Помост

Вопросы веры

Влюбилась в психопата

Почему психопат не умеет любить

Психопат – это человек с глубокой патологией характера. Он с легкостью переступает через судьбы других людей, превращая их в ступеньки на лестнице своего личного успеха. Ему неведомы муки совести и сострадание. Другой для него лишь вещь и если вещь больше нельзя использовать по назначению, то ее следует выбросить. Нормы общества и морали он воспринимает как досадную помеху в достижении собственных целей. Он без раздумий их нарушит, не размышляя о том, что поступает плохо. Искреннее общение ему недоступно, он взаимодействует с этим миром исключительно через манипуляции. Его не привлекают простые человеческие радости. Дружба, любовь и все другое, что ценно для обычного человека не находят отклика в его пустом и холодном эмоциональном мире.

У психопата полностью отсутствует способность к эмпатии. Он не ощущает другого никак – вещам не бывает больно. Другой для него лишь объект манипуляций и источник ресурсов. Поэтому он действительно не умеет любить и развивать здоровые отношения. Психопат не в состоянии предложить партнеру эмоциональную поддержку, потому, что его собственный эмоциональный мир пуст.

Страдает ли психопат от того, что лишен любви? Нет. Невозможно страдать от отсутствия того, о чем не имеешь представления, что чуждо и незнакомо. Психопат ничего не знает о том, что потерял. Когда он смотрит на поведение любящих людей, то оно кажется ему странным и нелепым. Ему совершенно не хочется становиться похожим на них.

Любовь для психопата равнозначна слабости, а слабость он ненавидит. Слабые люди вызывают у него чувство презрения. Любовь в его внутреннем мире ассоциируется с болезнью, глупостью и зависимостью. А это так не вяжется с его стремлением к превосходству и желанием повелевать окружающими. Он не обесценивает любовь по принципу «А виноград то зелен», чтобы избежать страданий. Он действительно так чувствует.

Психопат разрывается между стремлением отгородиться от окружающих, из чувства презрения и превосходства и потребностью получать от них ресурсы. Он ненавидит то, без чего не может жить. Оставшись без достаточно ресурсной жертвы, он рискует впасть в тяжелейшую депрессию. А обретя необходимую поддержку, начинает разрушать личность того, кто ему ее дает. В этих отношениях нет равномерного обмена энергиями, психопат забирает, ничего не отдавая взамен. Не составляет труда догадаться о том, что происходит с его партнером – день за днем он истощается и приближается к тому состоянию, когда его нельзя будет больше использовать.

Жизнь с психопатом тяжела и беспросветна. С людьми из ближайшего окружения он преимущественно мрачен, подозрителен, эмоционально холоден и капризен. Его день состоит из бесконечных жалоб и угроз, внезапных приступов гнева и ярости. Потому семья психопата, как правило, состоит из глубоко несчастных, а в иных случаях и тяжело больных людей. При этом вне семьи, особенно с людьми, которые играют важную роль в реализации его жизненных планов, он может вести себя совершенно иначе. Он очень хорошо научился маскировать свои «нежелательные качества», но время от времени защиты не срабатывают и ненависть выходит из под контроля. Унижая других, он защищается от собственного унижения.

Психопат очень любит, когда чужие желания не сбываются. Для этого он готов пожертвовать собственной выгодой. Он может фрустрировать женщину в сексуальных отношениях, даже путем противостояния собственной страсти. А если эта женщина переходит в категорию «близких», то он начинает фрустрировать ее еще и эмоционально. Большинство психопатов испытывают ненависть к женщинам. Ведь именно женщина — мать воспитала их такими, какими они стали, глубоко нарушенными и эмоционально мертвыми. Потому в первую очередь психопат злится на мать, а уже следом за ней на всех остальных женщин. При этом женщина необходима ему и он вынужден ее завоевывать. Она для него жизненно важный источник ресурсов, способный оживить его эмоциональную пустыню. Проблема в том, что ресурсов нужно там много, что это опустошает ее саму.

Можно ли это вылечить? Нет, это не болезнь. Это состояние присутствует в человеке либо с самого начала жизни, либо с очень ранних лет. На таких детей часто обращают внимание воспитатели детских садов и врачи в поликлиниках. Они совершенно неуправляемы, ведут себя агрессивно, а подчас даже жестоко. Возникает ощущение того, что именно этот ребенок хочет все сделать на зло. Став взрослым такой ребенок воспринимает свою личность и свой характер как данность, которая выгодно отличает его от других. Психопаты как правило легче, чем другие добиваются успеха и это служит им подтверждением того что быть таким хорошо и правильно. Со временем они наоборот начинают смотреть на обычных людей с высока, наблюдая как сложно им идти вперед под гнетом социальных норм и правил. Это приводит к отсутствию у психопата мотивации меняться. Кто же по доброй воле станет лишаться личного преимущества?

Если кому-то и нужна в этой ситуации помощь, то людям, которым не повезло оказаться с психопатом слишком близко. Жизнь с психопатом разрушает партнера день за днем. Сначала это воздействие минимально и неощутимо, затем все больше и сильней. Когда отношения становятся достаточно прочными, а партнер достаточно зависимым, психопат дает своим деструктивным импульсам полную свободу. Партнер подвергается постоянной травматизации, он не успевает отойти от предыдущего удара, как уже получает новый. Спустя несколько лет жизни с психопатом он превращается в совершенно неуверенного в себе человека, с нарушенной самооценкой и кучей комплексов. Это цена за то, что он пытался стать для психопата достаточно хорошим. Подобная миссия не выполнима – во внутреннем мире психопата нет представления о достаточно хорошем.

Перспектива таких союзов безрадостна. Либо, намучавшись по полной, партнер находит в себе силы вырваться из деструктивных отношений, либо его ресурсы полностью иссякают и психопат сам отправляется на поиски нового источника. Восстановится и вернуться к нормальной жизни после таких отношений очень сложно и сделать это удается не всем. Порой приходится буквально собирать себя по кускам, восстанавливать разрушенную самооценку, заново учиться верить себе и людям. Сделать это быстрей и эффективней можно обратившись за квалифицированной психологической помощью. Специалист поможет преодолеть болезненную эмоциональную зависимость, справиться с депрессивными состояниями, повысить самооценку и вернуть радость жизни.

Скрытая боль психопата

Психопатия характеризуется особенностями, имеющими диагностическое значение — такими как внешнее обаяние, высокий интеллект, недальновидность, неспособность обучаться на собственном опыте, патологический эгоцентризм, отсутствие способности любить, неспособность испытывать раскаяние или стыд, импульсивность, грандиозное чувство собственного достоинства, патологическая лживость, манипулятивное поведение, слабый самоконтроль, беспорядочность в половых связях, делинквентное поведение в юношеском возрасте, и большая уголовная направленность и универсальность среди прочих (Cleckley, 1982; Hare et al., 1990). Как следствие этих критериев психопат имеет образ холодного, бессердечного, бесчеловечного существа. Но всем ли психопатам свойственен тотальный недстаток нормальной глубины чувств и эмпатии? Как и здоровые люди, многие психопаты по-своему любят своих родителей, супругов, детей и домашних животных, но испытывают затруднения в отношении любви и доверия к остальному миру. Кроме того, психопаты действительно испытывают эмоциональные страдания вследствие расставания, развода, смерти любимого человека или неудовлетворенности их собственным ненормативным поведением (Martens, 1997).

Источники печали

Психопаты могут испытывать эмоциональную боль вследствие множества причин. Как и у остальных людей, у психопатов есть глубокая потребность в любви и заботе. Однако это желание часто остается неудовлетворенным, поскольку для другого человека очень тяжело быть рядом с тем, кто имеет такой отталкивающий характер. Психопаты, по крайней мере периодически, отдают себе отчет в том, как их видят окружающие, и могут быть искренне опечалены своей неспособностью контролировать собственное поведение. Жизнь большинства психопатов лишена устойчивых социальных связей и теплых, близких отношений.

Истории из жизни психопатов часто характеризуются хаотической семейной жизнью, нехваткой родительского внимания и руководства, химической зависимостью у родителей или их антисоциальным поведением, плохими отношениями, разводом, и проживанием в социально неблагополучных районах (Martens, 2000). Они могут чувствовать, что они — узники своей собственной этиологической предопределенности и считают, что они имеют, по сравнению с нормальными людьми, меньше возможностей и преимуществ в жизни.

Несмотря на внешнее высокомерие, внутри себя психопаты чувствуют себя «более гадкими», чем другие, и знают, что причина этого — их собственное поведение. Хотя некоторые психопаты поверхностно приспособлены к среде и даже популярны, они чувствуют, что должны тщательно скрывать свое истинное лицо, потому что оно не будет принято другими. Это ставит психопатов перед трудным выбором: либо приспосабливаться и жить пустой, нереальной жизнью, либо не приспосабливаться и жить в одиночестве, в изоляции от других людей. Психопаты все время видят, как другие люди любят друг друга, заботятся друг о друге; их удручает знание, что они никогда не смогут быть объектами таких отношений.

Психопаты известны тем, что они нуждаются в чрезмерном возбуждении, но самые безрассудные приключения заканчиваются всего лишь разочарованием из-за конфликтов с другими и нереальных ожиданий. Кроме того, многих психопатов приводит в уныние их неспособность контролировать тягу к сильным ощущениям, в процессе реализации которой они постоянно сталкиваются с собственной беспомощностью. Психопаты могут пытаться измениться, однако сниженная способность испытывать страх и связанная с этим неспособность учиться на собственном опыте приводят к повторяющимся негативным переживаниям, конфронтации с фрустрацией и депрессиями, включая проблемы с системой правосудия.

С течением времени психопаты становятся неспособными продолжать столь энергоемкий образ жизни и становятся «перегоревшими» и депрессивными. Если они оглянутся на свою беспокойную жизнь — то увидят, что она полна межличностного недовольства.Их здоровье ухудшается, поскольку эффекты их безрассудного поведения накапливаются.

Эмоциональная боль и насилие

Социальная изоляция, одиночество и связанная с ними эмоциональная боль у психопатов могут предшествовать серьезным преступным деяниям (Martens, 2000, 1999, 1997; Palermo and Martens, in press). Они верят, что весь мир против них, и в конечном счете приходят к выводу, что заслуживают особых привилегий или прав для удовлетворения их желаний. Как заявляли серийные убийцы — психопаты Джеффри Дамер и Деннис Нилсен, тяжелые психопаты в конечном счете достигают роковой черты, где они чувствуют, что порвали последнюю тонкую связь с нормальным миром. Впоследствии их печаль и страдания нарастают, и их преступления становится все более и более изощренными (Palermo and Martens, in press).

Дамер и Нилсен заявляли, что они убили «просто чтобы была компания» (Palermo and Martens, in press). У обоих мужчин не было никаких друзей, и их единственными социальными контактами были случайные встречи в гомосексуальных барах. Нилсен смотрел телевизор и разговаривал в течение многих часов с трупами убитых им людей; Дамер поедал части тел жертв, чтобы стать с ними одним целым: он полагал, что таким образом его жертвы далее жили в его теле.

Для остальных людей невообразимо, что эти мужчины были настолько одиноки — хотя они описывают свое одиночество и социальные неудачи как невыносимо болезненные. Каждый из них создал собственную садистскую вселенную, чтобы мстить за то, что мир отверг их, изнасиловал, оскорбил, пренебрег ими и заставил эмоционально страдать.

Дамер и Нилсен утверждали, что они не наслаждались смертельным актом непосредственно. Дамер попытался создать из своих жертв зомби, вводя кислоту в их мозг после того, как оглушил их снотворными средствами. Он хотел полного контроля над своими жертвами, но когда потерпел в этом неудачу, убил их. Нилсен чувствовал себя намного более комфортно с трупами, чем с живыми людьми — мертвые не могли бросить его. Он написал стихи и произнес нежные слова в адрес трупов, используя их для компании максимально долго. У других тяжелых психопатов была найдена зависимость между интенсивностью печали и одиночества и степенью насилия, безрассудства и импульсивности (Martens, 1999, 1997; Palermo and Martens, in press).

Самоуничтожение

Тяжелая психопатия — это высокий риск того, что агрессия к себе может быть столь же велика, насколько может быть велика агрессия в адрес других (W.H.J.M., неопубликованные данные). Значительное количество психопатов умирает насильственной смертью за относительно короткий промежуток времени после их выписки из судебно — психиатрических лечебных заведений вследствие собственного поведения (например в результате рискованного вождения или причастности к опасным ситуациям) (Black и другие, 1996; Martens, 1997). Психопаты могут чувствовать, что вся жизнь, включая их собственную, ничего не стоит (Martens, 1997; Palermo and Martens, in press).

Достижения в лечении

В последнее десятилетие для многих личностных черт психопатов стали доступны нейробиологические объяснения. Например, импульсивность, безрассудство/безответственность, враждебность и агрессивность могут определяться патологическими уровнями нейрохимических веществ, включая моноаминоксидазу (MAO), серотонин (5-HT) и 5-гидроксииндолуксусную (5-HIAA) кислоту, трийодтиронин (T3), свободный тироксин (T4), тестостерон, кортизол, адренокортикотропный гормон (АКТГ), а также гормонов гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой и гипоталамо-гипофизарно-половой осей (W.H.J.M., неопубликованные данные). Другие особенности — такие как поиск сильных ощущений и неспособность обучаться на опыте (Lykken, 1995) могут быть связаны с недостаточной активацией коры больших полушарий (Martens, 2000, 1997; Zuckerman, 1994). Поиск сильных ощущений также может быть связан с низким уровнем MAO и кортизола и высокой концентрацией гонадных гормонов, так же как и с уменьшением объема префронтального серого вещества (Raine, 1996; Raine и другие, 2000; Zuckerman, 1994). Многих психопатов, таким образом, можно считать, по крайней мере до некоторой степени, жертвами нейробиологически детерминированных поведенческих отклонений, которые, в свою очередь, создают неизменную пропасть между ними и остальным миром.
Может оказаться возможным уменьшить такие психопатические черты, как поиск сильных ощущений, импульсивность, агрессия, и связанную с ними эмоциональную боль с помощью психотерапевтического, психофармакологического лечения и/или терапии методом биологической обратной связи (neurofeedback).

Долговременная (не менее пяти лет) психотерапия кажется эффективной для некоторых категориях психопатов, поскольку психопатические черты личности при этом могут уменьшиться (Dolan, 1998; Dolan and Coid, 1993; Sanislow and McGlashan, 1998).

Одного только психотерапевтического лечения может быть недостаточно для улучшения. Психофармакологические методы лечения могут помочь нормализовать нейробиологические функции и связанные с ними черты поведения/личности (Martens, in press, 2001, 2000). В терапии антиобщественного, враждебного и агрессивного поведения впечатляет литий (Bloom and Kupfer, 1994; Sheard et al., 1976; Tupin et al., 1973). Hollander (1999) обнаружил, что стабилизаторы настроения, такие как divalproex (Depakote, Депакин), селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, ингибиторы моноаминоксидазы (MAOIs) и нейролептические средства доказали эффективность в лечении агрессии и аффективной неустойчивости у импульсивных пациентов. До настоящего времени не было никаких контролируемых исследований психофармакологического лечения других основных психопатических особенностей.

Недостаточная активация коры и низкая вегетативная активность-реактивность могут быть существенно уменьшены с помощью адаптивных методов биологической обратной связи (neurofeedback) (Martens, 2001; Raine, 1996).

Нормана (имя изменено) воспитывала тетка, поскольку его родители развелись, и никто не интересовался и не заботился о нем. В детском и подростковом возрасте у него были многочисленные столкновения с правоохранительными органами из-за угонов машин, воровства, краж, мошенничества, оскорблений действием. Дважды его направляли в исправительную школу. Когда ему исполнился 21 год, он был признан виновным в вооруженном ограблении и отсидел полтора года в тюрьме. Его единственный близкий друг тоже был жестоким преступником; у Нормана было много кратковременных половых отношений с различными женщинами. В возрасте 29 лет он в баре убил двух незнакомцев, которые оскорбили его, и был приговорен к судебно- психиатрическому лечению. Норману был поставлен диагноз: «психопатия» согласно Контрольному списку Психопатии Hare (Hare et al., 1990).

Норман показал небольшое улучшение в течение семи лет поведенческой психотерапии, однако становился всё менее и менее мотивированным. В судебно — психиатрической больнице его сочли неизлечимым и намеревались оставить все попытки лечения. Адвокат Нормана настоял на судебно-неврологической экспертизе, которая впоследствии нашла, что Норман страдает от тяжелого недостатка активации коры больших полушарий, расстройств обмена серотонина и моноаминоксидазы (5-HT и MAO), и проблем концентрации.

Норману была назначена терапия d, l-фенфлурамином (Pondimin), лекарственным веществом, способствующим высвобождению серотонина. (Фенфлурамин был добровольно отозван с американского рынка в 1997 — Ред.) На фоне применения лечебных доз препарата (0.2 мг/кг к 0.4 мг/кг), стало происходить значительное дозозависимое уменьшение импульсивных и агрессивных реакций. Через месяц в структуру терапии были добавлены ингибиторы моноаминоксидазы (ИМАО паргилин , 10 мг / кг) и курс психодинамической психотерапии. Паргилин произвел некоторую нормализацию паттернов его электроэнцефалограммы (ЭЭГ), далее дозу титровали до 20 мг / кг в течение пяти месяцев. Терапия биологической обратной связью (neurofeedback) была начата через два месяца и продолжалась в течение 15 последующих месяцев. Его ЭЭГ постепенно нормализовалась, и его потенциал концентрации и внимания возрос.
Норман продолжал получать d, l-фенфлурамин и психотерапию в течение двух лет, после чего он был выписан из судебного отделения. Он добровольно продолжал психотерапию в течение дополнительных трех лет и, за четыре года, прошедшие со времени его освобождения, он не совершил ни одного рецидива.

Крайне важно признать скрытое страдание, одиночество и недостаток самооценки как факторы риска насилия и преступного поведения у психопатов. Изучение заявлений насильственных уголовных психопатов проливает свет на их подверженность психическим травмам, особую уязвимость и эмоциональную боль. Для профилактики и лечения психопатического поведения необходимо больше экспериментальных психофармакологических, нейрофидбэк и комбинированных психотерапевтических исследований.
Текущая картина психопата, которая отражена в ведущих руководствах, содержащих диагностические критерии психопатии (например, предлагаемой Cleckley (1982) и Hare et al. (1990), неполна, потому что эмоциональное страдание и одиночество в этих руководствах проигнорированы. Когда мы начинаем учитывать эти аспекты, наша концепция психопата выходит за пределы представлений о нем, как о бессердечном и становится более человеческой.

Willem H.J. Martens, M.D., Ph.D. | 31 Декабря 2001 г.
Доктор Мартенс — директор Института Теоретической Психиатрии и Неврологии В. Кана и советник Больницы Судебной Психиатрии в Ассене, Нидерланды.

На фото: Бенедикт Камбербэтч в сериале «Шерлок»

Сама посуди: мы точно знаем, что Декстер и Родион Меглин из «Метода» – серийные убийцы. И что же? Оба нам нравятся. Экстравагантный Холмс в исполнении Бенедикта Камбербэтча без тени смущения говорит: «Я не психопат, а высокоактивный социопат». И тем не менее у него море поклонников.

Чуть ниже мы покопаемся в терминах (многие психиатры сказали бы, кстати, что Холмс грешит гипердиагностикой). Однако трудно не заметить общие черты перечисленных товарищей. Они склонны рисковать сверх меры, любят манипулировать окружающими, не особенно чутки, а совесть у них работает – если она, конечно, вообще есть – весьма выборочно. Именно этими чертами обладают граждане с антисоциальным расстройством личности.

Такая порода

Еще в конце позапрошлого века европейские врачи выделили группу лиц, у которых при полной сохранности интеллекта и возмутительной – в клиническом смысле – нормальности начисто отсутствовали уважение к общественным нормам и сострадание. Сперва их прозвали «моральными безумцами», затем переименовали в психопатов, а в 1930-е годы окрестили социопатами, подчеркнув, что от них страдает общество. Сейчас в ходу оба термина, и оба неофициальные. Часть специалистов полагает, будто психопатия – тяжелое врожденное нарушение, а социопатия – более мягкий его вариант, формирующийся не от хорошей жизни в детские годы. Однако проявления практически одинаковые, и оба случая укладываются в диагноз «антисоциальное расстройство личности».

Для психопатов мир – один большой соблазн, а люди не более чем объекты, от которых можно что-то получить, выманить или просто отнять. Причем объекты практически неодушевленные. У «моральных безумцев» крайне узкий эмоциональный диапазон, и чужие чувства для них пустой звук. И никакой нравственный закон им не указ, поскольку мораль, в их понимании, для слабаков. Зато им позволительно жить по особым правилам. Точнее, по одному-единственному – «я так хочу».

А хотеть они могут разного. Одному придет в голову ограбить банк, другому по душе брачные аферы. Третий займет крупную сумму и не подумает отдать, а то и получит ее безвозмездно, сочинив историю про жуткую болезнь. Четвертый вскарабкается на вершину служебной лестницы по головам друзей (берем это слово в кавычки, потому что дружба психопатам неведома). А пятому достаточно переспать вон с той блондинкой – он просто ведет счет светловолосым любовницам, ничего личного.

Серьезные отношения с социопатом

Вот что следует запомнить: описанные товарищи не способны на устойчивые отношения, основанные на взаимном уважении, ответственности и/или любви. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Такой может некоторое время быть рядом, если ему требуется что-то конкретное – протекция, деньги, связи, жилплощадь, секс – и ты исправно удовлетворяешь эти потребности. Но как только горшочек перестает варить, гражданин освобождает тебя от своего присутствия без всяких «прости, любимая».

И это, считай, повезло, даже если вместе с ним исчезают фамильные бриллианты. О прочих возможных поворотах сюжета скажем коротко: 20% всех заключенных в тюрьмах как раз клинические психопаты.

Но позвольте-ка, скажешь ты, никто в здравом уме не подпустит к себе такое чудовище. И ошибешься. Штука в том, что монстрами большинство из них как раз не выглядит. Интеллект психопата может быть высоким, а методы воздействия – совершенными. Психологи от природы и гениальные наблюдатели (еще бы, ведь эмоции не отвлекают), они шлифуют навыки манипуляции годами, читают своих жертв словно открытые книги и могут быть совершенно обворожительными. Настолько, что ты мгновенно понимаешь: встретила родственную душу, а то и любовь всей жизни.

Многие верят в воспитательную силу чувств. Так вот, со всей ответственностью: антисоциальное расстройство личности не лечится ни любовью, ни добрым словом, ни искренней верой в своего мужчину (друга, коллегу, босса). Заводить совместный бизнес, общаться, встречаться и тем более жить с клиническим психопатом – себе дороже.

Почему психопаты — герои нашего времени

Внимание, вопрос: почему же непригодный для семейной жизни и дружбы, лживый, вредный, а то и просто опасный человек стал основным персонажем рейтинговых сериалов? Психопатов среди нас становится больше? К счастью, нет. Количество людей с антисоциальным расстройством колеблется в пределах 1–3%. Это значит, что в твоем институтском потоке или фирме хоть один психопат да найдется, но в целом их число серьезно не меняется.

Возможно, все дело в том, что быть психопатом – в облегченной версии, совсем немножечко – сегодня в тренде. Да-да. Психолог из Оксфорда Кевин Даттон говорит: набор личностных качеств «морального безумца» чуть ли не в точности повторяет список черт, которые, по заверениям бизнес-коучей, приводят к успеху. Вопрос лишь в том, с какого ракурса смотреть на дело.

Человек плюет на потребности и чувства окружающих? Нет, отстаивает свою точку зрения. Безответственно ввязывается в опасные авантюры? Отнюдь, просто готов рисковать и верит в себя. Это контролирующий все и вся тиран? Да что вы, эффективный руководитель. Даттон называет области, в которых для психопатов медом намазано: госслужба, силовые структуры, юриспруденция, большой бизнес (среди боссов крупных компаний, считает ученый муж, около 4% людей, по которым диагноз плачет).

Люби психопатов на расстоянии

Не думай только, будто все успешные люди коварны и опасны. В психологии есть такое понятие – акцентуация. Оно означает яркую особенность характера, не дотягивающую все-таки до уровня расстройства. Многие из тех, кто достиг высот, – это, скажем так, очень умеренные, социализированные психопаты, использующие склад личности себе во благо. Высокая самооценка, отсутствие терзаний «имею ли я право», вера в то, что цель оправдывает средства, помогли им вырваться вперед.

Вот и неоднозначный герой сериала, наделенный психопатическими чертами, нередко оказывается тем единственным, кто разруливает патовую ситуацию. Острый ум, бесстрашие и, чего уж там, невероятная сексуальность – согласись, сердцам зрителей есть от чего биться чаще.

К тому же, став более грамотными психологически, мы больше не верим в безупречных героев. Нам интереснее наблюдать за живыми людьми, в чьих головах обязательно найдется выводок тараканов. Так что пусть их будет много – плохих, хороших, разных, но любовь к ним останется все-таки безопасной – на расстоянии экрана.

Как распознать психопата

Распознать психопата на первых порах непросто, но возможно. Попробуй услышать тревожные звоночки раньше, чем твое самоуважение будет разрушено, а из тумбочки пропадут деньги на хозяйство.

  1. Психопаты – отличные актеры, но природная агрессивность заставляет их время от времени выходить из роли. Милый и любезный с тобой, он может накричать на официанта или наброситься на прохожего. Если это случилось хотя бы однажды (или о подобном рассказывают друзья) – дело плохо.
  2. Буквально с первых минут он переводит общение в неуместно интимную плоскость. Например, едва познакомившись, переходит на «ты» и сообщает, как и где вы проведете выходные.
  3. Рассказывая о себе, создает идеальную глянцевую био­графию. Либо наводит тень на плетень, заменяя детали многозначительным «в двух словах не объяснить». Если, выслушав повествование, ты понимаешь, что так ничего и не узнала, – будь начеку.
  4. Ставь галочку, если он использует слова вроде «быдло», «стадо», «лохи», «людишки». Еще показательнее, если человек с легкой бравадой сообщает о нарушениях закона – финансовых махинациях, драках, рискованном вождении.
  5. Ты сообщаешь о своих чувствах или потребностях (устала, расстроена, нездоровится), а в ответ слышишь насмешки или сталкиваешься с холодностью. Как вариант – твой собеседник бессердечно использует против тебя твои же слова, произнесенные в порыве откровенности.
  6. Демонстративное швыряние деньгами тоже повод насторожиться. Не спорим, роскошные подарки греют сердце, но тяга к купеческому размаху указывает на расстройство личности. Увы.
  7. Кажется, будто он умеет предугадывать желания и реагировать на еще не озвученные потребности. А как иначе? Годы тренировок. Между прочим, канадский психолог Анджела Бук выяснила, что люди с антисоциальным расстройством способны вычислять потенциальных жертв по одной лишь манере двигаться.

! Не ленись изучать чужие странички в соцсетях. Если новый знакомый (мужского пола, это важно) то и дело выкладывает селфи, психологи из Университета Огайо советуют насторожиться. С большой долей вероятности у гражданина есть психопатические черты.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ

Плохие парни: что мы должны о них знать?

Каких мужчин стоит избегать

Не тот мужчина

Астролог назвал самые конфликтные и самые спокойные знаки Зодиака

Какие знаки Зодиака наиболее уравновешенные, а какие — агрессивные, рассказал астролог / фото: sb.by

Представители одних знаков Зодиака не могут без скандалов и ссор, другие же быстро загораются, ведут горячий спор, но очень быстро угасают и сводят конфликт на нет, а третьи вообще спокойные и непробиваемые, как слон.

Чего ждать от каждого из знаков Зодиака в конфликтной ситуации, рассказал «Главреду» астролог Влад Росс.

Наиболее конфликтные знаки Зодиака, по словам астролога, те, в которых больше всего выявлен Марс.

Овны. Овны находятся под сильным влиянием Марса, поэтому часто агрессивные, вспыльчивые и воинственные. Злясь, они способны чуть ли не головой об стену биться. Они всегда прут напрямую. Но при этом Овны довольно быстро отходят и успокаиваются.

Гороскоп 2020: астролог назвал неудачников года

Скорпионы. Они загораются не моментально, а с раскачкой. Однако они не преминут ударить или ужалить в самое больное место. С представителями этого знака трудно найти общий язык, а жить под одной крышей с ними вообще несладко. Они способны затаить злобу или обиду и провоцировать на конфликт еще очень долго. Этому знаку свойственно выжидать.

Козероги. У Козерогов — третье место по конфликтности. Они, в принципе, на конфликт не идут, но, если пошли, то будут очень долго и нудно конфликтовать, судиться, выяснять отношения. Их лучше не трогать и с ними лучше не конфликтовать даже по мелочам — себе дороже. Они не простят и будет долго пытаться окончательно выяснить отношения со своим обидчиком.

Самые спокойные и не конфликтные знаки Зодиака — это те, где Венера в обители, отметил астролог.

Тельцы. Представители этого знака на первом месте по не-конфликтности. Они просто непробиваемые, медлительные, спокойные, невозмутимые. Вывести Тельца из равновесия очень сложно, почти невозможно. Но если вам удастся это сделать, найдя персональную «красную тряпку» для этого Тельца, то берегитесь — он станет просто бешеным.

Весы. Это тоже более-менее спокойный знак Зодиака, который никогда не ведется на провокации. Если Овен — это война, то Весы — это мир и спокойствие. Весы всегда способны обойти конфликт, умеют договориться, решить проблему дипломатическим путем. Для них нет врагов — есть интересы, и любой враг может стать им другом.

Рыбы. Это спокойный знак Зодиака, который любит тишину. Скандалы, ссоры и выяснения отношений абсолютно несвойственны представителям данного знака. Поговорку «тише воды, ниже травы» придумали про Рыб. Любая ссора с Рыбой — это тихая и спокойная беседа. Они редко повышают голос, зато могут что-то едкое и колючее написать в мессенджер, то есть даже не по телефону сказать.

Об остальных знаках Зодиака также следует сказать несколько слов.

Близнецы. Весьма спокойный знак зодиака — это болтливые Близнецы. Они любят сплетни, слухи и доносы. Близнецы любят облить кого-то грязью, поболтать за спиной. Но к агрессии и открытым конфликтам не склонны.

Любовный гороскоп 2020: каким знакам Зодиака год принесет сумасшедшую любовь

Стрельцы. Они очень прямолинейны, поэтому любят «выстрелить» словом. Увидев какой-то недостаток другого человека, Стрельцы поспешат указать на него. Рубят всю правду-матку, не задумываясь о последствиях. Особенно это свойственно людям с Луной в Стрельце.

Львы. Львы — очень благородные по своей натуре. С ними если и поссоришься, то тут же помиришся. Они всегда прощают, способны найти мудрый выход из любой ситуации.

Водолеи. Это знак дружбы, компании, общности. Они не любят конфликтовать и выяснять отношения. А вот посплетничать очень даже любят — всегда с удовольствием рады перемыть косточки.

Девы. Девы очень колючие. Они способны «колоть» очень методично, цепляться за мелочи. Если у Скорпионов очень ядовитые замечания, то у Дев — четкие и просчитанные. Они обожают критиковать других, указывать на чужие ошибки.

Раки. Раки очень любят поскандалить дома, причем по любому поводу. Они любят выяснить все: почему тарелка не помытая, почему не убрано, почему носки разбросаны. Раками управляет эмоциональная Луна, поэтому они не способны обуздать свои эмоции. Но Ракам свойственна быстрая смена настроений. Если Овны очень вспыльчивые, то Раки — нервные и эмоционально несдержанны.

Как понять, что у родителей психическое расстройство (и что теперь делать)

В нашем обществе принято считать, что «хорошая мать» — это настройка по умолчанию. А если женщина не выполняет свои обязанности, то с ней определенно что-то не так, возможно, она психически больна. Ужасных отцов подозревают в безумии гораздо реже.

Но такое представление о родительстве далеко от реальности. Не может быть врожденного инстинктивного знания о том, что ребенку необходимо личное пространство, что с мнением подростка нужно считаться или что постоянная критика и подавление вредят его развитию не меньше, чем побои.

Опыт родительства никого не делает святым: мамы и папы, как и любые другие люди, могут быть жестокими, эгоистичными, аморальными людьми. Не говоря о том, что представления о хорошем воспитании меняются быстро, и то, что было нормой для наших бабушек, нам представляется дикостью (например, запугивать ребенка милиционером и насильно заставлять доедать кашу).

Это с трудом укладывается в голове, но в большинстве случаев насилия над детьми виновны вполне здоровые люди, полностью несущие ответственность за свои поступки.

Лишь в части случаев причина дурного поведения родителей в психическом расстройстве. Мы не будем говорить о конкретных диагнозах, поскольку большинство страдающих от душевных проблем людей 40–60 лет никогда не были у психиатра. Мы расскажем о распространенных симптомах, о том, как они отражаются на детях таких родителей, и о том, что можно сделать, чтобы улучшить свою жизнь.

Тотальность нарушения и вред самому себе: как отличить патологию

Как вообще отличить здоровое поведение родителей от нездорового? Трудность в том, что четкую границу между нормой и патологией не могут провести даже специалисты. Есть целый спектр вариантов между особенностью характера (которую психологи называют акцентуацией) до болезни, которая тоже может быть выражена в разной степени. Существуют пограничные расстройства — состояния на грани между здоровьем и болезнью, когда при стрессе человека «выносит» в неадекват.

Например, каждый человек время от времени испытывает тревогу. Мама беспокоится, что маленький ребенок ударится, и, чтобы это предотвратить, закрывает острые углы в квартире.

Тревожность бывает повышенной: мать боится, что ребенок ударится, и запрещает ему кататься на роликах и велосипеде.

Тревожность может быть патологической: ребенок давно вырос, но мать продолжает переживать, что он может разбиться. Когда он отправляется в поездку, она звонит и зачитывает инструкции по безопасности или попросту впадает в истерику. Если такое случается, но в отдельных непривычных для матери ситуациях — это, скорее всего, тоже в пределах нормы. Если же регулярно — возможно, речь идет о тревожном расстройстве.

Есть некоторые общие признаки, по которым можно заподозрить патологию.

Прежде всего, это тотальность нарушения: психическое расстройство затрагивает все сферы жизни человека, проявляется во многих ситуациях и сопровождает его всю жизнь.

Чаще всего расстройство развивается в молодости, до 20–30 лет. С возрастом оно может усилиться или, напротив, быть скомпенсировано при благополучных условиях жизни и развитом самоконтроле.

Женщины в возрасте около 50 в группе риска: на фоне возрастной гормональной перестройки может усилиться тревожность и депрессивность, а в редких случаях — начаться более серьезное психическое заболевание.

В группе риска мужчины и женщины с определенными соматическими заболеваниями: это нарушения кровоснабжения мозга, расстройства сна, некоторые гормональные нарушения, длительные тяжелые заболевания, которые истощают организм. Всё это может физически сказаться на работе мозга и вызвать сбои.

Во-вторых, какой бы неприятной личностью ни был «трудный родитель», больше всего от своего безумия страдает он сам. Он ежедневно испытывает массу неприятных эмоций и переживаний, годами живет с ощущениями страха, раздражения, боли, подавленности.

Если здоровые люди переживают из-за проблем, для нездорового представляет проблему сама повседневная жизнь. «Нарциссы» и «социопаты» тоже страдают: первые — от сильнейшего стыда за свое несовершенство, вторые — от внутренней пустоты. В пожилом возрасте состояние таких людей, как правило, ухудшается: депрессивность, тревожность или паранойяльность выходят на передний план, из-за этих качеств они чаще всего одиноки и не реализованы.

Если же родственник издевается над вами, но при этом сияет жизнелюбием и самодовольством, проблема не в болезни, а в его личности.

В-третьих, психически нездоровый человек относится к своему поведению некритично.

Чаще всего он не понимает, чем же он так невыносим для вас, и даже может искренне считать жертвой самого себя (жертвой «неблагодарных» детей, «тупых» коллег, «завистливых» друзей или даже целого заговора против его персоны).

В-четвертых, человек не способен избавиться от этих «недостатков» по своей воле. Даже если очень захочет, он не в силах перестать быть подозрительным, мнительным, мрачным, манипулятивным. С годами многие люди успешно учатся скрывать свои странности, но это не значит, что они перестают неадекватно мыслить и чувствовать.

Зачем разбираться в психических расстройствах родителей

Возможно, вы недоумеваете, зачем вообще копаться в причинах неадекватного поведения? Не лучше ли просто бежать со всех ног от такого человека?

Дело в том, что понимание проблемы — это путь к ее решению. Прежде всего, состояние больного можно улучшить с помощью медикаментов, психотерапии и здорового образа жизни.

Немало случаев, когда домашние скандалы и истерики прекращались после курса грамотно подобранных таблеток. Тревожность, раздражительность, хронически сниженное настроение, вспышки агрессии, бессонница — всё это симптомы, от которых реально избавиться.

Даже если убедить родителей подлечиться невозможно, вы можете изменить свое отношение к их выходкам: воспринимать их не как злобных тиранов или несчастных мучеников, а как нездоровых людей, от которых бесполезно ждать адекватности.

Самая разумная стратегия в общении с психически нездоровыми родителями — не прощение (которое любят советовать многие психологи), а принятие.

Чем отличается прощение и принятие — и почему можно не прощать родителей

Принятие того факта, что этот человек не способен дать вам те любовь и понимание, о которых вы мечтали в детстве и, может быть, мечтаете до сих пор. Маловероятно, что когда-то он/она станет лучше или раскается в прошлых ошибках. Также маловероятно, что он/она будет лучшим дедушкой/бабушкой для внуков, чем был родителем.

Вместо того чтобы бесконечно ждать невозможного, стоит направить силы на помощь самому себе: создавать комфортную вам дистанцию в общении с родителями и искать поддержку там, где ее могут дать.

Патологически тревожные родители

«Мама знала, что мне предстоит сложная и долгая поездка за рулем с двумя маленькими детьми. Я просила ее меня не отвлекать без веского повода. Но пока я была в дороге, она оборвала телефон: 20 звонков и 40 сообщений! И это для того, чтобы сообщить мне, что ветер усилился на несколько метров в секунду и она боится, что на мою машину что-нибудь упадет. Если бы я отвечала на ее звонки каждый раз, я точно во что-нибудь врезалась бы», — вполне типичная история из жизни взрослой дочери патологически тревожных родителей.

Тревожные родители постоянно беспокоятся: что с детьми что-то случится, что у них не сложится личная жизнь или карьера, что она сложится, но как-то не так…

В этих тревогах нет ни меры, ни логики. Они контролируют: требуют подробнейших отчетов о жизни взрослых детей и при этом могут придраться к каждой мелочи. Они приходят в ужас, когда происходит что-то неожиданное и для них непривычное.

Но даже когда ничего не происходит, они всё равно беспокоятся, потому что «не может быть всё так спокойно, чует сердце, случится что-то ужасное».

Тревожные расстройства — самое распространенное психическое нарушение в мире, а среди российских женщин среднего и старшего возраста оно встречается особенно часто. И хотя эти расстройства очень распространены, диагностируют и лечат их в России в разы реже, чем в западных странах.

Мама (реже папа) не издевается над вами специально и не симулирует: тревога может быть настолько сильна, что обычный человек не способен ее выдерживать.

«Не могу есть и даже дышать от переживаний», «сердце за тебя болит» — это не метафоры, а реальные ощущения тревожного человека.

Как помочь тревожным родителям. Повышенная тревожность довольно хорошо снимается с помощью медикаментов — антидепрессантов, анксиолитиков или нейролептиков.

Необязательно вести маму к «страшному» психиатру, некоторые препараты может выписать и невролог в районной поликлинике. Приятный бонус лечения — нередко проходят «неразрешимые» проблемы с физическим здоровьем, на которые родители постоянно жаловались (головные боли, боли в области сердца, бессонница).

Как общаться с родителями и как помочь себе. Если необходимость лечения отрицают, остается только отгородить себя от бесконтрольного слива нездоровых эмоций.

Вполне работает принцип «меньше знает — крепче спит»: прекратите практику ежедневных отчетов, или сведите ее к минимуму — например, одна сообщение в день со стандартным текстом «всё хорошо».

Рассказывайте как можно меньше подробностей о вашей жизни, переводя разговоры на дела самих родителей. Воспринимайте поток тревожного сознания как помехи, между которыми иногда проскальзывает важная информация, и не реагируйте на него эмоционально: «Да, мам. Я тебя слышу, мам. Кстати, об огороде/погоде/дне рождения». На самом деле тревожный человек больше всего хочет услышать уверенное подтверждение того, что всё хорошо. Ваша реальная жизненная ситуация ему не слишком интересна.

Смиритесь с тем, что ваши родители — не те люди, к кому можно обратиться в трудной ситуации. Возможно, они и помогут физически или материально, но обсуждение любых проблем будет сопровождаться паникой/истерикой/приступами давления (нужное подчеркнуть).

Тревожность — штука заразная, особенно если вы выросли под разговоры о том, «как бы чего не вышло». У многих детей тревожных родителей тоже развиваются тревожные расстройства самых разных видов, от обсессивно-компульсивного до панических атак. С этой проблемой, кроме психиатра, стоит обратиться к когнитивно-поведенческому психотерапевту. А для начала — освоить базовые техники самопомощи (например, как правильно дышать, чтобы остановить паническую атаку). Вот, например, хорошие книги самопомощи: Роберт Лихи «Свобода от тревоги», Линн Кларк «Обуздай свои эмоции. Как справиться с тревогой, гневом и депрессией».

Депрессивные родители

«Моя мама — вроде бы добрый и душевный человек, но всю жизнь она видит в черном свете. В итоге 90% наших разговоров сводятся к ее нытью об ужасной погоде, ужасном здоровье, страшным новостям по ТВ и от том, как она страдает от того, что мы так редко видимся. Но как общаться чаще, если после часа разговоров с ней на меня находит такое уныние, что хоть пойди и утопись?»

Депрессивные расстройства — тоже очень частое явление и среди молодых и внешне благополучных, и среди старых и больных. Конечно, трудные жизненные условия, тяжелые заболевания (например, онкология), потеря любимых людей увеличивают вероятность их развития.

Важно различать хроническую депрессию (депрессивное расстройство) и вызванную определенными грустными событиями (реактивную депрессию). Во втором случае человек со временем придет в норму, а в первом эпизоды тоски и хандры будут сопровождать его на протяжении всей жизни.

Депрессивные родители не только мрачны и унылы. Они холодны и отстранённы, что для детей особенно невыносимо. Часто — пассивны, беспомощны и зависимы, их постоянно нужно спасать, потому что они с трудом справляются с рядовыми задачами. Иногда — раздражительны и мнительны.

Депрессивные часто говорят о болезнях и скорой смерти, даже если человеку всего 40, у них может быть специфический «кладбищенский» юмор.

От «обычной хандры» депрессия отличается тем, что человек находится в ней длительное время (месяцы, иногда даже годы), и пессимистичный взгляд распространяется на всё вокруг.

Если же родители становятся больными и несчастными только тогда, когда им что-то от вас нужно — скорее всего, они манипуляторы (что тоже не гарантирует их здоровья, см. «Родители-психопаты»).

Люди в депрессии не могут поверить в перемены к лучшему, из-за чего их бывает очень трудно мотивировать лечиться. Некоторые глушат депрессию алкоголем, что особенно типично для мужчин. Депрессия очень часто сопровождается тревожностью. Кроме того, она может проявляться на уровне физических ощущений: необъяснимые боли в сердце, в животе, ощущение слабости, тяжести.

Как помочь депрессивным родителям. Во многих случаях антидепрессанты способны творить чудеса: вечный «нытик» превращается во вполне бодрого человека, у которого внезапно появляются интересы и планы на будущее. Кроме некоторого количества таблеток, депрессивным требуется море поддержки — и моральной, и в практических делах.

Важно понимать, что одной любовью и пониманием их не вылечить. У таких людей в душе будто черная дыра, которую не заткнуть, как бы вы ни старались.

Как помочь себе. Чтобы сохранить собственный разум, придется дозировать оказываемую поддержку. Решите, сколько часов жалоб в неделю вы готовы вынести без фатального ущерба и сколько практических просьб выполнить (их поток не иссякнет никогда). Признайте, что вы делаете это для себя, а не ради завоевания маминой любви: пока депрессия не излечена, поток жалоб на жизнь, как и на вашу черствость и невнимательность, не прекратится.

Родители-психопаты

Расстройства личности, или, как их раньше называли, психопати́и, выражаются в патологиях характера. По сути, это и есть «невыносимый характер» в крайних его проявлениях.

При расстройствах личности интеллект и способность выполнять работу или домашние дела не страдают. «Ненормальность» проявляется прежде всего в отношениях, причем сильнее всего — в отношениях с самыми значимыми людьми.

Многих приводит в ступор этот парадокс. К примеру, у отца семейства прекрасная репутация на работе. Он шутит с коллегами и ловко заискивает перед начальством. Никто не может поверить, что дома он — непредсказуемый тиран, который выгоняет жену на улицу и бьет детей, когда они слишком шумят. Причина в том, что поверхностные отношения с коллегами не затрагивают болезненных эмоций такого человека. Кроме того, для многих «психопатов» важна красивая внешняя картинка, образ хорошей семьи. Поддержание образа требует от них массы усилий. А дома они ведут себя «естественно» и выплескивают накопленное напряжение, что не сулит близким ничего хорошего.

Существуют европейская и американская классификация расстройств личности. Расстройства личности могут быть разными (пограничное, нарциссическое, истерическое, зависимое и многие другие).

Но для большинства их носителей свойственны такие неприятные для близких черты, как преобладание эмоций над разумом (потому поступки могут быть непредсказуемыми и нелогичными), манипулятивность, недостаток эмпатии, зацикленность на себе и своих переживаниях.

Психоанализ объясняет деструктивное поведение «психопатов» негибкими психологическими защитами. Их вы наверняка успели испытать на собственном опыте. Например, идеализация и обесценивание: когда дочь была «принцессой», а после неугодного папе поступка стала «монстром». Или проекция: родители много лет издевались над вами, но утверждают, что это именно они — жертвы, а вы — бессердечный мучитель. Типично отрицание — даже самых очевидных фактов.

Не пытайтесь проломить психологические защиты (если, конечно, вы не мечтаете свести родителя с ума окончательно). Они выполняют важную функцию: защищают уязвимую личность от непереносимых для нее переживаний. Признать, что кто-то был отцом-садистом или завистливой матерью, действительно невыносимо. Любой самообман будет лучше.

Евгения Богданова, психолог, руководитель проекта «Токсичные родители»:

«Родители-психопаты — дисгармоничные люди, которые постоянно нуждаются в самоутверждении. К сожалению, чаще всего они делают это за счет ребенка, потому что он всегда доступен. Даже если ребенок молодец, всё успевает, учится отлично, они найдут повод для критики и обесценивания. Дети верят родителям и растут крайне неуверенными в себе и своих способностях.

Поведение родителя нелогично и непредсказуемо. Из-за этого ребенку приходится буквально становиться экстрасенсом. Он по звуку шагов может сказать, в каком настроении папа пришел с работы. С возрастом это гарантирует не только чуткую интуицию, но тревожность, страхи.

Для родителя-психопата типично перекладывание на ребенка вины за свои проступки и приступы агрессии. Человек приобретает гнетущее чувство вины, и именно оно продолжает его держать рядом с родителями во взрослой жизни».

Как помочь родителям. С помощью таблеток можно снять отдельные симптомы, свойственные нарушенным личностям: всё те же депрессивность, тревожность, раздражительность.

Но это не сделает их «нормальными». Чтобы обуздать нездоровые эмоции, необходима перестройка всей личности, которая потребует многолетней психотерапии.

Так что основная стратегия — любить (или не любить, как вам комфортнее) таких родителей на безопасном расстоянии. Если им действительно требуется регулярная помощь (они тяжело больны, малообеспечены), изучите возможность отдать ее на аутсорс: например, приглашать соцработника, «мастера на час» или сиделку. Это обойдется намного дешевле, чем годы психотерапии или «самолечения» после личных визитов.

Как общаться и как помочь себе. Прежде всего, примите тот факт, что этот человек такой, какой есть. Он не изменится сам, и вы его не измените.

Постарайтесь не принимать обесценивания и манипуляций со стороны родителей на свой счет. По сути, они говорят не с вами, а со своими личными демонами.

Не впускайте их в свою личную жизнь и не посвящайте в ваши переживания. При первой же ссоре они используют всё, что вы им доверили, против вас.

Если вам необходимо о чем-то договориться, могут подействовать два приема. Первый — похвала и даже лесть, к ним «психопаты» очень чувствительны. Второй — обращаться с позиции слабого и некомпетентного, который просит помощи у сильного. Родители-психопаты часто видят в собственных детях конкурентов, а слабость конкурента сбавляет их агрессию.

Шизофренические родители

«Отец всегда был холодным и отстраненным человеком, казалось, он жил в своем мире и мной не слишком интересовался. Никогда не спрашивал, как у меня дела, даже не смотрел мне в глаза. Но при этом иногда он начинал меня подозревать в каких-то странных вещах и устраивал настоящие допросы. Убедить его в том, что я ничего такого не делал, было невозможно. Если я плакал — это подтверждало, что я врал, если оставался невозмутимым — тем более».

Ученые говорят о существовании целого спектра шизофренических расстройств, к которому относят не только классическую шизофрению с приступами психоза и «голосами в голове», но и менее тяжелые нарушения, например, шизоидное и параноидное расстройства. По медицинской классификации, это расстройства личности, но их проявления во многом схожи с проявлениями шизофрении, хоть и гораздо менее выражены.

Проявляются они в специфическом характере и нарушениях мышления.

Такие люди замкнуты и сосредоточены на своих переживаниях. Они не способны к близким теплым отношениям и сопереживанию другим. Мышление в разной степени нарушено, в их высказываниях часто нет логики и смысла.

Многие из таких людей подозрительны и мнительны вплоть до приступов паранойи — они уверены, что кто-то хочет им навредить, и от этого нужно спасаться любой ценой. В таких случаях они либо «спасают» своих детей, либо их же и обвиняют в злом умысле. Далеко не всегда паранойя очевидна для окружающих: это необязательно идеи о преследовании пришельцами или ЦРУ, а, например, очень подробные (и полностью выдуманные) рассказы соседям о том, что дочь украла у матери драгоценности или выживает ее из квартиры.

Евгения Богданова:

«Особенно плохо на детях сказывается то, что родители с шизофреническими нарушениями общаются двойными посланиями. Например, мама говорит: „Иди отсюда!“ А всем своим видом показывает, что нельзя никуда уходить. Или спустя минуту: „Стой, разве я говорила тебе уходить?“ Для ребенка этот конфликт неразрешим, он не знает, что делать и чему верить.

Чтобы выжить в семье, ему приходится быть послушным и тихим. Это удобный ребенок, который очень боится сделать что-то не так. Повзрослев, он становится замкнутым одиночкой.

Это типичная „белая ворона“, ему трудно в обществе. Нередко это яркие, интересные люди, но совершенно закрытые, эмоционально недоступные. В отношениях им трудно раскрыться, они повторяют нелогичное поведение матери: то притягивают, то отталкивают, не могут поверить, что их на самом деле любят».

Как помочь шизофреническим родителям. Шизофрения — тяжелое прогрессирующее заболевание, с годами оно нередко приводит к деградации личности: нарастают пассивность, депрессивность, безразличие к окружающему. Такому человеку нужно регулярное наблюдение у психиатра и постоянный прием препаратов. Тщательно подобранные современные препараты позволяют избежать тяжелых побочных эффектов. К пожилому возрасту многие больные теряют способность себя обслуживать, и тогда понадобится помощь соцработника или сиделки.

К сожалению, часто невозможно убедить пожилого и очень подозрительного человека лечиться. В таком случае лучше оставить попытки спасать родителей и сосредоточиться на помощи себе.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх