Помост

Вопросы веры

Взаимоотношение государства и церкви

Параграф 12 — ГДЗ к учебнику по истории России. Арсентьев. 7 класс 1 часть

  • ГДЗ к учебнику по истории России. Арсентьев. 7 класс 2 часть
  • ГДЗ к рабочей тетради по истории России. Данилов. 7 класс
  • ГДЗ к контурным картам по истории России. Тороп. 7 класс

ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРСТВО В XVI В.

Вопросы в тексте параграфа

Какую роль играла церковь в Российском государстве в XVI в.? Как складывались её отношения с властью?

Влияние церкви на умы и души подданных Российского государства было велико. В истории есть множество примеров, когда церковь своими действиями сплачивала и воодушевляла людей на определенные действия. Кроме того, храмы выполняли важную социальную функцию — они были центрами не только религиозной, но и мирской жизни русского человека. Храм использовали для проведения значимых для округи мероприятий: помимо религиозных обрядов в храме объявлялись царские указы, священники учили детей грамоте, свидетельствовали при подписании актов и завещаний, участвовали в межевании земель и расследовании преступлений. Зачастую на территории храма проводились собрания, составлялись, обсуждались и хранились «мирские» документы.

В Российском государстве Церковь еще со времен преодоления раздробленности и борьбы за независимость от власти ордынских ханов выступала одним из столпов власти государя. Взамен церковной поддержке власти наделяли церковь землями, предоставляли налоговые льготы. Противостояние с церковью очень дорого обошлось бы государственным властям, поэтому государи всячески старались поддерживать церковь материально и использовать ее возможности для реализации своих интересов.

Церковь в лице митрополичьего дома, епископских кафедр, крупных монастырей и городских соборов обладала огромным имуществом, в первую очередь земельным, выступая в качестве феодала. Вместе с десятиной, которой она была наделена еще при крещении Руси, церкви в Русском государстве получали и другие доходы: поступления от определенных статей княжеских доходов — городских торговых, таможенных и судебных пошлин. Экономическое и идеологическое могущество позволяло церкви чувствовать себя независимой от государства и даже бороться с ним за влияние в обществе.

Также церковь решала и ряд государственных задач. Многочисленные монастыри осуществляли миссионерскую деятельность на присоединенных территориях, управляли землями и владели крестьянами. Митрополиты, а впоследствии и патриархи, заседали в боярской думе, принимали послов и участвовали в управлении государством, поддерживали власти в реализации их задач. Поскольку церковь имела огромное влияние в православном обществе, обладала большими богатствами и была крупным землевладельцем, государству в условиях недостаточно сильного аппарата управления большими землями поддержка церкви была необходима. С другой стороны, церковь так же не могла существовать в отрыве от государства. Власти неоднократно порывались забрать у церкви ее земли и богатства. Церкви, чтобы сохранить свое имущество, приходилось находить общий язык с государством и зачастую идти против совести. Так или иначе, со временем государство практически полностью подчинило себе церковь и сделало ее своим инструментом.

Как управлялась Русская православная церковь в XV в.? Какие изменения про изошли в ней в XV в.?

В 1448 году Русская православная церковь стала автокефальной — самостоятельной по отношению к вселенскому патриарху, сидевшему в Византии. Теснимые турками, византийцы всячески стремились заключить церковную унию с католическим Римом, тщетно надеясь таким образом получить помощь от Запада в борьбе с османами. Не согласная с такой позицией, Русская православная церковь объявила о своей самостоятельности. В 1448 году рязанский епископ Иона был «наречен во митрополиты» не константинопольской патриархией, а собором русских епископов. Таким образом, вековая зависимость в делах церкви от Константинополя оказалась поколебленной. Изменилась сама схема церковно-политических представлений русских людей. Считавшие дотоле нормой в вопросах веры подчиняться авторитету греков, они теперь сочли возможным претендовать на самостоятельность своей церкви.

Во главе Русской православной церкви стоял митрополит. До середины XV века русские митрополиты назначались константинопольским патриархом. Но после объявления самостоятельности они стали избираться собором русских епископов сначала по согласованию со светской властью, а потом и по прямому указанию московских великих князей. Церковь и ее территориальные отделения владели землями, деревнями и слугами, управляли владениями, собирали доходы и судили подчиненное духовенство и мирян. В подчинении епископов находились приходы и монастыри. Главные вопросы решались на Соборе русских епископов.

Вспомните, как строились отношения между императором и церковью в Византийской империи.

Со времен Константина (IV в.) христианское общество Константинополя совместно управлялось императором и церковью. Авторитет патриарха Константинопольского основывался на том, что он был епископом «нового Рима», города, где находились император и сенат. Он носил титул «Вселенского патриарха», указывавший на его политическую роль в империи.

Отношения между церковью и государством в Византии часто описываются термином «цезарепапизм», означающим, что император действовал как глава церкви. Официальные документы, однако, описывают отношения императора и патриарха как диархию (двоевластие) и сравнивают их функции с функциями души и тела в едином организме. На практике император имел власть над большей частью церковной администрации, хотя сильные патриархи могли иногда играть решающую роль в политике: патриархи Николай Мистик (901–907, 912–925) и Полиевкт (956-970) даже отлучали императоров за неканонические действия. В области веры и учения императоры не могли диктовать свою волю, если это противоречило совести церкви; этот факт, который стал особенно явным в период позднего Средневековья во время многочисленных попыток заключить унию с Римом, показывает, что ярлык цезарепапизма не безоговорочно применим к Византии.

Что такое ересь? Вспомните, как поступали с еретиками в средневековой Европе.

Ересь — это сознательное отклонение от считающегося кем-либо верным религиозного учения, предлагающее иной подход к религиозному учению.

В Западной Европе в Средние века борьба с ересью была поставлена на поток. Уличенных или подозреваемых в ереси жестоко наказывали, вплоть до казни. Католическая Церковь активно боролась против проявления ересей. Римские папы прекрасно понимали, что даже побежденные ереси могут легко возродиться. Поэтому Рим принял серьезные меры, чтобы не допустить распространения «ложных учений». Доходило до абсурда. Всем было запрещено иметь, читать и тем более толковать Библию. Только подготовленные люди, получившие церковное образование, могли этим заниматься. Так главная книга христианства оказалась запретной для большинства христиан.

В епископствах создавались специальные постоянные комиссии, которые должны были расследовать любые проявления ересей, допрашивать и судить еретиков. «Расследование» по-латыни звучит «инквизицио», поэтому со временем подобные комиссии получили название инквизиционных трибуналов. Инквизиторам, как, впрочем, и светским судьям того времени, разрешалось применять в ходе следствия пытки. Папа требовал от светских властей, чтобы они под угрозой отлучения карали тех, на кого указывали инквизиторы.

Несмотря на все усилия церкви, искоренить ереси полностью ей так никогда и не удалось. Преследования лишь сделали еретиков осторожнее в поступках и тверже в убеждениях. Тайные секты продолжали существовать до самого конца средневековья.

Вопросы и задания для работы с текстом параграфа

1. Какую роль играл приходской храм для округи?

Приходской храм был центром религиозной жизни русского человека. Его возводили на пожертвования прихожан, которые еще и выбирали кандидата в священники. Храм использовали для проведения значимых для округи мероприятий: помимо религиозных обрядов в храме объявлялись царские указы, священники учили детей грамоте, свидетельствовали при подписании актов и завещаний, участвовали в межевании земель и расследовании преступлений. Зачастую на территории храма проводились собрания, составлялись, обсуждались и хранились «мирские» документы.

2. Что составляло основу экономического могущества церкви?

В Российском государстве Церковь еще со времен преодоления раздробленности и борьбы за независимость от власти ордынских ханов выступала одним из столпов власти государя. Взамен церковной поддержке власти наделяли церковь землями, предоставляли налоговые льготы.

Церковь в лице митрополичьего дома, епископских кафедр, крупных монастырей и городских соборов обладала огромным имуществом, в первую очередь земельным, выступая в качестве феодала. Вместе с десятиной, которой она была наделена еще при крещении Руси, церкви в Русском государстве получали и другие доходы: поступления от определенных статей княжеских доходов — городских торговых, таможенных и судебных пошлин. Экономическое и идеологическое могущество позволяло церкви чувствовать себя независимой от государства и даже бороться с ним за влияние в обществе. Однако, со временем в обмен за сохранение в неприкосновенности ее земельных преимуществ церковь все больше признавала верховенство светской власти и служило интересам государства и его правителей. Уже в те времена в Российском государстве мы наблюдаем сближение государства и церкви.

3. В чём суть спора между иосифлянами и нестяжателями? Как в итоге решился этот спор?

Представителями одного из церковных направлений были нестяжатели – сторонники заволжского старца Нила Сорского и его последователя Вассиана Патрикеева. Нестяжатели категорически отрицали возможность умерщвления еретиков, ссылаясь на то, что «Бог хочет не смерти грешника, но его раскаяния» и потому долг церкви – увещевать заблуждающихся. По мнению нестяжателей, тех, кто упорствует в ереси, следовало изолировать и даже высылать за границу, но нельзя насиловать совесть человеческую угрозой смерти. В отношении церковной собственности и богатств нестяжатели призывали вести скромный и аскетичный образ жизни. Нестяжатели были готовы отдать все имущество церкви государству в обмен на право жить и проповедовать по своей совести, а не по указке властей.

Оппонентами нестяжателей в споре о ереси стали сторонники Иосифа Волоцкого – иосифляне. Они настаивали на крутых мерах по искоренению ереси вплоть до применения западноевропейского опыта аутодафе – сожжения на костре. Также Иосиф Волоцкий выступал в защиту церковного землевладения.

Победа в этом споре осталась за Иосифом Волоцким (иосифлянами). Соборы 1547, 1549 и 1551 годов утвердили модель церковно-государственных отношений, во многом напоминавшую византийскую, т.е. предполагающую тесную связь государства и церкви.

4. Почему для светской власти была важна поддержка церкви?

Влияние церкви на умы и души подданных было велико. В истории есть множество примеров, когда церковь своими действиями сплачивала и воодушевляла людей на определенные действия. Кроме того, церковь выполняла важную социальную функцию. Церковные приходы служили не только религиозным, но и административным целям, а многочисленные монастыри занимались миссионерской деятельностью на присоединенных территориях. Противостояние с церковью очень дорого обошлось бы государственным властям, поэтому государи всячески старались поддерживать церковь материально и использовать ее возможности для реализации своих интересов.

Думаем, сравниваем, размышляем

1. Выясните местонахождение ближайшего от вашего дома монастыря. Проведите историческое исследование и узнайте, когда и кем он был основан. Подготовьте сообщение (сопроводив его электронной презентацией) об этом монастыре и его основателе.

Московский Новодевичий монастырь был основан в 1524 году Великим князем Московским Василием III в память возвращения Смоленска (1514), более столетия находившегося под властью Литвы. Будучи сыном принцессы царской крови, Софии Палеолог, Василий III, сознавал себя наследником византийских императоров, защитником и хранителем Православной Веры, как пред лицом крепнущей Османской Империи, так и пред наступающим с Запада латинством.

Державная идея — преемство двух царств: Византии и Руси — проявилась в посвящении главного соборного храма Новодевичьего монастыря Смоленской иконе Божией Матери Одигитрии (с греч. — Путеводительнице). Ведь именно образ Богоматери Одигитрии, написанный, по преданию, апостолом Лукой, был главной святыней Константинополя и священным палладиумом Византийской Империи.

История Новодевичьего монастыря тесным образом переплетается с судьбами царских династий: уходящих Рюриковичей и первых Романовых. В его стенах принимают монашество представительницы царствующего дома и знатных боярских родов. В 1549 году Иван Грозный, крестил, а через год похоронил в обители свою дочь Анну. В 1598 году после смерти царя Федора Ивановича, в Новодевичий монастырь из кремлёвских палат переселилась царица Ирина Федоровна Годунова. Здесь же с января по апрель 1598 года находился её брат, боярин Борис Годунов, который после трёхкратного народного моленья, приходившего к стенам обители, в Смоленском соборе был наречён царём и самодержцем.

В годы Великой Смуты Новодевичий монастырь был разорен. Во время Московской осады (1610-1612) его стены видели поляков и немцев, отряды стрельцов и шайки разбойников. 21 августа 1612 года на Девичьем поле произошла решающая битва русского ополчения с поляками — отсюда князь Дмитрий Пожарский повёл на Кремль победоносные русские дружины.

Временем настоящего расцвета стали для Новодевичьего монастыря годы правления царевны Софьи Алексеевны (1682-1689). Именно при ней сложился неповторимый архитектурный ансамбль, который и сейчас поражает гармонией пропорций, разнообразием форм и изысканностью убранства. Прежде всего, по повелению царевны были укреплены, расширены и украшены «зубцами» стены обители, а навершия 12-ти сторожевых башен получили изящные декоративные навершия в виде корон. Из них 4 круглых угловых: Напрудная, Никольская, Чеботарная, Сетуньская, а остальные 8 – четырехугольные: Лопухинская, Царицынская, Иоасафовская, Швальная, Покровская, Предтеченская, Затрапезная и Саввинская.

Над северными и южными вратами вознеслись церкви Преображения Господня и Покрова Божией Матери с прилегающими к ним парадными двух- и трехэтажными постройками дворцового типа, предназначенными для царевен Екатерины и Марии. Вдоль северной стены были построены обширные каменные кельи для монахинь, названные Певческим корпусом. А пятиярусный иконостас Смоленского собора украшен великолепноной сквозной резьбой с позолотой, выполненной мастерами Оружейной палаты.

Одновременно с надвратными храмами была сооружена обширная трапезная палата с Успенской церковью (1685-1687), на втором этаже которой находился небольшой храм Сошествия Святого Духа.

В последний год правления царевны Софьи была возведена 72-метровая колокольня, ставшая главной вертикалью архитектурного ансамбля. В её основании находилась Иоасафовская церковь, соединявшаяся с покоями царевны Евдокии Алексеевны, на втором этаже – придел святого апостола Иоанна Богослова, третий и пятый ярусы занимали звонницы.

Скачать презентацию о Новодевичьем монастыре

2. Найдите в тексте параграфа примеры, иллюстрирующие взаимоотношения церкви и мирян, а также церкви и власти. Проанализируйте эти отношения. Сделайте вывод.

Церковные приходы были центром не только религиозной, но и общественной жизни людей. Церковь выполняла многочисленные социальные функции. Храмы возводили на пожертвования мирян. Прихожане избирали кандидата в священники и заключали с ним договор о вознаграждении за службу. Храм был местом, где объявлялись царские указы. Священники вели богослужение, крестили детей, венчали, отпевали покойных, учили детей грамоте, выступали свидетелями при подписании мирских актов, участвовали в расследовании преступлений, вразумляли советом. Также церковь решала и ряд государственных задач. Многочисленные монастыри осуществляли миссионерскую деятельность на присоединенных территориях, управляли землями и владели крестьянами. Митрополиты, а впоследствии и патриархи, заседали в боярской думе, принимали послов и участвовали в управлении государством, поддерживали власти в реализации их задач. Поскольку церковь имела огромное влияние в православном обществе, обладала большими богатствами и была крупным землевладельцем, государству в условиях недостаточно сильного аппарата управления большими землями поддержка церкви была необходима. С другой стороны, церковь так же не могла существовать в отрыве от государства. Власти неоднократно порывались забрать у церкви ее земли и богатства. Церкви, чтобы сохранить свое имущество, приходилось находить общий язык с государством и зачастую идти против совести. Так или иначе, со временем государство практически полностью подчинило себе церковь и сделало ее своим инструментом.

3. Как называются архитектурные религиозные сооружения православных христиан и мусульман?

Религиозные сооружения православных называются храмами и монастырями. Религиозные сооружения мусульман называются мечетями.

4. С помощью дополнительной литературы и Интернета соберите информацию о митрополите Филиппе. На основе собранной информации сделайте сообщение перед одноклассниками. В чём вы видите нравственный подвиг этого человека?

Митрополит Филипп, в миру Федор, происходил из знатного рода бояр Колычевых. С ранних лет Феодор читал религиозные книги, отличался кротостью и степенностью. Благодаря своему происхождению он часто бывал в царском дворце. Его кротость и благочестие оставили сильное впечатление в душе его сверстника, царя Ивана IV.

По примеру своего отца, Феодор начал военную службу, и его ожидало блестящее будущее, но сердце его не лежало к этому. Желая приобщиться к религиозной деятельности, он тайно от всех оставил Москву и направился в Соловецкую обитель. Там в течение девяти лет он был послушником, а затем стал игуменом.

В этом сане он ревностно заботился о благосостоянии обители в материальном, а больше — в нравственном отношении. Он соединил озера каналами и осушил болотные места для сенокосов, провел дороги, завел скотный двор, воздвиг два величественных собора — Успенский, Преображенский и другие храмы, устроил больницу. Он написал новый устав, в котором начертал образ трудолюбивой жизни, запрещающий праздность.

Игумена Филиппа вызвали в Москву для духовного совета, где при первом же свидании с царем, он узнал, что для него назначена кафедра митрополита. После долгих уговоров Филипп согласился, но требовал уничтожения опричнины. Архиереи и бояре уговаривали Филиппа не настаивать усиленно на этом требовании из уважения к самодержавию царя и смиренно принять сан. Филипп сначала уступил воле царя, но видя ужасы опричнины и бесполезность уговоров, решил противостоять открыто.

21 марта 1568 года перед началом литургии митрополит стоял на возвышении посреди храма. Вдруг в церковь входит Иван с толпой опричников. Все они и сам царь были в высоких черных шлыках, в черных рясах, из-под которых блестели ножи и кинжалы. Иван IV подошел к Филиппу со стороны и три раза наклонял свою голову для благословения. Митрополит стоял неподвижно, устремив свой взор на икону Спасителя. Наконец бояре сказали: «Владыка святый! Царь требует твоего благословения». Святитель обернулся к Иоанну, как бы не узнавая его, и сказал: «В этой одежде странной я не узнаю царя православного, не узнаю его и в делах царства. Благочестивый, кому поревновал ты, исказив таким образом твое благолепие? С тех пор, как светит солнце на небе, не слыхано, чтобы благочестивые цари возмущали собственную державу… У татар и язычников есть закон и правда, а у нас их нет. Мы, государь, Богу приносим бескровную жертву, а за алтарем льется невинная кровь христиан. Не скорблю о тех, которые, проливая свою невинную кровь, сподобляются доли святых мучеников; о твоей бедной душе страдаю. Хотя и образом Божиим почтен ты, однако ж, смертный человек, и Господь взыщет все от руки твоей».

Иван кипел гневом, шептал угрозы, стучал жезлом о плиты помоста. Наконец воскликнул: «Филипп! Или нашей державе ты смеешь противиться? Посмотрим, увидим, велика ли твоя крепость». — «Царь благий, — ответил святитель, — напрасно ты меня устрашаешь. Я пришелец на земле, подвизаясь за истину, и никакие страдания не заставят меня умолкнуть». Страшно раздраженный, Иоанн вышел из церкви, но затаил злобу до времени.

28 июля митрополит Филипп служил в Новодевичьем монастыре и совершал крестный ход вокруг стен монастыря. Там был и царь, окруженный опричниками. По ложному обвинению Иван IV велел судить Филиппа. 8 ноября митрополит в последний раз служил в Успенском соборе. Вдруг отворились церковные двери, вошел боярин Басманов в сопровождении толпы опричников и велел прочесть бумагу, в которой изумленному народу объявляли, что митрополит лишается сана. Тотчас же опричники сорвали со святителя облачение и, одев в оборванную монашескую рясу, вывели его вон из храма, посадили на дровни и с ругательствами повезли в один из московских монастырей. Говорили, что царь хотел было сжечь Филиппа на костре и только по просьбе духовенства определили ему пожизненное заточение. В то же время он казнил многих родственников Филиппа. Голову одного из них, особенно любимого Филиппом племянника, Ивана Борисовича Колычева, Грозный послал святителю. Народ с утра до вечера толпился вокруг обители, желая увидеть хоть тень славного святителя, и рассказывал о нем чудеса. Тогда Иван Грозный велел перевести его в Тверской Отрочь монастырь.

Год спустя царь со всей дружиной двинулся против Новгорода и Пскова и отправил впереди себя опричника Малюту Скуратова в Отрочь монастырь. Малюта с лицемерным смирением подошел к святителю и просил благословения царю. «Не кощунствуй, — сказал ему святой Филипп, — а делай то, зачем пришел». Малюта бросился на святителя и задушил его.

Митрополит Филипп – человек высокой нравственности, не стал унижаться перед государственной властью и идти против своей совести. Он, зная о неминуемой расправе, открыто заявил о своем несогласии с действиями царя и своим примером показал, что беспределу можно и нужно оказывать сопротивление. В этом я вижу нравственный подвиг митрополита Филиппа.

Запоминаем новые слова

Архиерей — общее название для священнослужителей высшей (третьей) ступени христианской церковной иерархии.

  • ГДЗ к учебнику по истории России. Арсентьев. 7 класс 1 часть
  • ГДЗ к учебнику по истории России. Арсентьев. 7 класс 2 часть
  • ГДЗ к рабочей тетради по истории России. Данилов. 7 класс
  • ГДЗ к контурным картам по истории России. Тороп. 7 класс
  • Все ГДЗ (Главная страница сайта)

Государство и Церковь: врозь или вместе?

Сегодня часто говорят о том, что Церковь вмешивается в дела государства, что Церковь и государство срослись. Так ли это на самом деле? Какое правовое наполнение имеет положение об отделении Церкви от государства? Нарушает ли принцип светскости сотрудничество государства и Церкви в определенных областях? Каков опыт иных стран в выстраивании отношений между церквями и государством? Об этом рассуждает профессор Сретенской духовной семинарии Михаил Олегович Шахов.

Порознь, но в соработничестве

С точки зрения права, утверждение о том, что сегодня мы наблюдаем сращивание Церкви и государства, абсолютно неверно. Русскую Православную Церковь нельзя считать государственной. В тех странах, где Церковь государственная, правовые отношения между этими двумя институциями иные, чем те, которые установились в Российской Федерации сегодня. Примером того, что такое государственная Церковь, отчасти может служить Синодальный период в истории Русской Церкви (1700–1917), когда структура, управляющая Церковью – Святейший Правительствующий Синод, – была частью государственного бюрократического аппарата («ведомством православного исповедания»), а во главе Церкви стоял государственный чиновник – обер-прокурор.

Нетрудно заметить, что сегодня церковно-государственные отношения совершенно иные. Они определяются Конституцией РФ и действующим законом о свободе совести.

Статья 14 Конституции РФ декларирует отделение религиозных объединений от государства. Это значит, что вопросы вероучения, богослужения, внутреннего управления в Церкви, в частности рукоположения священников и архиереев, перемещение с прихода на приход, с кафедры на кафедру, лежат вне компетенции государства. Государство их регулированием не занимается, в дела Церкви не вмешивается – и не имеет права вмешиваться.

Очень важный момент: в Российской Федерации нет обязательного религиозного воспитания в системе государственного образования. При этом напомню, что школьный предмет «Основы религиозных культур и светской этики», на который в полемическом запале иногда указывают, – это курс, включающий шесть модулей, из которых, во-первых, только четыре дают сведения о конкретной религии, а во-вторых, за родителями закреплено право выбрать для преподавания своим детям один из модулей, в том числе и модуль «Основы светской этики». Учитывая такой формат этого школьного предмета, очень большой натяжкой видится толкование его как формы обязательного государственного религиозного воспитания. Такового в нашей стране нет.

Как нет и других составляющих системы государственной церковности:

– государственного бюджетного финансирования деятельности Церкви, в том числе выплаты заработной платы священнослужителям из бюджетных средств;

– прямого представительства Церкви в Федеральном Собрании. В странах, где произошло или сохраняется сращивание государства и Церкви, в той или иной форме есть прямое, закрепленное, как правило, законом, право Церкви делегировать своих представителей в законодательные органы власти, в иные государственные органы власти и управления.

Церковь в России не является частью государственного механизма и не наделена какими-либо властными функциями

Да, при обсуждении каких-либо законодательных инноваций, при принятии важных решений государственные органы прислушиваются к мнению Церкви, учитывают его; на стадии обсуждения какого-либо закона к Церкви могут обратиться за консультациями. Но Церковь не является частью государственного механизма и не наделена какими-то властными функциями.

Те, кто говорит о нарушении принципа отделения Церкви от государства, о сращивании Церкви и государства, указывают на определенные явления, которые, тем не менее, лежат в конституционных рамках и не противоречат принципу независимого существования Церкви и государства. Есть государственная материальная поддержка Церкви в сфере сохранения культурного наследия (реставрация храмов и монастырей, которые признаны объектами культурного наследия). Есть государственная поддержка социально значимой деятельности Церкви в области образования, просветительства, социального служения. Но эта форма сотрудничества и соработничества государства с Церковью признана во всем мире, в том числе и в тех странах, в которых, как и в нашем государстве, осуществлен принцип отделения Церкви от государства, разграничения их властных полномочий и сферы компетенции.

Патриарх Кирилл освящает надвратную икону на Спасской башне Московского Кремля 28 августа 2010 г.

В вероисповедной политике нашего государства есть определенные приоритеты: учитывается, что роль Православия в истории нашей страны, в развитии ее культуры огромна, она несоизмерима с той ролью, которую играли иные вероисповедания; что православных среди населения нашей страны большинство. И конечно, формат диалога государства с Православной Церковью не может быть абсолютно таким же, как формат диалога между государством и какими-то религиозными новообразованиями, имеющими законное право на существование – но вовсе не на такое приоритетное внимание и заботу государства, как те религии, которые составляют основную часть исторического и культурного наследия народов нашей страны.

В Европе только два государства в Конституции определяют себя как светские: Франция и Турция

Хотелось бы несколько слов сказать по поводу термина «светское государство», используемого в статье 14 Конституции РФ. Этим термином любят манипулировать те, кто недружественно относится к соработничеству Церкви и государства, упирая на то, что вышеупомянутая статья гласит: «Российская Федерация – светское государство». Термин этот, кстати, в нашей Конституции 1993 года появился впервые в истории России. Никогда раньше, даже при советской власти, не декларировалось, что у нас светское государство. Более того, в Европе еще только два государства в Конституции определяют себя как светские: Турция и Франция.

Размытость понятия “светское государство” приводит к манипулированию им

Проблема в том, что светский характер государства конституционно закреплен, но не разъяснен. Что и позволяет представителям антиклерикальных кругов тут и там усматривать нарушения принципа светскости государства, потому что очень легко обвинять в нарушении того, что не имеет конкретных границ.

Я вообще сомневаюсь в абсолютной необходимости декларировать конституционно принцип светскости. Мною была опубликована статья, где я предлагал поразмыслить об этом.

Напротив, принцип отделения Церкви от государства, по моему мнению, должен быть сохранен в российской Конституции. Государство не должно вмешиваться в жизнь Церкви, Церковь должна оставаться внутренне свободной. И в этом смысле принцип отделения – это скорее благо, чем зло для Церкви. Хотя в России принцип отделения неизбежно вызывает ассоциации с Лениным, с его декретом об отделении Церкви от государства и с последующим антирелигиозным погромом. Но в современных условиях этот принцип имеет совершенно иное содержание, он соблюдается, и нет оснований говорить о его нарушении, о каком-то антиконституционном сращивании Церкви и государства.

А как в других странах?

Сравнение – лучший способ понимания каких-либо дефиниций. И потому, чтобы разобраться, что же такое государственная Церковь и что такое светское государство, обратимся к примеру других стран.

Выше я упомянул, что во Франции, как и в России, конституционно закреплен светский характер государства. При этом сегодня во Франции всё больше говорят о светскости «понимающей» или «дружественной» по отношению к религиям, а не о светскости антиклерикальной.

Нотр-Дам де Пари (Собор Парижской Богоматери), южный фасад

Замечу, что Франция – страна с очень противоречивым наследием в области государственно-конфессиональных отношений. С одной стороны, на протяжении многих веков эта страна традиционно католическая. Во времена средневековья она даже именовалась старшей дочерью Католической церкви, будучи одним из оплотов католицизма. Но с другой стороны, Франция – это свободомыслие, Просвещение, масонство, антиклерикализм, революция с ее антикатолическим погромом, атеизм и т.д.

Во Франции католические соборы, храмы, часовни – собственность местных властей (коммун) или государства

Положение о светском характере Французской республики в конституцию этой страны было внесено после Второй мировой войны. Но ранее, в 1905 году, был принят закон об отделении церквей от государства (кстати, он послужил примером нашим большевикам 13 лет спустя; правда, антиклерикальные идеи этого французского закона они углубили и развили). Закон 1905 года привел к конфликту с Католической церковью. В результате его последующего урегулирования получилось так, что примерно 40 тысяч католических соборов, храмов, часовен, построенных до 1905 года, оказались в собственности местных властей (коммун) или государства. При этом нельзя считать, как полагают некоторые, что эти храмы были национализированы. Национализация свершилась еще во время революции. Но до отделения католические приходы и епархии были на положении государственных религиозных организаций (с учетом условий заключенного Наполеоном I Конкордата с Папой), а после принятия Закона 1905 года Католическая церковь отказалась создать негосударственные религиозные объединения и принять в их собственность церковные здания. Они оказались на попечении государства, но юридический статус их иной, чем тот, какой возникает при национализации. Местные власти несут на себе бремя расходов по охране, ремонту, реставрации, содержанию этих 40 тысяч объектов, начиная от Нотр-Дам-де-Пари и кончая какими-нибудь небольшими часовнями в провинции. Католическая церковь, кстати, этой ситуацией весьма удовлетворена и отнюдь не горит желанием изменить положение.

Франция, несмотря на свою светскость, содержит военных капелланов в армии

Франция, несмотря на свою светскость, содержит военных капелланов в армии, обеспечивая тем самым свободу вероисповедания для военнослужащих. В государственных школах не преподают Закон Божий, но там есть курс основ знаний о религии. При этом не надо забывать, что во Франции существует очень мощная система негосударственных католических школ. Они дают образование очень высокого уровня и потому весьма популярны. Так что далеко не все французские дети получают светское религиозно нейтральное воспитание.

Совершенно другая система в Великобритании, где есть государственная церковь. Но особенность Великобритании в том, что это страна, состоящая из нескольких частей: собственно Англии, Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии, и Англиканская церковь – государственная в этой стране только в Англии в узком смысле слова. Она имеет государственный статус, англиканские епископы занимают по должности места в Палате лордов. У Англиканской церкви есть право регистрации браков, которая имеет юридическую силу. Церковное право церкви Англии входит в государственную правовую систему. Но в то же время мало кто знает, что государственная церковь Англии не является бюджетно финансируемой, то есть, несмотря на свой государственный статус, она содержится в основном на пожертвования своих прихожан, своих верующих, а не на средства бюджета.

Лорды-епископы в палате лордов

В других частях Соединенного Королевства Англиканская церковь не является государственной. В Шотландии формальный статус государственной имеет Пресвитерианская церковь, но фактически она обладает большой автономией и мало зависима от государства.

Что касается образования, то для Великобритании характерна сильная доля негосударственного образования, в том числе религиозных школ, по преимуществу англиканских, хотя и католических немало. Так что в этой стране значительная часть детей получает образование и воспитание именно в негосударственном секторе, сопряженное с добровольным религиозным образованием.

Несколько слов о Федеративной Республике Германии. В соответствии с конституционными положениями этой страны, здесь нет государственной церкви. Наиболее крупными являются две «Большие церкви» – Евангелическо-лютеранская и Римско-католическая. Германская система отличается тем, что церкви, которые «по своему устройству и числу членов дают гарантию длительного существования», могут претендовать на получение статуса так называемых публично-правовых корпораций. Этот статус не имеет прямого аналога в российском законодательстве. Чтобы понять, что это такое, поясню на следующем примере: публично-правовой корпорацией является Коллегия адвокатов, она дает разрешения заниматься адвокатской практикой тем, кто является ее членом, и, соответственно, лишает этого права тех, кого исключает из своих рядов; при этом решения Коллегии имеют юридическое значение не только для ее участников, но и принимаются во внимание органами государственной власти. Для церквей в Германии статус публично-правовой корпорации означает возможность собирать церковный налог. В Германии граждане, которые являются членами церквей, имеющих статус публично-правовой корпорации, помимо подоходного налога, через государственную систему уплачивают церковный налог. Правда, в связи с этим уже многие годы имеется следующая устойчивая тенденция: немцы, не желающие платить церковный налог, подают заявление о выходе из Лютеранской или Католической церкви.

В Германии сотрудничество в социальной сфере является одним из ключевых моментов в государственно-конфессиональных отношениях

Германскую систему иногда называют кооперационной, так как сотрудничество в социальной сфере является одним из ключевых моментов в государственно-конфессиональных отношениях. Церкви, имеющие статус публично-правовых корпораций, активно занимаются социальным служением. Тут и церковные больницы, медицина, работа с престарелыми, бездомными, сиротами и так далее. И в значительной мере эта социальная деятельность церквей получает сильную государственную поддержку и финансирование.

Статусом публично-правовых корпораций в разных землях Германии обладают более 100 различных конфессий и религиозных организаций

Добавлю еще одну важную подробность. Авторы различных проектов по введению в России статуса традиционных религий или привилегированного положения наиболее укорененных религий часто ссылаются, например, на Германию, говоря, что в этой стране статус публично-правовых корпораций дан только традиционным для населения страны Лютеранской и Католической церквям. Но на самом деле в Германии статусом публично-правовых корпораций в разных землях обладают более 100 различных религиозных организаций самых разных конфессий, включая те, которые у нас были бы названы нетрадиционными. Германский опыт не столь однозначен, чтобы быть скопированным и перенесенным на российскую почву. Такие религиозные объединения, как мормоны или «Свидетели Иеговы», иногда небезуспешно добиваются в отдельных землях ФРГ получения статуса публично-правовых корпораций. Повторюсь еще раз: свыше 100 различных религиозных организаций разных конфессий имеют такой статус.

Что касается образования, то школа в Германии в основном государственная, и там преподается изучение религии без какого-либо конфессионального воспитания.

В Италии имеет место определенная иерархия в правовом положении церквей

Иной опыт в Италии, где имеет место определенная иерархия в правовом положении церквей. В этой стране в рамках конкордата в наиболее привилегированном положении находится Католическая церковь. За ней следует 11 конфессий, которые подписали договор с государством и в силу этого обладают некоторыми расширенными полномочиями, в том числе правом на получение доли от подоходного налога. (Итальянские налогоплательщики вправе выбрать, направляют ли они небольшую (0,8%) долю подоходного налога на церковные нужды или же государству на социальные программы.) Далее идут зарегистрированные в качестве религиозных организации, не подписавшие договор с государством. И еще ниже те, кто действует на правах некоммерческих объединений, без признания их религиозными. То есть в Италии есть некая пирамида конфессий, и, в зависимости от положения на той или иной ступени этой пирамиды, конфессии имеют более или менее привилегированное положение.

Можно ли учесть этот опыт нам? Давайте посмотрим, к чему такая система привела. В группу 11 конфессий, заключивших договор с итальянским государством и стоящих по правовому положению близко к положению Католической церкви, входят вальденсы, адвентисты седьмого дня, пятидесятники, иудеи, баптисты, лютеране, далее следует Итальянская митрополия Константинопольского Патриархата, мормоны, Новоапостольская церковь, буддисты и индуисты. Как видим, в статус привилегированных в Италии попадают и те, кого мы обычно именуем «новыми религиозными движениями».

Сходную картину можно наблюдать и в Испании, где тоже есть иерархия конфессий. На первом месте стоит Католическая церковь, которая, однако, не является государственной. Ее статус определен условиями Конкордата. Далее следуют три конфессии, признанные укорененными в Испании и заключившие договоры с государством о своем правовом положении: Федерация евангелических общин, Федерация иудейских общин и Исламская комиссия. Кроме трех конфессий, уже заключивших договоры с государством, получившими «явное укоренение» признаны: мормоны (2003), «Свидетели Иеговы» (2006), буддисты (2007), православные (2010).

Флаги Элладской Православной Церкви и Греции

Стран, где религия имеет статус государственной, становится всё меньше

Стран, где религия имеет статус государственной, становится всё меньше. Такими пока остаются Дания, Греция, в Конституции которой сказано, что господствующей религией в этой стране является Восточно-Православная Церковь Христова. Близкий к государственному статус имеют Лютеранская церковь и Православная Церковь в Финляндии.

Можно ли усмотреть какую-либо тенденцию в том, как в европейских странах сегодня изменяются отношения между церквями и государством? Да, прослеживается определенная линия. В тех странах, где ранее существовало привилегированное положение либо Римско-католической церкви, либо одной из протестантских церквей, происходит постепенный отказ от статуса государственной церкви и всё больше и больше нивелируются права доминирующей церкви – церкви большинства населения – и церквей религиозных меньшинств. Характерный пример – Швеция, где Церковь Швеции в 2000 году была лишена статуса государственной. Те государственные функции, которые ранее на нее возлагались, в том числе в части ведения регистрации актов гражданского состояния и соответствующих архивов, были переадресованы государству.

Эту тенденцию можно увидеть и в том, как изменялись в XX веке церковно-государственные отношения в Италии, современную систему которой я характеризовал выше. По конкордату 1929 года католицизм признавался единственной религией итальянского государства. В новом конкордате 1984 года от этого положения отказались, равно как и в таких католических странах, как Испания и Португалия, где предшествующие конкордаты закрепляли уникальное, особое положение Католической церкви.

Так что общая тенденция такова: отказ от особого статуса государственной церкви и от наделения ее какими-то особыми полномочиями, которые существенно отличали бы ее положение от положения других конфессий, религиозных меньшинств.

Церковь и государственная власть.

Во времена феодальной раздробленности в Европе церковь была единственной сплоченной организацией. Подавляющее большинство крестьян, горожан и рыцарей верили в то, что вне церкви нет спасения (т. е. без помощи священников, без их молитв, без соблюдения церковных обрядов нельзя попасть в рай).

Это позволило римским папам повести борьбу за верховную власть в Европе. Важным оружием в борьбе с ослушниками было отлучение от церкви (отлученному запрещалось входить в храм, участвовать в церковных обрядах, никто из верующих не мог оказывать ему помощь и предоставлять приют); наложение интердикта (по-латински «интердикт» — запрет) — отлучение от церкви населения города, области или целой страны, в которых прекращались богослужения и совершение всех обрядов: не крестили младенцев, не венчали новобрачных, не отпевали умерших.
В XI в. папа Григорий VI провел важные церковные реформы, способствовавшие централизации и укреплению могущества церкви: был введен обет безбрачия (целибата) для всех священников, выбирать нового папу теперь должны были кардиналы — высшие после папы священнослужители, что должно было исключить вмешательство светских правителей в дела церкви. Григорий VI вел борьбу за то, чтобы назначение епископов и аббатов не принадлежало никому, кроме самой церкви. Он заявлял, что папа выше всех прочих владык, включая королей, и императоров. Реформы Григория VI вызвали противодействие со стороны императора Священной Римской империи Генриха IV, который объявил папу низложенным. В ответ Григорий VI отлучил императора от церкви, а всех его подданных освободил от данной ими клятвы на верность. Борьба римских пап с императорами шла с переменным успехом более 200 лет.
Самым могущественным из римских пап был Иннокентий III (1198—1216 гг.). Если его предшественники называли себя преемниками св. Петра (поскольку первым епископом Рима был ученик Христа Петр), то Иннокентий III провозгласил себя «заместителем Христа, наместником Бога на земле». Он заявлял, что «папы призваны господство-вать над всеми народами и государствами». Он сумел заста-вить ряд государей признать себя вассалами папы. Среди них были короли Дании, Польши, Арагона (одного из христианских королевств в Испании, созданных на отво-еванных у арабов землях). Стремление пап к абсолютной светской власти над Европой приводило к столкновениям с христианской церковью в Византии, которая зависела от власти византийского императора и также претендовала на первенство в христианском мире. Ситуацию усугубляли некоторые догматические и обрядовые различия в практике восточной и западной церквей. Периодические конфликты между церквями привели к тому, что в 1054 г. римский папа и константинопольский патриарх прокляли друг друга. Так завершилась давняя борьба за верховенство в хрис-тианской церкви. Произошло разделение церкви на запад: ную — католическую (что значит «всемирная») и восточ-ную — православную (т. е. «правильно славящую Бога»). Это деление сохраняется и в наши дни.
Вместе с могуществом церкви росли и ее богатства. Церкви принадлежала примерно треть всех возделывавшихся в Европе земель, населенных многими тысячами зависимых крестьян. Церковь взимала со всего населения десятую часть денежных и натуральных доходов (десятина), торговала долж-ностями епископов и аббатов, брала плату за совершение обрядов, за отпущение грехов (продажа индульгенций — грамот, освобождавших преступников от наказаний, от угрызе-ний совести за совершенные дурные поступки, обещавших прощение грехов и спасение души). Роскошь, в которой жили папа, епископы и аббаты, вступала в противоречие с учени-ем Евангелия, новозаветными образами Иисуса и его учени-ков — апостолов, живших в бедности и призывавших к отказу от богатств. Множество верующих — горожан, крестьян, даже рыцарей, открыто заявляли, что церковь «испорчена», она исказила учение Иисуса, стала «дьявольс-кой силой», а папа «наместником дьявола». Эти люди выступали за равенство всех верующих, против богатств церкви, десятины, платы за обряды, продажи индульгенций, тор-говли церковными должностями. Церковь называла этих людей еретиками, а их учение ересью.

Она вела с еретиками ожесточенную борьбу. В начале XIII в. была учреждена инквизиция («расследование») — церковный суд, занимавшийся разоблачением и преследо-ванием еретиков. Подозреваемых часто пытали, стараясь вырвать у них признание своей вины. Обычным наказанием было сожжение на костре. В Южной Франции было распространено учение катаров, которое католическая церковь признавала ересью. Одним из центров распространения ереси стал город Альби, поэтому живших на юге Фран-ции еретиков называли альбигойцами. Папа Иннокентий III призвал французского короля к военному походу про-тив альбигойцев. После упорных боев юг Франции был разгромлен и разграблен. Тысячи человек погибли. Одним из способов борьбы с ересью было запрещение верующим (кроме священников) иметь, читать и тем более толковать Библию. Главная книга христиан оказалась запретной для большей части населения Европы.

Николай Баранов

© Н.А.Баранов

Церковь и государство: формы взаимодействия

Интерес к публичной политики в России стал возможен благодаря демократическим переменам 1990-х гг. и потребности в повышении эффективности государственного управления в 2000-е гг.

Оригинальное определение публичной политике дал американский политолог Джеймс Андерсон – «все то, что правительство решает делать или не делать». А вот на выбор между «делать или не делать» в определяющей степени влияет публичная сфера, в которой происходит диалог власти и общества, где, по выражению Ю.Красина, «в открытом сопоставлении взглядов происходит «притирка» разных групп интересов и в диалоге с государственной властью формируется гражданское сознание и гражданская позиция». В публичной сфере формируется общественное мнение, происходит обсуждение социально-политических проблем, реализация общественных интересов, осуществляется влияние различных организаций, представляющих частные интересы, на государственную политику.

В публичной сфере происходит взаимодействие общественных интересов граждан и публичной политики государства, которое зависит от готовности населения к формированию структур гражданского общества. От активности различных организаций, союзов, движений зависит их степень влияния на государственные органы в целях реализации общественных интересов.

Среди большого количества различных объединений, организаций, гражданских структур в современной России следует выделить Русскую православную церковь, представляющую наиболее многочисленную религиозную конфессию, а также рассматриваемую в качестве культуро-образующего фактора русской нации, что определяет ее как наиболее значимого негосударственного субъекта публичной сферы. РПЦ откликается на все проблемы, возникающие в российском обществе, и ведет активный диалог с государством по интересующим ее паству вопросам.

Следует отметить, что взаимоотношения между Церковью и государством переживают различные этапы в своем становлении. Так, в 1990-е гг. государство передавало в церковную собственность храмы, земли, исторические памятники архитектуры, ранее принадлежавшие РПЦ, что было обусловлено комплексом вины, сложившимся у российской власти перед Церковью, за годы коммунистического правления. Причем решения в пользу Церкви принимались нередко теми, кто ранее осуществлял политику секуляризации.

В 2000-е гг. взаимоотношения стали строиться в большей степени на взаимной поддержке и доверии светской и духовной власти. Так, взамен на поддержку государство разрешает Церкви создание института армейского духовенства, проведение занятий по основам православной культуры в школах; идет консолидированная работа по борьбе с наркотиками, алкоголизмом, безнравственностью, по возрождению величия державы.

В соответствии со ст.14 Конституции Российская Федерация является светским государством, в котором религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

В соответствии со ст.4, п.5 ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» религиозное объединение не выполняет функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления; не участвует в выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления; не участвует в деятельности политических партий и политических движений, не оказывает им материальную и иную помощь.

Отношение с государством РПЦ выстраивает в соответствии с Основами социальной концепции Русской православной церкви – официального документа, утвержденного на юбилейном Архиерейском соборе 2000 года, в котором представлено понимание современной ситуации, сказанное с сознательно консервативных, традиционалистских позиций.

Основы социальной концепции излагают базовые положения учения по вопросам церковно-государственных отношений и по ряду современных общественно значимых проблем. Документ также отражает официальную позицию Московского Патриархата в сфере взаимоотношений с государством и светским обществом. Помимо этого, он устанавливает ряд руководящих принципов, применяемых в данной области епископатом, клиром и мирянами.

Структурно Основы социальной концепции состоят из 16 разделов, каждый из которых освещает ту или иную общественно значимую проблему, сторону жизни государства и общества. С точки зрения рассмотрения РПЦ как субъекта публичной политики наибольший интерес представляют раздел III «Церковь и государство» и раздел V «Церковь и политика».

«Церковь, — говорится в документе, — не должна брать на себя функции, принадлежащие государству… В то же время Церковь может обращаться к государственной власти с просьбой или призывом употребить власть в тех или иных случаях, однако право решения этого вопроса остается за государством».

В случае принуждения православных верующих к отступлению от учения, приводящее к греховным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении. Христианин, следуя велению совести, может не исполнить повеления власти, понуждающего к тяжкому греху. В случае невозможности повиновения государственным законам и распоряжениям власти церковное Священноначалие может предпринять следующие действия: «вступить в прямой диалог с властью по возникшей проблеме; призвать народ применить механизмы народовластия для изменения законодательства или пересмотра решения власти; обратиться в международные инстанции и к мировому общественному мнению; обратиться к своим чадам с призывом к мирному гражданскому неповиновению». Т.е. РПЦ настраивает и прихожан, и Священноначалие не на индифферентное отношение к происходящему в государственной сфере, а на активное участие в общественных и государственных делах.

В то же время РПЦ не призывает к изменению сложившейся формы правления, уделяя главное внимание не системе внешней организации государства, а состоянию сердец своих членов. Как говорит протоиерей Геннадий Фаст «нигде нет указаний, чтобы Бог благословил демократию. Это не означает, что демократия не имеет права быть. Она есть и она будет. Но божественной санкции нет».

Церковь может взаимодействовать с государством в делах, служащих благу самой Церкви, личности и общества. Она призвана принимать участие в устроении человеческой жизни во всех областях, где это возможно, объединяя соответствующие усилия с представителями светской власти.

В соответствии с Основами социальной концепции областями сотрудничества Церкви и государства в нынешний исторический период являются:

а) миротворчество на международном, межэтническом и гражданском уровнях, содействие взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами и государствами;

б) забота о сохранении нравственности в обществе;

в) духовное, культурное, нравственное и патриотическое образование и воспитание;

г) дела милосердия и благотворительности, развитие совместных социальных программ;

д) охрана, восстановление и развитие исторического и культурного наследия, включая заботу об охране памятников истории и культуры;

е) диалог с органами государственной власти любых ветвей и уровней по вопросам, значимым для Церкви и общества, в том числе в связи с выработкой соответствующих законов, подзаконных актов, распоряжений и решений;

ж) попечение о воинах и сотрудниках правоохранительных учреждений, их духовно-нравственное воспитание;

з) труды по профилактике правонарушений, попечение о лицах, находящихся в местах лишения свободы;

и) наука, включая гуманитарные исследования;

к) здравоохранение;

л) культура и творческая деятельность;

м) работа церковных и светских средств массовой информации;

н) деятельность по сохранению окружающей среды;

о) экономическая деятельность на пользу Церкви, государства и общества;

п) поддержка института семьи, материнства и детства;

р) противодействие деятельности псевдорелигиозных структур, представляющих опасность для личности и общества.

В то же время существуют области, в которых священнослужители и церковные структуры не могут оказывать помощь государству, сотрудничать с ним. Это:

а) политическая борьба, предвыборная агитация, кампании в поддержку тех или иных политических партий, общественных и политических лидеров;

б) ведение гражданской войны или агрессивной внешней войны;

в) непосредственное участие в разведывательной и любой иной деятельности, требующей в соответствии с государственным законом сохранения тайны даже на исповеди и при докладе церковному Священноначалию.

В документе отмечается, что в современном государстве существует разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную; имеются различные уровни власти: общегосударственный, региональный, местный, что определяет специфику взаимоотношений Церкви с властями разных ветвей и уровней.

Церковь не отдает официального предпочтения той или иной политической организации или политическому лидеру, а проповедует мир и сотрудничество людей, придерживающихся различных политических взглядов. Она также допускает наличие различных политических убеждений среди ее епископата, клира и мирян. Однако, участие священнослужителей в деятельности политических организаций, в предвыборных процессах, включая выдвижение кандидатур священнослужителей на выборах любых органов представительной власти всех уровней не допускается. В то же время ничто не должно препятствовать участию иерархов, священнослужителей и мирян, наравне с другими гражданами, в народных волеизъявлениях путем голосования.

Эти принципы взаимоотношений Церкви с политическими организациями были приняты Архиерейским собором, состоявшимся в 1997 году, на котором приветствовался диалог и контакты Церкви с политическими организациями только в том в случае, если подобные контакты не носят характера политической поддержки. Однако, неучастие священнослужителей и паствы в политической борьбе, в деятельности политических партий и в предвыборных процессах не означает их отказа от публичного выражения позиции по общественно значимым вопросам, от представления этой позиции перед лицом органов власти любой страны на любом уровне.

Так, участие православных мирян в деятельности органов власти и политических процессах может быть как индивидуальным, так и в рамках особых христианских (православных) политических организаций. В обоих случаях они имеют свободу выбора и выражения своих политических убеждений, принятия решений и осуществления соответствующей деятельности. В то же время миряне, участвующие в государственной или политической деятельности индивидуально или в рамках различных организаций, делают это самостоятельно, не отождествляя свою политическую работу с позицией Церкви и не выступая от ее имени. При этом высшая церковная власть не преподает специального благословения на политическую деятельность мирян.

Известный своей активной миссионерской деятельностью протоиерей Андрей Кураев констатирует: Церковь не занимается назначением чиновников и контролем за ними, церковь не цензурирует законы, не занимается формированием и распределением бюджета, не формирует внешнюю и внутреннюю политику государства. Церковь находится «вне политики по своей сути, и она соприкасается с политикой на своей периферии». Т.е. христианин не должен участвовать в политике, но он может участвовать в политике. Наиболее приемлемая форма политического присутствия Церкви в светском обществе – это, по выражению А.Кураева, «тактичное социальное партнерство».

Архиерейский собор Русской православной церкви 1994 года постановил полагать допустимым членство в политических организациях «мирян и создание ими самими таких организаций, которые, в случае наименования себя христианскими и православными, призываются к большему взаимодействию с церковным Священноначалием. Считать также возможным участие священнослужителей… в отдельных мероприятиях политических организаций, а также церковное сотрудничество с ними в делах, полезных для Церкви и общества, в случае, если таковое участие и сотрудничество не носит характера поддержки политических организаций, служит созиданию мира и согласия в народе и церковной среде».

Свою позицию по наиболее актуальным проблемам современного российского общества регулярно высказывает Патриарх Кирилл. Так, тему модернизации, которая легла в основу последнего ежегодного послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, Церковь, по словам Патриарха, настойчиво поднимала в течение последних лет, поэтому он выразил глубокую удовлетворенность тем, что эта тема заняла такое важное место в послании президента. Точка зрения Церкви относительно модернизации базируется на основе фундаментальных общественных ценностей. Патриарх Кирилл предлагает так модернизировать страну, чтобы одновременно сохранять и укреплять нравственное измерение личной, семейной и общественной жизни. «Гуманитарное, человеческое, нравственное измерения, — отмечает Патриарх, — очень важны. И в этом смысле Церковь готова участвовать в общественном дискурсе в отношении темы модернизации и приветствует постановку этого вопроса на самом высоком государственном уровне в России сегодня». Полностью теме модернизации России посвящён доклад митрополита Кирилла на XI Всемирном русском народном соборе 5 марта 2007 г., по итогам которого он сказал: «Другого пути технического развития, кроме того, по которому прошёл Запад, не существует. Если кто-то знает о таком, пусть нам покажет и расскажет. Но пока что люди с удовольствием пользуются хорошими западными автомашинами, созданными для езды по хорошим дорогам. И было бы глупым упрямством ставить себе задачу в пику известным и общепризнанным достижениям человеческой цивилизации во что бы то ни стало изобретать нечто своё, ни на что не похожее».

Интересна точка зрения главы РПЦ относительно такой проблемы, которая характерна для России, как бедность работающего человека. Патриарх Кирилл полагает, что, она связана, во-первых, с проблемой бюрократии и коррупции, которые препятствуют развитию малого предпринимательства; во-вторых, с увеличением заработной платы на основе модернизации технологий и роста производительности труда; в-третьих, с изменением внутреннего состояния человека, уровня его самодисциплины, образования, отношения к труду, что непосредственно влияет на производительность труда; в-четвертых, с отрегулированностью законодательства, способствующего созданию не только эффективной, но и справедливой экономики.

Отношения между иерархами РПЦ и первыми лицами государства можно охарактеризовать как корректные. Осуществляются регулярные встречи как на светских мероприятиях, так и во время церковных служб, на которые приходят президент, председатель правительства, министры, депутаты. Таким образом, происходит сближение церковной и светской элиты. Характеризуя взаимоотношения первых лиц государства и церкви А.Кураев заметил, что «Ельцин наградил Патриарха Алексия всеми высшими орденами России, а Патриарх за все два ельцинских срока не наградил Бориса Николаевича никаким церковным орденом. Отсутствие действия тоже бывает серьезным действием». Основным показателем в отношении отдельных политиков со стороны Церкви является наличие духовной православной составляющей при принятии решений. Показательно, что 21 января 2010 г. Дмитрию Медведеву была вручена премия имени патриарха Алексия «За выдающуюся деятельность по укреплению единства православных народов». Главе российского государства премия присуждена «за плодотворное развитие государственно-церковных отношений в современной России, совершенствование межконфессионального диалога», что свидетельствует о признании Церковью заслуг Президента России и поддержке его политического курса.

Среди наиболее политически активных структур в рамках РПЦ следует выделить отдел внешних церковных связей, возглавляемый архиепископом Илларионом. ОВЦС уделяет особое внимание работе с государственными учреждениями и институтами гражданского общества зарубежных стран. Отвечая на вопрос о связи церковных проблем на постсоветском пространстве с политическими, архиепископ Илларион, в частности, сказал: «Взаимосвязь, безусловно, есть, но она не прямая, и решения церковных вопросов невозможно достичь политическими средствами, также как и решения политических проблем невозможно добиться церковными средствами, хотя церковные взаимоотношения могут очень способствовать улучшению взаимоотношений между странами, между народами и даже между политиками». В качестве положительного примера можно привести обмен церковными послами между Русской и Грузинской православной церквями.

РПЦ участвует в политическом дискурсе также через различные организации, форумы, где она играет решающую роль, среди которых выделяются Всемирный русский народный собор и Рождественские чтения.

Всемирный русский народный собор — международная общественная организация, функционирующая под эгидой РПЦ, существующая с 1993 года и призванная способствовать формированию гражданского общества России. В его заседаниях традиционно принимают участие представители всех ветвей власти, лидеры общественных объединений, высшее духовенство традиционных религий России, преподаватели и студенты крупнейших учебных заведений страны, деятели науки и культуры, делегаты русских общин из ближнего и дальнего зарубежья, многочисленные представители молодёжи. С момента создания ВРНС главой этой общественной организации является Патриарх Московский и всея Руси.

Целью этой меж­ду­на­род­ной об­щест­вен­ной ор­га­ни­за­ции является при­вле­че­ние об­щест­вен­ного мне­ния к наибо­лее ост­рым воп­ро­сам сов­ре­мен­нос­ти. ВРНС стал об­щест­вен­ной пло­щад­кой и ме­стом встре­чи лю­дей, ко­то­рые, не­за­ви­си­мо от по­ли­ти­чес­ких взгля­дов, объе­ди­не­ны еди­ной целью — за­бо­той о на­сто­ящем и бу­ду­щем Рос­сии.

За период с 1993 по 2009 гг. состоялось 13 соборов.

2009 (21-23.05) — «Экология души и молодежь: духовно-нравственные причины кризисов и пути их преодоления».

2008 (20-22.02) – «Поколение наследников».

2007 (5-7.03) — «Богатство и бедность: исторические вызовы России».

2006 (4-6.04) — «Вера. Человек. Земля. Миссия России в ХХI веке».

2005 (9-10.03) — «Единство народов, сплоченность людей — залог Победы над фашизмом и терроризмом».

2004 (3-5.02) — «Россия и православный мир».

2002 (16-17.12) — «Вера и труд: духовно-культурные традиции и экономическое будущее России».

2001 (13-14.12) — «Россия: вера и цивилизация. Диалог эпох».

1999 (6-7.12) – «Россия накануне 2000-летия христианства. Вера. Народ. Власть».

1997 (5-7.05) — «Здоровье нации».

1995 (4-6.12) — «Россия и русские на пороге XXI столетия».

1995 (1-3.02) — «Через духовное обновление к национальному возрождению».

1993 (26-28.05) — «Российская соборная мысль».

Можно выделить решения V Собора, состоявшегося перед выборами в Государственную Думу в декабре 1999 г., где выражалась озабоченность «предельным обострением политической борьбы», «безнравственными, греховными методами», используемыми в этой борьбе, которые могут окончательно подорвать доверие народа к власти и политикам. Собор призвал народ к гражданскому миру, заявив, что противостояние политиков может разрушить страну. В Соборном слове говорится: «Власть сильна, когда уважается и поддерживается народом, который выбирает не программы, а людей, оценивая их поступки и нравственный облик» . Собор призвал к национальному созиданию, возможному лишь в единстве народа и власти.

Х ВРНС, который проходил в 2006 г., констатировал, что «Россия была, есть и будет великой державой…», что явилось логичным продолжением политики российской власти по борьбе за достижение реального международного суверенитета.

Такое единодушие религиозной общественности и светской власти объясняет А.Кураев: «Патриотизм – это аксиома русского православного сознания. Выводная из него теорема – поддержка сильного национального государства, государственническое мышление».

Другой публичный формой, используемой РПЦ для влияния на государственные вопросы, являются Рождественские чтения — крупнейший в Российской Федерации ежегодный церковно-общественный форум, который дает возможность выразить позицию Церкви в области образования, обсудить важнейшие вопросы церковно-государственного сотрудничества, сохранения традиционных семейных ценностей, православного воспитания детей и юношества, развития взаимоотношений РПЦ со светским обществом. В Рождественских чтениях принимают участие Патриарх и священноначалие Русской православной церкви, представители органов исполнительной, законодательной и судебной власти, ученые и общественность. Так XVIII Международные Рождественские образовательные чтения, прошедшие 24-29 января 2010 года в Москве, обсудили тему: «Практический опыт и перспективы церковно-государственного сотрудничества в области образования».

Для публичной сферы в качестве эффективного коммуникационного средства особую значимость приобретает Интернет, с помощью которого РПЦ выражает свое отношение к происходящим событиям, комментирует те или иные явления политической жизни, обозначает официальную позицию руководства Церкви по актуальным вопросам современной действительности. Посредством Интернета осуществляется взаимодействие различных структур Церкви с мирянами и со всем обществом.

Православный Рунет появился в 1996 г. На январь 2010 г. среди Интернет-ресурсов РПЦ насчитывается 199 епархиальных сайтов, 337 сайтов монастырей, 1445 сайтов храмов, 96 сайтов духовных академий и семинарий, 1125 сайтов православных СМИ, 132 домашних страницы священников. Создано сообщество православных веб-разработчиков, председателем которого является Александр Дятлов.

В 2006 г. состоялся Первый конкурс православных сайтов Рунета «Мрежа», итоги которого были подведены на XV Рождественских чтениях в феврале 2007 г. Победителем конкурса в номинации «Официальные церковные сайты» в итоге стал интернет-проект «Сестры.Ru. Ново-Тихвинский женский монастырь, г. Екатеринбург». Следует отметить, что дизайн сайта разработан самими сестрами Ново-Тихвинского монастыря. Завершая церемонию награждения, председатель жюри конкурса архимандрит Тихон (Георгий Шевкунов) отметил, что Интернет, некогда зародившийся в военно-технических целях, приобрел всемирное значение и играет большую роль в жизни всего общества. Поэтому миссия в сети должна быть, а сам интернет, прежде всего, должен рассматриваться как инструмент этой миссии. «Вы совершаете великое дело — воцерковление инструмента, который сегодня оказывает огромное влияние», — сказал архимандрит Тихон, обращаясь к многочисленным гостям и участникам церемонии.

Официальные сайты имеют все сколь-нибудь значимые структуры Русской православной церкви, большинство из которых регулярно, а зачастую ежедневно обновляются. Находится в стадии активного развития православная блогосфера, в которой обсуждаются как религиозные, так и светские злободневные темы. Так, широко известен форум миссионерского портала протодиакона Андрея Кураева, посещаемость которого составляет 15-17 тысяч посетителей в день. Статистика форума впечатляет: на 31 января 2010 г. зарегистрировано 2676815 сообщений в 48600 темах от 31328 пользователей.

РПЦ за последние годы стала более современной. Эта модернизация стала возможной благодаря критическому пересмотру форм и методов работы священнослужителей с верующими. Патриарх приближает к себе людей одаренных, обеспечивая интеллектуальное сопровождение церковной политики. Среди наиболее значимых фигур, занимающих активную позицию в отношениях как с властными структурами, так и с обществом следует выделить следующих иерархов и деятелей РПЦ:

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Гундяев Владимир Михайлович, 1946 г.р.), в 28 лет — ректор Ленинградской духовной академии и семинарии, в 31 год – архиепископ, в 1987 г. стал доктором богословия, автор многих книг и более 700 публикаций в отечественной и зарубежной периодике, автор и ведущий телепередачи «Слово пастыря». С 1996 по 2000 гг. — руководил разработкой и представил Архиерейскому Собору 2000 г. «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». Почетный доктор и почетный профессор многих отечественных и зарубежных университетов, в т.ч. с 2002 г. — почетный доктор политологии Государственного университета Перуджи (Италия);

Протодиакон Андрей Кураев — профессор Московской духовной академии; старший научный сотрудник кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ (1963 г.р., в 35 лет – профессор богословия, автор многочисленных книг, миссионер);

Архиепископ Волоколамский Иларион, председатель ОВЦС с марта 2009 г. (Григорий Алфеев, 1966 г.р.), в 29 лет окончил Оксфордский университет со степенью доктора философии, в 33 года – доктор богословия, автор 18 книг, композитор);

Игумен Филипп (Симонов Вениамин Владимирович, 1958 г.р.), д.э.н. (1994), начальник инспекции контроля расходов федерального бюджета на науку и образование Счетной палаты Российской Федерации, заместитель Председателя Миссионерского отдела Московского Патриархата, профессор Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации и Высшей школы бизнеса при Экономическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова, член-корреспондент РАЕН;

Архимандрит Тихон (Шевкунов Георгий Александрович, 1958 г.р.), ректор Сретенской духовной семинарии, руководитель издательства Сретенского монастыря и интернет-портала «Православие.ru», автор фильмов «Псково-Печерская обитель», получившего в ноябре 2007 г. на XII Международном фестивале православного кино и телепрограмм «Радонеж» (Ярославль) гран-при, «Гибель империи. Византийский урок», получившего премию Российской киноакадемии «Золотой орел» за 2009 г., академик РАЕН;

Священник Владимир Вигилянский (1951 г.р.) – руководитель пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси, публицист, литературный критик, писатель, журналист, редактор журналов и газет;

Легойда Владимир Романович (1973 г.р.), председатель Синодального информационного отдела Русской Православной Церкви (c 2009 г.), профессор кафедры международной журналистики МГИМО (У) МИД России, к.полит.н., Один из основателей (1996 г.) и главный редактор православного журнала «Фома», член комиссии по международным отношениям Всемирного Совета Церквей (от Русской Православной Церкви), член Общественной палаты.

Твердая убежденность в избранном пути, высокая теоретическая подготовка, креативное мышление интеллектуалов от Церкви – все эти качества все в большей степени привлекают общество, которое перестало с недоверием относиться к Церкви, а напротив, больше людей стало относиться к Церкви терпимее, а часть общества стала паствой РПЦ. Таким образом, Русская православная церковь, используя все возможности, предоставляемые законодательством Российской Федерации, активно и эффективно участвует в общественной и государственной жизни страны, твердо отстаивая свою позицию и настойчиво продвигая свои интересы. Являясь религией большинства, она пронизывает в значительной степени государственную жизнь и государственные структуры.

В то же время Церковь сохраняет лояльность государству, акцентируя внимание на воспитании нравственности и формировании в обществе моральных ценностей, присущих Православию. Опираясь в ряде вопросов на государство, РПЦ следует принципу, не позволяющему государственным структурам проникать в церковные дела, одновременно оставаясь важнейшим субъектом публичной сферы.

Кураев А. Церковь в мире людей. М., 2009. С.89-90.

Кураев А. Указ.соч. С.98.

Определение «О взаимоотношениях Церкви с государством и светским обществом на канонической территории Московского Патриархата в настоящее время». Архиерейский собор 1994 г. Официальный сайт Московского патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/530460.html (дата обращения: 25.01.2010).

Православная Москва. 2007. № 2. С.9.

Там же.

Кураев А. Указ. соч. С.63.

Кураев А. Указ.соч. С.78.

Состояние духовной сферы общества во многом зависит от того, как ск.т дываются отношения между церковью и государством. Все мы — граждан» государства, но не все мы — верующие. Первых больше, вторых — меньше Но значит ли это, что большинство должно угнетать меньшинство? Значит ли это, что политические дела в обществе важнее духовных? Имеет ли, на­конец, государство право ограничивать доступ граждан к религии в поисках решениях важных духовных вопросов? На эти вопросы в разные историчес­кие эпохи давали разные ответы. Чаще всего проблема решалась так: либо государство подавляло церковь (и соответственно верующих), навязывая ей свою политику; либо церковь диктовала свою политику государству, подчи­няя монархов главе церкви; либо достигачось мирное сосуществование цер­кви и государства во благо им обоим. Так, христианство прошло путь от не­признания и гонений до абсолютного господства над всеми сторонами жиз­ни европейского общества.

История взаимоотношений государства и церкви уходит в глубокую древ­ность — в 586 г. до н.э., когда произошло пленение евреев вавилонским ца­рем Навуходоносором и переселение их в Вавилонию. Им позволили испо­ведовать свою религию — иудаизм, но частным образом, дома и в своем кру­гу, а в общественных местах они обязаны были вести себя, как и все другие граждане. Уже здесь прослеживается отделение религиозного исповедания от гражданского деяния. Через 600 лет в начале новой эры первые общины христиан преследовались римскими властями. Христиане считали себя об­ществом внутри общества. Первое общество было религиозным, основанным на равенстве и братстве, второе — гражданским, в котором христиане как его члены должны были платить налоги и подчиняться правительству. Христи­ане полагали, что — богу — богово, а кесарю — кесарево.

В Библии — основной священной книге христиан — в послании святого апостола Павла латинянам говорится, что каждый человек должен подчи­няться стоящим над ним властям. Светские власти не могут быть для хрис­тианина авторитетом более высоким, чем Бог. Но законность государства санкционирована Богом. В IV в. христианство становится официальной ре­лигией в Византии, которая в то время выступала от имени Римской импе­рии. В VII в. Византию завоевали войска арабского халифата. Оставшаяся незахваченной западная часть Византийского государства взяла на себя фун­кцию духовного и религиозного лидера европейских народов. Здесь процве­тал свой вариант христианства — католицизм. А та разновидность некогда единого вероучения, которая сохранилась в восточной части Византии, ста­ла называться православием.

В период с VIII по XI в. многие западноевропейские монархи рассматри вали церковь как свое владение, они отстраняли и назначали свяшеннослу жителей. В XI в. католическая церковь обрела независимость от госуд<ФсТ ‘ и провозгласила принцип невмешательства в политическую борьбу. Прав- <-на практике церковным иерархам не удавалось последовательно придер*

ваться провозглашенного принципа. Считая, что духовная власть по своей природе превосходит земную, главы католической церкви активно участво­вали в назначении и смещении европейских монархов. Да и сами короли и императоры постоянно прибегали к авторитету церкви. Их власть станови­лась легитимной только после того, как были помазаны на царство папой римским. Союза с ним искали все европейские правители.

В XIV в. католическая церковь, ослабленная внутренней борьбой, уже не могла диктовать свою волю светским правителям и вынуждена искать покро­вительства государства, выторговывая себе право на духовную монополию в пределах централизованных государств, в то время активно формирующих­ся в Европе. Заключаемый между церковными и светскими иерархами до­говор провозглашал, что на данной территории государство обязуется под­держивать только эту признанную им конфессию и изгонять из своих пре­делов все другие. Варфоломеевская ночь (1572), когда католики вырезали тысячи протестантов (гугенотов), была возможна только вследствие новых

Рис. 26. В Средневековье церковные иерархи активно участвовали в возведении на престол

европейских монархов

отношений между государством и церковью. Описанным событиям предше­ствовал случившийся в XVI в. раскол единой католической церкви на не­сколько конфессий. Появление протестантизма, а затем укрепление его по­зиций внесли неясность в вопрос: какой религии должен придерживаться истинный гражданин. Принцип «одно гражданство — одна религия» исчез. Теперь можно было выбирать между двумя ветвями западного христиан­ства — католицизмом и протестантизмом.

Католицизм сдавал свои позиции протестантизму с боем: XVI— XVII сто­летия вошли в историю Европы как период религиозных войн. По их завер­шении среди европейских монархов было принято новое правило: каждый сюзерен на подведомственной ему территории сам выбирает тот тип рели­гии, который будут исповедовать его подданные.

Сегодня государство вправе само выбирать, какую религию оно будет поддерживать и как оно станет строить с ней отношения. Но и граждане в большинстве демократических стран вольны выбирать себе тип вероиспове­дания.

Не только в христианстве, но и в других религиях между церковью и вла­стями складываются два типа отношений — вражда и сотрудничество. Ис­лам, там, где он процветает, очень активно вмешивается в политическую сферу и направляет деятельность государства. В Индии весьма влиятельной политической и экономической силой выступает индуизм. В 1984 г. премьер-министр Индира Ганди была убита членами сихкской религиозной общины, противопоставившей себя правительству. В таких странах, как Иран, отка­зываются признать то правительство, которое не узаконено исламом. Именно на этой основе здесь произошла революция 1979 г. Религиозные лидеры, муллы, контролируют соответствие деятельности государства священному Корану.

В США можно видеть совершенно иное положение. Конституцией про­возглашено отделение церкви от государства к их взаимному благу. Прави­тельства в коммунистических странах, в современном Китае и бывшем СССР настроены к религии антагонистически и стараются подавить ее. Государство только формально отделено от церкови и не вмешивается в ее дела. В дей­ствительности доктрина воинствующего атеизма, взятая на вооружение СССР в 1920-е гг., предполагает, что государство является атеистическим, а не светским. Оно не может равнодушно относиться к религиозной агитации среди населения и обязано противопоставить ей свою агитацию, сопровож­даемую не только словесными, но и физическими действиями, в частности разрушением монастырей и церквей.

В некоторых странах Западной Европы, в том числе Норвегии, Англии, Шотландии и Дании, среди множества конфессий выбрана одна главная, которая стала государственной. К другим конфессиям или религиозным организациям государство относится терпимо, но не оказывает им матери­альной поддержки. В Германии нет государственной религии, но правитель­ство официально поддерживает Римско-католическую церковь и основную конфессию протестантизма — лютеранство; все прочие конфессии государ­ством не финансируются. Во Франции Римско-католическая церковь явля­ется господствующей, но находится на самофинансировании. Большинство католических зданий являются собственностью государства, а священники существуют на пожертвования и добровольные взносы частных лиц.

Вся Латинская Америка находится под властью Римско-католической церкви. Население здесь очень бедное, богачей немного, малочислен и сред­ний класс. Неравенство в распределении богатства часто приводит к соци­альной напряженности. Католические священники призывали население выступать против эксплуатации и притеснений. В результате сформирова­лось новое движение — либеральная теология. Теология — это система зна­ний, в которых изложена суть данной религии, концентрируемая в вероуче­нии. Если традиционная теология требовала отделения церкви от государ­ства, неучастия священников в политической борьбе, то либеральная теология, возникшая в Латинской Америке в 1960-е гг., напротив, требует такого участия. Католические священники заговорили о классовой борьбе, эксплуатации и социальной несправедливости. Римский папа Иоанн Павел 11

отверг либеральную теологию как способ провести социальные изменения или даже революцию в обществе. Священник должен служить людям, а не призывать их к борьбе с государством. В 1984 г. в Ватикане, центре мирово­го католицизма, был даже принят специальный документ, осуждающий ли­беральную теологию, пропитанную духом марксизма.

Конституция России гарантирует каждому гражданину свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свобод­но выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и дей­ствовать в соответствии с ними. Согласно Конституции, Российская Феде­рация — это светское государство, где признается идеологическое многооб­разие; никакая идеология и никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной; религиозные объединения от­делены от государства и равны перед законом. Разумеется, верующие, кото­рые составляют примерно половину населения страны, обладают всеми граж­данскими правами и наравне с неверующими занимают то или иное место в политической борьбе в соответствии со своими взглядами и пристрастиями. Церковь отделена от государства, но не отделена от общества (рис. 27). Это означает, что она может активно участвовать в обсуждении и решении со-

Рис. 27. Взаимоотношения общества, государства и церкви

циальных вопросов, но не может и не стремится участвовать в решении по­литических проблем.

Православная церковь и другие религиозные конфессии как таковые не участвуют в предвыборных баталиях, хотя политическая деятельность церк-

ви не противоречит законам государства. Государство разрешает, но не раз­решает церковь в силу той миссии, которую она взяла на себя в обществе. Так, Архиерейский собор Русской православной церкви ясно заявил о «непред­почтительности для церкви какого-либо государственного строя, какой-либо из существующих политических доктрин, каких-либо конкретных обще­ственных сил и их деятелей, в том числе находящихся у власти».

Сравнивая характер отношений, который складывался между обществом, государством и церковью за всю историю (рис. 28), можно сделать следую­щие выводы:

♦ между церковью и государством согласие сменялось антагонизмом;

♦ между обществом и государством согласие сменялось антагонизмом;

♦ между обществом и церковью никогда не было антагонизма.

Рис. 28. Отношение между обществом, государством и церковью никогда не были безоблачными; в роли «давильщика» обычно выступало государство

Отстранение от участия в политических баталиях государства не означа­ет, что у православной церкви, как и у представителей любой другой конфес­сии, нет внутренней политики. Она направлена на укрепление солидарнос­ти единоверцев и борьбу с иноверцами, которые, по ее мнению, отклоняют­ся от истинной веры или искажают ее, приносят в мир зло, а не добро. Так. Архиерейский собор Русской православной церкви принял специальное определение «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме». В определении Собора содержится анализ причин распространения неоязы­чества в нашей стране и за ее пределами, указывается на опасности, связан­ные с появлением организаций, которые «целенаправленно подрывают мно­говековые традиции и устои народа, вступают в конфликт с общественны­ми институтами».

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх