не могли, конечно, объявить отряду, кого именно он должен задержать; они должны были ограничиться приказанием взять Того, на Кого укажет им Иуда. Такая осторожность со стороны первосвященников требовалась по двум причинам: посланные могли встретить случайно бодрствующих из народа, проболтаться им, за Кем идут, и тем привлечь толпу, которая могла бы и освободить задержанного Пророка своего; к тому же, был уже случай, когда стража храма и слуги первосвященников, посланные взять Иисуса, не посмели задержать Его (Ин. 7, 45–46). Вот почему отряду было приказано взять Того, на Кого укажет Иуда. А Иуда, строго храня тайну данного ему поручения, ограничился одним лишь указанием: Кого я поцелую, Тот и есть, за Кем мы идем; возьмите Его и ведите осторожно.

Из последующего поведения Иуды и предложенного Ему Иисусом вопроса можно заключить, что он намеревался, отделившись от отряда, подойти к Иисусу с обычным приветствием, поцеловать Его, затем отойти к Апостолам и тем скрыть свое предательство. Но это ему не удалось. Когда он поспешно подошел к Иисусу и растерянно сказал: Равви! Равви! – то Иисус кротко спросил его: друг, для чего ты пришел? (Мф. 26, 50). Не зная, что сказать, Иуда в смущении произнес: радуйся, Равви! и поцеловал Его (Мф. 26, 49).

Чтобы показать Иуде, что он не может скрыть своего предательства, Иисус сказал: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?

Между тем, стража приблизилась к Иисусу, и Он, желая показать, что Сам добровольно отдается ей, спросил: кого ищете?

Хотя отряд не знал, за кем послан, но в нем находились старейшины народа (члены синедриона), пришедшие, быть может, для того, чтобы наблюдать и за Иудой, как он исполнит секретное поручение, не обманет ли он? Эти-то старейшины, на вопрос Иисуса – кого ищете? – ответили: Иисуса Назорея (Ин. 18, 4–5). Трудно предполагать, что прибывшие с отрядом старейшины не узнали Иисуса; скорее можно думать, что они притворились не узнавшими Его, любопытствуя видеть, что Он при таких обстоятельствах предпримет. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его, которому, вследствие обнаружения предательства, не удалось присоединиться к Апостолам.

«Это Я, кого вы ищете», – громко сказал Иисус старейшинам и всему явившемуся за Ним отряду.

Стражникам внушено было действовать осторожно; им сказано было, что Того, за Кем они посланы, придется взять хитростью, обманом, так как Он имеет приверженцев, которые могут заступиться за Него и укрыть Его. И каково же было удивление стражников, когда Иисус говорит им: «Это Я, Кого приказано вам взять; берите же Меня!»

Неожиданность такого ответа, сила духа, проявленная при этом Иисусом, произвели на стражников необычайное действие: они отступили назад и пали на землю85. Эта могучая сила заставила жадных до наживы торгашей безмолвно подчиниться Иисусу и без сопротивления очистить храм. Та же сила духа подчинила себе озлобленных фарисеев, схвативших камни, чтобы убить Иисуса: руки их опустились и камни выпали на них. И теперь толпа, пришедшая с мечами и дрекольями, чтобы взять какого-то важного преступника, пораженная той же силой, отступила и в испуге припала на землю.

В это время стали собираться вокруг Иисуса остальные восемь Апостолов. Стражники очнулись от охватившего их ужаса; некоторые из них подошли к Иисусу ближе, другие же, по-видимому, хотели предупредить сопротивление со стороны учеников Его, и для этого захватить и их всех. Тогда Иисус опять спросил их: кого ищете? – и когда ему ответили по-прежнему – Иисуса Назорея, – то сказал им: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут.

Приводя эти слова Иисуса, Евангелист Иоанн от себя поясняет, что в эту самую ночь Иисус, молясь за Своих учеников, чтобы Отец Небесный сохранил их, сказал: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого. И эти слова должны были сбыться, и действительно сбылись: стража оставила Апостолов и приступила к Иисусу.

Тогда Апостолы, подошедши ближе к Иисусу, хотели заступиться за Него; кто-то спросил: Господи! не ударить ли нам мечом? – а Петр, не дождавшись ответа, выхватил из ножен находившийся при нем меч, ударил им одного из стражников, по имени Малха, оказавшегося слугой первосвященника, и отсек ему правое ухо.

По-видимому, и другие Апостолы хотели последовать примеру Петра, но Иисус остановил их рвение, сказав им: оставьте, довольно (Лк. 22, 51). И, подойдя к Малху, коснулся поврежденного уха его и тотчас же исцелил его. Обращаясь же затем к Апостолу Петру, сказал: вложи меч в ножны, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут (Мф. 26, 52; Ин. 18, 11) (то есть все, противящиеся проявлению зла грубой силой, злом, рано или поздно погибнут от такой же силы).

Разъясняя далее Петру всю необдуманность его поступка, Иисус сказал: «Неужели ты думаешь, что можешь помешать исполнению воли Отца Моего? Неужели возможно Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец? (Ин. 18, 11). Как еще слаба твоя вера! Неужели ты думаешь, что они могут взять Меня против Моей воли? Или думаешь, что Я не могу теперь же умолить Отца Моего, чтобы Он послал в защиту Мою более, нежели двенадцать легионов Ангелов? (Мф. 26, 53). И если все это непонятно тебе, то смотри, по крайней мере, на все свершающееся теперь как на исполнение пророчеств обо Мне».

Первоначально казалось, что в отряде воинов, сторожей храма и слуг имеется всего лишь несколько осведомленных с делом старейшин, которые и отвечали на вопрос – кого ищете? После же выяснилось, что с этой толпой пришли первосвященники и начальники храма, которые, очевидно, не могли утерпеть, чтобы не удовлетворить свое злорадство присутствием при аресте ненавистного им Пророка.

В Евангелии нередко говорится о первосвященниках. Собственно первосвященником (первым из священников) мог быть только один священник; но называли первосвященниками не только состоящего в этой должности, но и всех отставных первосвященников; отставных же в то время было много, так как после присоединения Иудеи к Римской империи утверждение и смена первосвященников зависели от римских правителей, которые часто сменяли их, назначая угодных себе, и вообще не любили, чтобы на этой должности долго оставалось одно и то же лицо. Кроме того, первосвященником называли и первого в священнической чреде. Таким образом, кроме одного настоящего первосвященника, каким был в то время Каиафа, было много еще так называемых первосвященников. Такие-то первосвященники и начальники храма и вмешались в толпу отправленных за Иисусом стражников. Увидя их, Иисус сказал: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня? Каждый день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук, но теперь ваше время и власть тьмы (Лк. 22, 52–53).

После того вполне уже пришедшие в себя стражники подошли, по приказанию первосвященников и старейшин, к Иисусу и связали Его. Тогда Апостолы, опасаясь, что и их постигнет та же участь, тотчас же оставили своего Учителя и бежали. И сбылось предсказание: поражу Пастыря, и рассеются овцы Его (Зах. 13, 7; Мф. 26, 31).

Когда предводительствуемый первосвященниками и тысяченачальником отряд повел Иисуса в Иерусалим, то воины заметили, что какой-то юноша, завернувшись в покрывало, следовал за ними; находя такое выслеживание подозрительным, они схватили его за покрывало, но он рванулся, покрывало осталось в их руках, а он убежал, причем оказалось, что покрывало было надето им на совершенно нагое тело. Очевидно, этот юноша жил тут же, в селении Гефсимании, проснулся от шума, произведенного отрядом, и поспешил, не одеваясь, а лишь прикрывшись одеялом, выйти из дома и узнать, кто это так шумит в полночь.

Об этом юноше упоминает один только Евангелист Марк, но не называет его по имени. Древнее предание гласит, что этот юноша был сам Марк.

Куда бежали девять Апостолов – неизвестно, но двое, Петр и Иоанн, если и оставили Иисуса, то все-таки не решились далеко уйти от Него. Желание узнать, что станется с Ним, влекло их к Нему. И вот они вышли из своего кратковременного убежища и издали стали следить за удалявшимся отрядом; потом пошли следом за ним, хотя и в некотором отдалении, и так дошли до Иерусалима.

Но главную силу в отряде, пришедшем в Гефсиманский сад, составляли римские воины с тысяченачальником, взятые первосвященниками из числа охранявших порядок при храме. Воины эти были язычники. А язычники того времени, утратив веру в своих самодельных богов, были крайне суеверны. Иуда не сказал воинам, за кем они идут. Но когда на вопрос Иисуса – кого ищете? – старейшины ответили: Иисуса Назорея, – воины должны были вспомнить все, что слышали о Нем; должны были вспомнить и торжественный въезд Его в Иерусалим. Они, быть может, слышали от членов синедриона, что Иисус Назарянин именует Себя Сыном Божиим. И если Пилат убоялся, когда первосвященники стали обвинять Иисуса в том, что Он сделал Себя Сыном Божиим (Ин. 19, 7–8), то и римские воины, приведенные Иудой в Гефсиманский сад, зная, в чем первосвященники и фарисеи обвиняют Иисуса, не только могли, но должны были испугаться, когда узнали, что пришли арестовать известного Чудотворца, именующего Себя Сыном Божиим. Мысль о том, что неведомый им Бог, Сыном Которого называет Себя Иисус, будет мстить за Сына, невольно должна была привести в трепет суеверных язычников. И они, в страхе, отступили назад и пали на землю.

Но, когда затем они увидели, что Иисус не только не призывает Отца своего к отмщению, но Сам добровольно отдается в их власть и даже запрещает ученикам Своим защищать Его, – тогда страх их рассеялся, смущение прошло, и они приступили к исполнению приказания первосвященников.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх