Помост

Вопросы веры

Жена по Библии

Новый Завет о браке

Взаимные права и обязанности супругов

1 Послание Апостола Петра (3:1-2,7)

Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие.
Также и вы, мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни, дабы не было вам препятствия в молитвах.

Апостола Павла 1-е послание к коринфянам (7:3)

Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу.

Апостола Павла послание к колоссянам (3:18-19)

Жены, повинуйтесь мужьям своим, как прилично в Господе. Мужья, любите своих жен и не будьте к ним суровы.

Апостола Павла послание к ефесянам (5:22-33)

Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем.

Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна.

Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его.

Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа.

Безусловная верность супругов

Евангелие от Матфея, 5:27-28

Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.

Супружеские отношения

Апостола Павла 1-е послание к коринфянам (7:3-6)

Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим. Впрочем это сказано мною как позволение, а не как повеление.

Нерасторжимость брака. Развод.

См. также «Что говорит Евангелие о разводе?..» свящ. Константин Пархоменко

Евангелие от Матфея (5:31-32)

Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную (см. Втор.24:1-4). А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует.

Евангелие от Матфея (19:3-12)

И приступили к Нему фарисеи и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?

Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает.

Они говорят Ему: как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею?

Он говорит им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так; но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует.

Говорят Ему ученики Его: если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться.

Он же сказал им: не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые из чрева материнского родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит.

Евангелие от Марка (Мк.10:2-12)

Подошли фарисеи и спросили, искушая Его: позволительно ли разводиться мужу с женою? Он сказал им в ответ: что заповедал вам Моисей? Они сказали: Моисей позволил писать разводное письмо и разводиться. Иисус сказал им в ответ: по жестокосердию вашему он написал вам сию заповедь. В начале же создания. Бог мужчину и женщину сотворил их. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает.
В доме ученики Его опять спросили Его о том же. Он сказал им: кто разведется с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от нее; и если жена разведется с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует.

Евангелие от Луки (Лк.16:18)

Всякий, разводящийся с женою своею и женящийся на другой, прелюбодействует, и всякий, женящийся на разведенной с мужем, прелюбодействует.

1 Послание к Коринфянам (7:10-18)

А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, – если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, – и мужу не оставлять жены своей.
Прочим же я говорю, а не Господь: если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен, оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы.
Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь. Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?

Второбрачие вдовствующих

1 Послание к Коринфянам (7:39-40)

Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе. Но она блаженнее, если останется так, по моему совету; а думаю, и я имею Духа Божия.

Воскресение изменяет значение брака

Евангелие от Луки (20:27-40)

Иисус сказал им в ответ: чада века сего женятся и выходят замуж; а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения. А что мертвые воскреснут, и Моисей показал при купине, когда назвал Господа Богом Авраама и Богом Исаака и Богом Иакова. Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы.
На это некоторые из книжников сказали: Учитель! Ты хорошо сказал. И уже не смели спрашивать Его ни о чем.
(См. параллели: Мф.22:23-32; Мк.12:18-27).

***

Семья – священный союз

Семья — это первый, естественный и в то же время священный союз. Человек призван строить этот союз на любви, вере и свободе. Семья — первоначальная, исходная ячейка духовности не только в том смысле, что именно здесь человек впервые научается (или, увы, не научается!) быть личным духом. Духовные силы и умения (а также слабости и неумения), полученные в семье, человек переносит затем на общественную и государственную жизнь.

Настоящая семья возникает из любви и дает человеку счастье. Если брак не основан на любви, то семья имеет лишь внешнюю видимость; если брак не дает человеку счастья, то он не выполняет своего первоначального назначения. Научить детей любви родители могут лишь в том случае, если они сами в браке умели любить. Дать детям счастье родители могут лишь постольку, поскольку они сами нашли счастье в браке. Семья, внутренне спаянная любовью и счастьем, — это школа душевного здоровья, уравновешенного характера, творческой предприимчивости. В жизни общества она подобна прекрасно распустившемуся цветку. Семья, лишенная этой здоровой центростремительности, растрачивающая свои силы на судороги взаимного отвращения, ненависти, подозрения и «семейных сцен», — это настоящий рассадник больных характеров, психопатических тяготений, неврастенической вялости и жизненного «неудачничества».

Человек призван к тому, чтобы видеть и любить в любимой женщине (или соответственно в любимом мужчине) не только плотское начало, не только телесное явление, но и «душу» — своеобразие личности, особенности характера, сердечную глубину, для которых внешний облик человека служит лишь телесным выражением или живым органом.
То, что должно возникнуть из брака, есть прежде всего новое духовное единение и единство — единство мужа и жены: они должны понимать друг друга и делить радость и горе жизни; для этого они должны однородно воспринимать и жизнь, и мир, и людей. Здесь важно не душевное подобие, не сходство характеров и темпераментов, а однородность духовных оценок, которая только и может создать единство и общность жизненной цели у обоих. Важно, чему ты поклоняешься, что любишь, чего желаешь себе в жизни и в смерти, чем и во имя чего ты способен жертвовать. Жених и невеста должны найти друг в друге это единочувствие и единолюбие, объединиться в том, что есть важнейшего в жизни и ради чего стоит жить. Ибо только тогда они сумеют, как муж и жена, всю жизнь верно воспринимать друг друга, верить друг другу и верить друг в друга. Это и есть самое драгоценное в браке: полное взаимное доверие перед Лицом Божиим. С этим связано и взаимное уважение, и способность образовать новую, жизненно сильную духовную ячейку. Только такая ячейка может решить одну из главных задач брака и семьи — осуществить духовное воспитание детей.

Итак, нет более верной основы для достойной и счастливой семейной жизни, чем взаимная духовная любовь мужа и жены: любовь, в которой начала страсти и дружбы сливаются воедино, перерождаясь в нечто высшее — в огонь всестороннего единения. Такая любовь примет не только наслаждение и радость — и не выродится, не выветрится, не огрубеет от них, но примет и всякое страдание, и всякое несчастье, чтобы осмыслить их, освятить их и очиститься через них. И только такая любовь может дать человеку тот запас взаимного понимания, взаимного снисхождения к слабостям и взаимного прощения, терпения, терпимости, преданности и верности, который необходим для счастливого брака.

Благословенная трудность семьи

Вступая в брак, надо быть готовым на повседневный, ежечасный подвиг любви. Создание плодотворных, наполненных любовью и заботой супружеских отношений требует времени и труда, вернее, всей жизни. Необходимо приложить огромные усилия, чтобы эгоистические формы поведения, приобретенные во время ухаживания, трансформировались в бескорыстную любовь, которая является основой счастливого брака.

При вступлении в семейный союз человек сталкивается с определенным парадоксом, с двумя несовместимыми условиями, которые влияют на выбор. С одной стороны, необходимо как можно лучше узнать будущего супруга до брака, а с другой, хорошо узнать будущего супруга до брака невозможно.

Оба супруга приносят с собой в брак личное прошлое, культуру, манеру общения. Два различных стиля жизни, два жизненных опыта и две судьбы сливаются в единое целое. Но если каждый из супругов не обладает навыками общения и умением понимать другого и не желает учиться этому, то близости, приносящей удовлетворение, не получится.

Брак — это когда сходятся два несовершенных человека, и каждый из них помогает другому дополнить и усовершенствовать себя. Вы не потеряете свою индивидуальность, если научитесь ставить нужды своего супруга выше своих собственных. Брак — не просто нечто, что вы добавляете к своим ежедневным занятиям холостого человека. Брак должен занять центральное место в вашей жизни, а все остальные занятия отойти на второй план.

Благословенная трудность семьи в том, что здесь каждый из нас неслыханно близко подходит к самому важному персонажу нашей жизни — к другому человеку. Специально для брака свойство Другого быть именно Другим резко подчеркивает два запрета: библейский запрет на однополую любовь и запрет на кровосмешение. Мужчина должен соединиться с женщиной и принять ее женский взгляд на вещи, ее женскую душу — до глубины своей собственной мужской души; и женщина имеет столь же трудную задачу по отношению к мужчине. Кроме того, мужчина и женщина, создающие новую семью, должны прийти непременно из двух разных семей, с неизбежным различием в навыках и привычках, в том, что само собой разумеется, — и заново привыкать к перепадам, к чуть-чуть иному значению элементарнейших жестов, слов, интонаций.
Что касается отношений между родителями и детьми, тут, напротив, единство плоти и крови — в начале пути; но путь — снова и снова перерезание пуповины. Тому, что вышло из родимого чрева, предстоит стать личностью. Это — испытание и для родителей, и для детей: заново принять как Другого — того, с кем когда-то составлял одно неразличимое целое в теплом лоне родового бытия. А психологический барьер между поколениями до того труден, что поспорит и с пропастью, отделяющей мужской мир от женского, и со рвом, прорытым между различными семейными традициями.

Этот Другой — он же, по словам Евангелия, Ближний! Все дело в том, что мы его не выдумали — он неумолимо, взыскательно предъявляет нам жесткую реальность своего собственного бытия, абсолютно не зависящую от наших фантазий, чтобы вконец нас измучить и предложить нам наш единственный шанс на спасение. Вне Другого нет спасения; христианский путь к Богу — через Ближнего.

Новозаветное учение о браке

В Новом Завете понимание брака претерпело коренные изменения. Различия тем более явственны, что в новом Завете использованы категории ветхозаветного мышления для того, чтобы наполнить их новым содержанием. Так, например, в противовес иудейскому представлению, нигде в Евангелии не упоминается о том, что деторождение является оправданием брака. Само по себе деторождение является средством спасения лишь тогда, когда оно сопровождается «верой, любовью и святостью» (1Тим.2:15). Особенно ясно изменение ветхозаветных норм жизни видно на трех примерах:

1. Рассказ об отношении Иисуса Христа к левирату приведен во всех синоптических Евангелиях (Мф.22:23-32; Мк.12:16-27; Лк.20:27-37). Важно подчеркнуть, что этот рассказ имеет непосредственное отношение к учению Христа о воскресении и бессмертии – учению, которое не нуждается в идее вечной жизни в потомстве. Когда саддукеи («которые говорили, что нет воскресения») спросили, кто из семи братьев, последовательно женившихся на одной и той же женщине, будет иметь ее женой «в воскресении», Иисус отвечал, что «в воскресении не женятся, не выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах».

Эти слова часто толкуются в том смысле, что брак есть чисто земное установление, действительность которого уничтожается смертью. Такое понимание преобладало в Западной Церкви, которая разрешает вдовцам вступать в новый брак и никогда не ограничивает число этих браков. Но если считать правильным такое понимание слов Иисуса, то мы окажемся в прямом противоречии с учением о браке апостола Павла и с канонической практикой Православной Церкви. Ответ Иисуса Христа саддукеям строго ограничен значением их вопроса. Они отвергали воскресение, потому что были пропитаны иудаистским пониманием брака как возобновления земного человеческого бытия путем воспроизведения потомства. Об этом Господь и говорит им: «Заблуждаетесь», потому что жизнь в Царствии будет подобна жизни ангелов… Поэтому ответ Христа – только отрицание наивного и материалистического понимания воскресения, отрицание материалистического понимания брака.

2. Сущность христианского брака глубоко освящена в запрещении Христом развода. Такой запрет прямо противоречит Второзаконию (Мф.5:32; 19, 9; Мк.10:11; Лк.16:18). Христианский брак нерасторжим, и это исключает всякие материалистические, утилитарные его истолкования. Союз мужа и жены является самоцелью; это вечный союз между двумя личностями, союз, который не может быть расторгнут ради «продолжения рода» (оправдание конкубината) или защиты родовых интересов (оправдание левирата).

Так как искусители хотели уличить Христа и обвинить в нарушении закона Моисеева, то, проникая в их тайные мысли, Он указал им на того же Моисея и изобличил их его же словами. «Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их?» (Мф.19:4, ср.: Быт.1:27). Первоначальный акт творения говорит, что Бог создал человека в действенном виде, т.е. составил одного человека из двух половин – мужчины и женщины, предназначив одну половину для другой, что мужчину Он создал для женщины, а женщину для мужчины. Значит, брак лежит в основе самого акта сотворения человека. И потому, создав человека таким путем, Бог сказал: «Посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одной плотью; так что они уже не двое, но одна плоть» (Мф.19:5, ср.: Быт.2:24). И из этих слов Моисея, раскрывающих основную идею брака, Христос делает прямой и ясный для всех вывод: «Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Ответ решительный, бесповоротный, сам собою вытекающий из плана и задачи сотворения человека. Человек не имеет права расторгать то, что сочетал Бог. И если он иногда и разлучает, то это его произвол, а не воля Господня, это, наоборот, явное нарушение заповеди Господней.

«Будьте совершенны, как Отец ваш совершенен есть». Требование абсолютной моногамии показало все несовершенство слушателей Христа (см.: Мф.19:10). Фактически любовь стоит вне категорий «возможного» и «невозможного». Она есть тот «совершенный дар», который познается лишь в реальном опыте. Любовь, очевидно, несовместима с супружесткой изменой, потому что в этом случае ее дар отвергается и брака более не существует. Тогда мы имеем дело не с юридическим только «разводом», но и с трагедией злоупотребления свободой, то есть, с грехом.

3. Апостол Павел, говоря о вдовстве, исходит из того, что брак не прерывается смертью и любовь никогда не перестает (1Кор.13:8). Вообще, отношение апостола Павла к браку разительно отличается от иудаистско-раввинистического взгляда на брак, что особенно заметно в 1-м Послании к Коринфянам, где апостол отдает предпочтение безбрачию над браком. Только в Послании к Ефесянам этот отрицательный взгляд исправлен учением о браке как образе союза Христа и Церкви; учением, которое стало основой богословия брака, созданного православной традицией.

В спорном вопросе о безбрачии вдов взгляд апостола Павла точно соответствует канонической и освященной традиции Церкви: «Если не могут воздержаться, пусть вступают в брак, ибо лучше вступать в брак, нежели разжигаться» (1Кор.7:9). Второй брак вдовца или разведенного терпим только как лекарство от «разжжения», не более того. Современный чин благословения второбрачных ясно показывает, что он допускается только из снисхождения к человеческой слабости. Священное Писание и Предание всегда исходили из того, что верность вдовца или вдовы покойной или покойному – это нечто большее, чем «идеал», это – норма христианской жизни, потому что христианский брак – не только земной, плотский союз, но вечные узы, которые не распадаются и тогда, когда тела наши «станут духовными» и когда Христос будет «всяческая во всех».

Эти три примера ясно показывают, что Новый Завет наполнил древнее библейское учение о браке новым содержанием и что основывается это новое представление на Благой вести о Воскресении, проповеданной Спасителем. Христианин призывается уже в этом мире воспринять новую жизнь, стать гражданином Царства, а идти по этому пути он может в браке. В таком случае, брак перестает быть простым удовлетворением временных природных потребностей и гарантией иллюзорного выживания через потомство. Это – единственный в своем роде союз двух существ в любви; двух существ, которые поднимаются над своей человеческой природой и становятся едиными не только «друг с другом», но и «во Христе».

Апостолы о браке

Митрополит Антоний Сурожский в одной из лучших своих бесед сказал о любви и браке так:

«Любовь — удивительное чувство, но оно не только чувство, оно — состояние всего существа. Любовь начинается в тот момент, когда я вижу перед собой человека и прозреваю его глубины, когда вдруг я вижу его сущность. Конечно, когда я говорю: “Я вижу”, я не хочу сказать “постигаю умом” или “вижу глазами”, но — “постигаю всем своим существом”. Если можно дать сравнение, то так же я постигаю красоту, например, красоту музыки, красоту природы, красоту произведения искусства, когда стою перед ним в изумлении, в безмолвии, только воспринимая то, что передо мной находится, не будучи в состоянии выразить это никаким словом, кроме как восклицанием: “Боже мой! До чего это прекрасно!..” Тайна любви к человеку начинается в тот момент, когда мы на него смотрим без желания им обладать, без желания над ним властвовать, без желания каким бы то ни было образом воспользоваться его дарами или его личностью, — только глядим и изумляемся той красоте, что нам открылась».

Такое глубокое понимание любви, отношений между людьми, безусловно, созвучно тому, что апостолы писали о браке.

В посланиях апостола Павла можно найти мысль о том, что брак — это всего лишь лекарство от блуда:

Итак, я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом и не подавали противнику никакого повода к злоречию; (1Тим.5:14)

Здесь нужно сказать пару слов о нравах Римской империи времен Октавиана Августа и более поздних императоров. Женщина в Древнем Риме была более свободна, чем у греков. Она имела право распоряжаться своим имуществом, вступать в брак и получать наследство. А вот нравы были достаточно свободными. Интимные связи были очень распространены. Поэтому апостол Павел и призывает молодых вдов вступать во второй брак. Во-первых, чтобы иметь защиту со стороны мужа, а во-вторых, чтобы не впасть в сильное искушение и не искушать других.

Особенностями римского общества можно объяснить и другую знаменитую цитату этого апостола:

Прочим же я говорю, а не Господь: если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее;

и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его.

Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы.

Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь. (1Кор.7:12-15)

Христиане в Римской империи жили в окружении людей, которые не были последователями новой религии, так что данное повеление позволяло разрешить проблемы тех людей, которые вступили в брак до обращения ко Христу (проблема возникающая иногда и в наши дни).

Если же обратиться к нравственным аспектам, то апостолы говорили о браке как абсолютной ценности. Развод — недопустим и только в случае измены, когда брак исчерпал себя объективным образом, супруг может оставить изменившего ему, но уже больше никогда не жениться или не выходить замуж второй раз. В нормальной ситуации человек должен прожить всю жизнь с одной женой или мужем.

Отрывок из послания к Ефесянам, который читается во время таинства Венчания, говорит о значении брака уже совсем с других позиций – не утилитарных или практических. Этот отрывок говорит о мистическом значении брака и возводит его на такую высоту, которая, как кажется, не может быть достигнута человеком:

Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа. (Еф. 5, 28-33)

Здесь образом брака мужчины и женщины становится единство Христа и Церкви. Апостол прямо повелевает мужчине любить жену, как Христос возлюбил Церковь. Мера этой любви нам хорошо известна из Евангелия – это готовность в любой момент отдать жизнь за свою семью.

Часто вызывает вопросы последняя строка про необходимость бояться своего мужа. Речь здесь идет, конечно, не о страхе перед силой или наказанием, а о страхе обидеть самого близкого человека, огорчить его.

Апостол не дает каких-то практических советов или правил семейной жизни. Есть только одна тема семейной жизни, с которой связано четкое формальное правило. Одно единственное правило семейной жизни данное в Священном Писании связано с телесной близостью между супругами. Апостол Павел подчеркивает, что тело мужа принадлежит уже не ему, а жене и наоборот. Поэтому супруги должны хранить себя друг для друга и при этом не отказывать друг другу в физической близости без обоюдного согласия:

Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим. (1Кор.7:3-5)

Именно христиане с самого начала бытия Церкви всегда отстаивали красоту, ценность и значимость брака в жизни человека. Раннехристианский апологет Тертуллиан автор II века так говорит о значении брака в жизни христианина в «Послании к жене»:

«Как изобразить счастье супружества, которое заключает сама Церковь, которое утверждает молитва, запечатлевает благословение, объявляют Ангелы и окончательно утверждает Отец. Как приятно иго двух сердец, соединенных одною надеждою, одним учением, одним законом. Они как дети одного Отца, как рабы одного Господа; нет между ними никакого раздора ни в душе, ни в теле. Они два в одной плоти. Где плоть одна, там и дух один. Они вместе молятся, вместе преклоняют колена, вместе постятся, взаимно наставляют и увещевают друг друга. Они вместе присутствуют в церкви и на трапезе Господней, вместе терпят гонения, вместе наслаждаются и спокойствием. Они ничего не таят друг от друга, не бывают в тягость один другому. Свободно посещают больных, без стеснения раздают милостыню, без развлечения стоят в молитвенных собраниях; вместе поют псалмы и гимны и взаимно возбуждают друг друга к прославлению Господа».

О христианском отношении к браку читайте в рубрике «Венчание»

Фото на заставке: flickr.com, Wonderlane

Да прилепится жена к мужу своему Жизненная ирония

— Паншин, зачем вы избили гражданку Еременко? Вашу жену, между прочим!
— А чего она вечно таращится на меня, будто в чем подозревает. Приходишь домой, уставший, долг родине целый день отдавал, настроение хорошее, удовлетворенное, так сказать. А тут она – кобыла! Товарищ начальник, правда, так и до мокрухи недалеко, уберегите, а! Я ж ничего такого не делал, а она как собака, все лает и лает… Того и гляди, покусает кого. Загрызет меня когда-нить, чес слово! Я ж защищался только, она сама первая напала!
— А по существу можно, чтобы без собак…
— А как тут без собак, товарищ начальник. Она ж форменный бультерьер, только прививку от бешенства ей делать не положено, так как, по паспорту, числится бабой!
— Паншин! По существу давайте, как дело было?
— Ага, как было… Пришел я домой, вчера, не поздно, между прочим! Вот как работу закончил, так и пришел, часов через пять… Не успел войти, как она мне орет с кухни! Мол, я твою рожу пьяную еще в окно видела, от тебя за километр спиртом разит. Ага, унюхала она, в форточку нос свой собачачий высунула и надышалась. А мне что? Мне сразу и домой то уже не хочется, чего там делать, когда на тебя бросаются? Ты, как нормальный человек, пришел, отдохнуть душой и телом…газету почитать хотел, ванную принять, может, даже пластинку лирическую послушать…
— Дядя Лёня!
— А, ну да… Так вот, захожу в кухню. Поцеловать ее даже хотел, думаю, побалую бабу, чтобы не пропадала. А она что-то нежности моей нахлынувшей не поняла. Сразу в лоб! Вот прямо взяла, что первое подвернулось… Ведро из туалета принесла, да в лоб!
— Ведром? А почему из туалета, быстро сбегала что ли…?
— Ну да. В кухне же я был, чего б я дал ей взять, вот и сбегала.
— Получается, что она сбегала за ведром, вернулась и дала им вам по голове? Как, сразмаху что ли?
— Почти, она мне им чуть нос не сломала, между прочим! Прибежала, смотрю, бросится сейчас…ведро в руке, опасно, я ж понимаю. Ну, я ей ведро на голову и надел. А она в нем не видит же ничего, дура! Вот и врезалась в меня, темно ей там было, видите ли! В итоге, вот, нос разбила и синяк под глазом.
— То есть, вы ей ведро на голову надели?!
— Ну да, а чего не людей кидаться сходу, не разобравшись! Я только в целях самозащиты, думаю, посидит там немного, да поутихнет маненько. Я просто, чтобы она в себя пришла, а то вид какой-то был больно свирепый. Я ж не знаю, чего ждать то, глазами сверкнула, думаю, надо как-то вразумить.
— Ну, Вы и вразумили…
— Не особо то, она ведь, мало того, что на меня с этим ведром скуборилась, так еще и столом ногу прищемила! Штаны порвала, почти новые, между прочим! Всего года два как ношу, совсем еще хорошие были. Ага, еще папиросы в кармане лежали, тоже подавила все, зараза, она ж тяжелая у меня, кило под сто! В общем — расходы одни!
— А при каких обстоятельствах, тогда, ваша жена ногу повредила? Когда со столом падала?
— А шут ее знает, я ж не спрашивал… Хотя, она и не ответила бы тогда, наверное. Я смотрю, лежит … успокоилась уже, тихо так. Ну, отдохнуть прилегла, устала, может, кто ее знает, только вот, в ведре, думаю, не удобно наверное, снять хотел… Там темно было, я помочь навострился, чтоб ей отдыхалось с комфортом, ну, и чтобы порядок в доме был. А она, видно, еще не совсем отдыхать собралась, я только руки к ведру протянул, она как дернется, паразитка! А я что? Я ж не железный, испугался очень, вот и свалился сверху, ну, еще и сервант с собой прихватил! Правильно, нечего без света сидеть было, экономит она! Еще банок понаставила, огурцов своих понакрутит с пол кухни, не продти! А ты думаешь, мне не больно было? Ага, а еще и обидно… Не ценит, не понимает. Вот, то-то и оно! Я ж по-человечески хотел, чтоб как у людей, семья.
— Ну, да! Семья? В нормальных семьях женам ведра на голову не надевают!
— Ладно, каюсь, переборщил. Ну, так я ж расстроен был, Вася…я ж боюсь ее. Она мне, вон, неделю назад чуть ребра не сломала, коврик постелила, новый, тока купила, так красивее, говорит. А я ж не знал, что он там-то, его там отродясь не лежало, вот и растянулся! И, в аккурат, опять на эти ее банки, понаставит ведь, где непопадя! Вась, отпусти меня, а? Мне в больницу надо, пойду к ней, вот, картошки наварил, чтобы больничную гадость не ела. Я ж ведь, если хочешь знать, люблю ее, гадину, когда она не лает. А-то, приходишь домой, тихо так…скучно без нее, пусто. Банки эти, проклятые, закатывать некому. Уже три ведра огурцов пропало. Отпусти…одна она там. А с ведром, да…осознал я. Но, мы уж почти сорок лет вместе, никого роднее у меня и нет. Пью вот только, сам знаю, нельзя…только вот жизнь такая, Вася, такая жизнь…

МУЖ И ЖЕНА — ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ

Хотя изначально совершенное соединение мужского и женского начала образует самую суть и тайну божественности, в жизни имеет место борьба полов, идущая из древности, открытая или замаскированная, никогда не прекращавшаяся между началом мужским и началом женским, наполняющая своими превратностями всемирную историю.

Опыт показывает, что в жизни, к сожалению, борьба в своём объёме имеет перевес над совершенством. А это и есть первопричина разводов и всевозможных несчастий в семье.

Сколь ни выбирал бы человек свою половинку, всё равно притянет себе подобную, но в зеркальном отражении.

Сначала, как правило, пара принимает чувство притяжения за любовь. Здесь поставим исключение для тех, кто действительно построил свою семью на великом и светлом чувстве любви. Но как только начинается более близкое совместное бытие, вот тут и вскрываются аналогичные программы, на которые друг к другу пара притянулась.

Любую программу человеческого характера можно представить как палочку о двух концах. Например, программа ревности: один конец – сама ревность, другой – ненависть к ревности. Все остальные стадии ревности между этими краями. И так аналогично по всем программам.

Каждый человек индивидуален, но супруги друг друга интуитивно выбирают согласно духовному закону — «подобное притягивает подобное». Про мужа и жену в народе говорят «два сапога – пара». Оба сапога одинаковые, только в зеркальном отражении.

Пока пара в состоянии знакомства, каждый хочет понравиться друг другу. Значит, активизируются все положительные программы. Это момент влюблённости, когда преобладает желание дарить. Как только отношения узакониваются — отпадает надобность завоёвывать сердца друг друга и половинки входят в свой обычный жизненный ритм, в котором, зачастую, преобладают эгоизм, гордыня, неумение понять и принять погрешности друг друга. В таком состоянии начинается «притирка» характеров. Здесь огромную роль играет потенциал любви каждого из супругов.

Дело в том, что жизнь так притягивает друг к дружке, что если у одного какое-либо качество слабое или мало, то у другого этого качества хватает на двоих. И как раз любовь как в сообщающихся сосудах позволяет сбалансировать отношения. То есть, не осуждать и не злиться друг на дружку за недостатки, а поддержать любовью и своими возможностями, а также быть благодарными за всё, что делает каждый для своей половинки и семьи.

Маленький пример. Жена сетует на то, что муж не хочет заниматься с сыном уроками. Это означает, что именно жена более мужа наделена педагогическими способностями и поэтому муж интуитивно от этого отстраняется. В идеале в этой ситуации жене надо проявить во всю силу свои способности, а мужу, в свою очередь, благодарно назвать жену умницей. И так в отношении всех качеств в семейных отношениях, не оставляя места для раздражения любого рода. Потому что несогласие и раздражение, как трясина, засасывает в раздор: чем больше не соглашаешься, тем тяжелее принять дальше. Взлететь над этой трясиной позволяют два крыла (покаяние и любовь).

Муж и жена наделены одинаковыми силами и одинаковыми правами и обязанностями, только муж — в физическом мире, а жена — в духовном мире. Глупо выбирать в семье, кто важнее и кто главнее: у каждого свои задачи. Надо стараться уважать и благодарить друг друга за положительные качества, и поддерживая пониманием, помогать избавляться от негативных черт. Мы же, как правило, всё хорошее принимаем как должное, оставляя без внимания, а все огрехи подкрепляем несогласием и обидой. Отсюда и получается такой перекос от любви к раздору. Так что если хочешь себе в мужья «принца на белом коне», стань сама как минимум Василисой Премудрой. Точно также и для мужчины.

Как это сделать? Рецепт прост. Найти золотую середину во всех отношениях: не делать негативное, но и не судить сделавшего подобный негатив, опять-таки с помощью «двух крыльев». Рассмотрим, например, программу ревности: жена ревнует мужа и на этой почве раздор (неважно, внутренний или внешний). Духовная работа жены при каждой попытке рождения ревности: «Господи, прости меня за моё недоверие мужу» и «Благослови нас, Господи, жить в мире и в любви». Работа мужа при каждом воспоминании о ревности жены: «Прости меня, Господи, что злился на жену за её ревность» и «Благослови нас, Господи, жить в мире и в любви». Эту духовную работу надо делать, не допуская рождения мыслей о ревности или её осуждения. При таком подходе программа ревности из семьи исчезнет и настолько быстро, насколько добросовестно к этому подойти. Причём достаточно одному начать — второй обязательно, через некоторое время потянется тоже. Время исчезновения негатива зависит от глубины программы и приложенных духовных усилий, описанных выше.

Очень важное место в отношениях мужа и жены занимает интим. Можно сказать, что интимные отношения супругов — это несущая стена в здании семьи. Если в интимных отношениях появилась трещина, то, как следствие, появляется опасность разрушения семьи. Например, если жена, по каким-либо причинам, при воспоминании о близости с мужем, думает «не хочу быть с ним». Автоматически формируется невозможность мужа ночевать дома: ночные смены, командировки, рыбалки и т.п.. И чем больше несогласия в мыслях жены, тем негативнее причина не дающая мужу быть рядом.

Чтобы облегчить достижения золотой серединки в отношениях, стоит прислушаться к прекрасному стихотворению Светланы Пугач:

Говорите любимым, как счастливы с ними,

Что нет в мире нужнее, дороже, родней…

И мечтами укутайте нежно своими,

Разукрасьте романтикой будничность дней.

Прикоснитесь к любимым рукой и душою,

Своей нежностью их попытайтесь обнять,

Никогда чтоб они не глядели с тоскою,

Чтоб глаза продолжали счастливо сиять!

Вы простите любимым их грусть и ошибки,

Распахните надежде и вере окно!

Вам вернётся тепло в благодарной улыбке,

Испытать это — только влюблённым дано!

Поцелуйте любимых от самого сердца,

Не скрывайте порывов прекрасных своих,

Им позвольте в объятьях своих отогреться,

И понять — это мир есть один на двоих!

Этого стоит придерживаться при каждом удобном случае. Даже если отношения зашли в тупик, это ещё не значит, что всё потеряно. Стоит только начать пересматривать свои собственные(!) взгляды, эмоции, мысли. Стоит только искренне покаяться в своих собственных(!) несогласиях, обидах и настроиться можно с помощью молитв, на положительный лад. И вы вскоре увидите, как мир в семье действительно начинает становиться Миром.

Жена это святое

Артем уверенно делал карьеру. Сегодня он первый день сидел в кабинете директора. Не каждому выпадает. Главное усидеть! Руководить! Никакого панибратства! Строгость даже с секретаршей. Секретарша Анечка внесла крепкий чай, шоколад, печенье.
– Артем Иванович, я всем сказала, что вы сегодня не принимаете. Знакомитесь с документами…
– Правильно мыслите, Анечка, я так я собирался сделать. Всех приучать к порядку и дисциплине.
Анечка, покачивая бедрами, в короткой кожаной юбочке прошлась по кабинету и задернула на окне шторы.
– Небольшой полумрак, Артем Иванович, вам надо после чая расслабиться, отдохнуть. Сегодня гору бумаг придется прочесть. Снимите пиджак, я почищу его щеткой. На вас ни пылинки не должно быть! И обувь вашу надо содержать в идеальной чистоте. Снимите.
Сидя в низком кресле у журнального столика, Артем пил крепкий ароматный чай. Анечка порхала по кабинету. Почистила щеткой пиджак, повесила его на спинку стула. Протерла туфли директора бархоткой до блеска.
– Артем Иванович, вы снимите галстук, я поглажу, а то он слегка замялся, – пропела Анечка и помогла Артему развязать узел.
Анечка подлила Артему густого заварного чая и через две минуты принесла отглаженный галстук. Повесила его на пиджак, наклонилась, и при этом показались ее крутые бедра.
– Артем Иванович, надо складочку на брюках подновить, а то на коленях образуются пузыри. Вы должны из кабинета выйти как огурчик! Снимайте… Не стесняйтесь! Двери все заперты. Снимайте…
Артем не успел допить чай, как Анечка внесла дышащие теплом отглаженные брюки с острой стрелкой. Положила их на сидение стула, низко нагнулась, и Артем увидел, что на Анечке нет трусиков. Артем встал, хотел взять брюки, шагнул к стулу и не понял, как получилось, что он наткнулся на наклонившуюся Анечку.
– Ох! – вскрикнула Анечка, – Артем Иванович, как здорово вы это придумали… Только я не люблю сзади… Лучше мы ляжем… «Искать спасательный круг или уже поздно?» – мелькнуло в голове у Артема, и он выпалил:
– Здесь негде лежать! А то бы иное дело…
– Есть, милый! – зашептала Анечка и вмиг расстегнула рубашку на Артеме и сбросила свою блузочку, под которой, конечно, ничего… Затем нажала невидимую кнопку у маленького диванчика, и тихо зажурчавший моторчик быстро превратил его в широкую и удобную лежанку. – Я сама заказывала эту прелесть на мебельной фабрике. Только я знаю его секрет, а теперь я ты… Кожаная юбочка соскользнула сама собой…
Лежа в объятиях Анечки после обильной любви, Артем спросил:
– А прежний директор знал о секрете диванчика?
– Знал… – призналась Анечка, – но он не умел ценить дисциплину и преданность… Завел себе любовницу из планового отдела. Встречался с ней в мотеле, пока их там его жена и муж его любовницы не прихватили в один момент… Теперь вот на инвалидности… Кто-то его жене и мужу любовницы заранее сообщил… Зачем директору надо было еще из планового отдела… Зачем обманывал жену… Жена – это святое!

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх